НОВОСТИ ФОРУМА:
29/09
Опрос о нововведениях
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Фрагменты истории » Истина и нет [Драконис 9:47]


Истина и нет [Драконис 9:47]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Истина и нет
[html]<center><img src="http://funkyimg.com/i/2KMf5.jpg" class="illust_ep"></center>[/html]
Оставив бывшего Инквизитора лечить душевные раны антиванским вином, Маханон отправляется рассказать правду о происходящем Гаррету Хоуку.

Дата событий:

Место событий:

первая-вторая неделя Дракониса 9:47

Антива, маленькая деревушка в заливе между портами Антива-сити и Риалто

Маханон Лавеллан, Гаррет Хоук
Вмешательство: ГМ по необходимости

+1

2

В полном одиночестве рысить по проселочной дороге под надоедливо припекающим послеполуденным солнцем — даже самое начало весны в Антиве уже вовсю радовало теплом, какого близ Морозных Гор и летом порой не сыщешь, — было до странности неприятно. Сколько ни глазей по сторонам на безмятежно зеленеющие приморские просторы, сколько ни дыши свободой после пыльного и людного торгового тракта, а ощущение тёмной тучи над загривком не отпускает, слишком уж нескладно, неловко всё выходит. Может, и не стоило оставлять Максвелла одного с бутылками, но как быть, если тебя выставляют из комнаты и захлопывают дверь так, что она чуть не слетает с петель? Не желая ни слова слышать ни о долге, ни о чести, ни об обязанностях, ни о Церкви, гори она вся синим пламенем. Нет, руки у мага не опустились, но было очевидно, что его способности вправлять Тревельяну мозги критично ограничены положением подчиненного — это стало понятно еще после разговора с Кусландом. Инквизитор... бывший Инквизитор не на пустом месте полагал себя главным, и Маханон это признавал без сомнений, но всё-таки, всё-таки прислушиваться... Вздохнув, Лавеллан подобрал поводья и сжал ногами бока коня, поднимая того в галоп — со слабой надеждой, что быстрая скачка отвлечёт его от жужжащего роя мыслей.

Хоук, со слов Варрика, обретался сейчас в крохотном местечке под названием Альдас, что лежит на побережье между Антивой и Риалто. Свежий воздух, спокойная жизнь без особых забот и без необходимости снова геройствовать ради спасения всех и каждого — и конечно, Варрик не хотел, чтобы его друга беспокоили и снова тащили в гущу событий. Но отказывать Тревельяну в информации не стал — справедливо, по всей видимости, решив, что Хоук в состоянии ответить за себя самостоятельно. Судя по выспрошенным у местных ориентирам, вон те домики впереди под холмом должны быть как раз этой самой деревушкой. С полминуты понаблюдав с высоты за залитыми ярким светом улочками, пасущимся на ближнем лугу овечьим стадом и редкими силуэтами спокойно идущих людей, Маханон вздохнул и шагом пустил коня вниз.

В приближении к домам скинув капюшон, защищавший голову от высокого солнца, коварное тепло которого у земли пока еще развеивали остатки сильных зимних ветров, долиец поразмыслил и всё-таки спешился, сочтя, что незачем взирать на местных сверху вниз. Лавеллан сомневался, что в таком тихом месте, куда случайно не заехать, знают торговый язык — сложно было оценить, зная Антиву только по записанным в книгах рассказам путешественников да историков, — но не для того он весь вечер допрашивал слугу в поместье Монтилье, чтобы остаться без ключей к информации.

— Querido, dónde puedo encontrar a la signora Hawke?* — на ломком от сильного акцента антиванском обратился он к сидящему на скамье в тени одного из придорожных строений старику, с хитрым прищуром наблюдавшему за дорогой и появившимся на ней путником. Вряд ли это было частым событием в Альдасе — затеряться на пути сюда было куда проще, чем доехать.

Но найти, как сказать нужное тебе на местном языке — это одно, а вот понять, что тебе ответили... Да еще и довольно быстро, с каким-то своим говорком. Лавеллан свёл брови в мучительной попытке вникнуть — но по тому, как старик переспросил названное имя, его то ли не поняли, то ли ответа на вопрос не знали.

— Гаррета. Гаррета Хоука, — предпочёл уточнить эльф, перехватывая узду. — ¿No sabes?*

А вот это сработало уже лучше. Имя старик узнал, повторив его восклицанием и закивав, жестами показывая куда-то дальше по улице. На замешательство Маханона тому жестами изобразили что-то вроде постукивания молоточком... или черпания ложкой?, и снова широкими взмахами — мол, дальше, дальше.

"Эрр... таверна? Кузница?" — теряясь в догадках, Лавеллан повёл лошадь за собой, поглядывая по сторонам, на любопытно выглядывающих, но боязливо держащихся за углом тройку местных босых пацанят, важно прогуливающихся куриц и переговаривающихся о чем-то женщин, косящихся в его сторону. Радовали только курицы. В остальном всеобщее внимание хоть и было ожидаемым и вроде как понятно-терпимым, но эльф скорее предпочёл бы, чтобы его не было. Чувство сверлящих спину взглядов, преследующее ощущение того, что ты здесь как капля масла в чане с водой, инородный, выбивающийся из контекста, даром что было привычным для долийца среди людей, но никогда не радовало. Долетевший издалека звук ударов по металлу отчасти расставил точки над I — хотя бы кузница там действительно была...

А в кузнице был и Хоук. Камень, лежащий на душе, пошевелился и немножко отъехал в сторону — после суматохи Адаманта трудно было не признать эту широкую спину рослого мага, работавшего молотом в глубине кузнечного двора. Мягко говоря, неожиданное занятие для кого-то вроде... или нет?..

— Хоук, — повысив голос, чтобы перекрыть звон металла, окликнул его Лавеллан, остановившийся на краю двора. — Гаррет Хоук! — эльф, дожидаясь, пока к нему обернутся, поджал уголок рта в гримасе неловкости. И рад бы не мешать, да дело как-то совсем иначе складывается.

+2

3

[indent] Хоуку нравилась его жизнь — тихо, спокойно, тепло. Никто не носится вокруг как угорелый и не вопит о спасении мира. А если и нужна бывает помощь, то обычно такая, что лишь забавляет, а не доставляет проблем. На самом деле, он хорошо устроился в этой маленькой деревеньке на побережье Антивы, жители которой были просты и незамысловаты — в основном рыбаки, возившие улов в Риалто, или другой простой люд, не гнушавшийся честной работы. Им не хватало хорошего кузнеца, и Гаррет выкупил старую, заброшенную кузницу вместе с прилегающим к ней домом и восстановил её. Еще в молодости эта профессия пришлась ему по-сердцу, и если бы не постоянные беды, сыпавшиеся на Киркволл, как горох из дырявого мешка, то он мог бы достичь определенных высот в этой области. Сейчас же, ему многое пришлось учиться делать заново. Но Хоук не унывал. Кто-нибудь вообще видел, унывающего Хоука? Вот и жителям Альдаса не довелось.

[indent] Кузница стояла на самой окраине — оно и понятно, кому понравится, царящий в ней шум? Почерневшие от времени и соленного морского воздуха камни, аккуратной кладкой формировали просторное одноэтажное здание с огромными окнами за кованой решеткой, которые впрочем в теплое время года всегда были открыты на распашку, за редким исключением особенно ветреной погоды, которая могла бы помешать работе. На стенах висели необходимые инструменты, на полу стояло несколько наковален разного размера, и, конечно же, душой помещения была специальная печь. Чтобы восстановить её, Хоуку пришлось тащить в Альдас каменщика из Риальто и пить с ним целую неделю, отмечая, сделанную работу. До этого случая, Гаррет считал, что только Варрика перепить не в состоянии, но теперь… Гнома и каменщика из Риальто, ибо этот рыжий бородатый мужик пьёт столько, сколько Хоуку и не снилось. Все запасы у него извел демон, пока, наконец-то, не отбыл восвояси.

[indent] Во дворе, недалеко от основного здания, так чтобы было удобно таскать в кузницу воду, был вырублен колодец, а вдоль стен выставлены кованные решетки – примеры работ или же готовые заказы, ждущие пока приедут их забрать. В этот день, Хоук как раз заканчивал ковать спинку для кровати одной пожилой пары, которым на старости лет захотелось листиков в изголовье. Они-то у него и не получались, а потому ругань стояла с самого утра и оба его подмастерья, предпочли забиться в дальний угол и не мешать, лишь изредка показывая нос, когда Гаррет им что-то приказывал.

[indent] На кричащего у забора эльфа, Хоук не сразу обратил внимание, а лишь когда самый смелый из его мальчуганов — Матео, прокричал ему почти в самое ухо. Остановившись, стащив рукавицу и стерев со лба пот, Гаррет посмотрел на гостя. И хмыкнул. Еще с месяц назад, он получил письмо от Варрика, в котором тот любезно сообщал, что сдал его адрес Инквизитору и тот собирается к нему наведаться. Поэтому явление Лавеллана сюрпризом не стало, хотя ждал Хоук не его. Не имея, впрочем, ничего против эльфа, но всё же: одно дело Вестник и прочая, прочая, а совсем другое один из агентов — мелковато будет. Но разочарование  еще не повод прослыть не радушным хозяином, а потому Хоук подозвал младшего пацаненка и приказал напоить лошадь, дать ей овса, а гостя отправить умыться с дороги. Специально сопровождая тихие слова, размашистыми жестами, которые издалека могли быть расшифрованы не иначе как «гони его в шею», Хоук довольно ухмыльнулся в усы и наблюдал, сложив руки на груди, за тем, как Карлито в припрыжку побежал исполнять приказ.

[indent] Карлосу было двенадцать. Его светлые кучеряшки обрамляли по-детски круглое веснушчатое лицо с карими глазами, похожими на пуговки. Эльфы в их маленькой деревне не были частыми гостями, а потому он откровенно пялился на приезжего, прося следовать за ним, на антиванском, естественно. Мимо кузницы вела тропинка, стелящаяся сквозь недавно скошенную траву, и огибающая главное здание. Там стоял еще один дом, построенный в том же простецком стиле, что и всё в этой деревеньке. Каменные стены его были свежевыбеленными к весне, а ставни выкрашены в зеленый. Перед входом, в тени апельсинового дерева, на котором уже проклюнулись листочки, стоял деревянный стол с двумя скамейками по бокам. А в отдалении нашлась и коновязь, куда и повел лошадь мальчонка, все время что-то треща на родном языке, развлекая гостя:

[indent] — А вы чьих будете? Вам надо что-то сковать? А я тоже уже умею. Знаете, на прошлой неделе я целую подкову выковал. Сам! Хотите я и вашей скую. У нее то вон уже почти совсем износились.

[indent] Когда лошадь была устроена, Карлос занялся гостем. По-хозяйски сбегав в дом, он вытащил от туда чан с водой, чуть было не расплескав жидкость на пороге и поставил его на стол. Снял с шеи полотенце и протянул эльфу.

[indent] — Гаррет сказал вам шею мыть! — уже осознав, что гость не понимает почти ничего из  того, что он говорит, Карлито достал из кармана мыло и попытался изобразить, что с этим куском нужно делать. А потом махнул рукой и убежал докладывать о том, что все указания выполнил.

[indent] Гаррет не заставил себя долго ждать, размашисто прошагав мимо Лавеллана в дом, откуда вынес кувшин с элем и два стакана, которые тут же наполнил, протянул один Маханону, второй залпом выпил сам. Он понимал, что их отношения с эльфом, не были настолько дружескими, чтобы тот заскучал и приехал его проведать. А значит, что-то случилось. А значит, Хоук опять кому-то нужен. Оставалось, в общем-то, не много вопросов: «кому» иу «что на этот раз»? Разлив по стаканам вторую порцию, Гаррет уселся за стол, подперев кулаком голову и внимательно уставился на эльфа:

[indent] — Ну вот, теперь рассказывай, что там опять за катастрофа у вас приключилась? Не в гости же ты ко мне приехал.

+1

4

Хоуков маленький посланник трещал без умолку — и Маханон только морщил брови, не понимая в скоростном антиванском практически ни слова кроме отдельных "я, вы". Но кому я и куда вы — оставалось загадкой. Впрочем, мальчишка уверенно повел лошадь куда-то во двор, и эльфу ничего иного не оставалось, кроме как следовать за ними, натянуто улыбаясь и чувствуя себя неловко из-за неспособности поддержать беседу. Эльф как-то и не думал, что у Хоука может найтись повод погнать его прочь, даже не выслушав, и варианта такого даже не рассматривал. Но лошадь всё-таки рассёдлывать пока не стал.

С удовольствием пользуясь возможностью освежиться и смыть с лица дорожную пыль, Лавеллан, повесив плащ на сучок дерева, склонился над тазом, щедро плеща на себя водой. Мыло, выданное мальчишкой, пахло непривычно, какими-то местными не то травами, не то маслами — эльф, в общем-то, и без указаний разобрался, что это и к чему его применить, осторожно намыливая пальцы, чтобы не стесать стружку белым костяным кольцом на безымянном. Вода натекла на ворот его рубахи, просочилась темнеющими дорожками по ткани, и под ветерком, шевелившим тонкие молодые ветви деревца, стало даже прохладно — но после часов езды с самого раннего утра это воспринималось больше благом, чем помехой. Протянув мокрой ладонью по волосам, чтобы сбить пыль и с них, Маханон наново перевязал хвост и присел на скамью, в просторной тишине двора дожидаясь Хоука. И впрямь, приятное местечко — спокойно здесь, уютно и светло. Завеса над деревушкой была крепка и берегла ее от многих бед, связанных с влиянием магии и вниманием духов — даже если слабым.

Приняв из рук хозяина дома стакан с алкоголем, Лавеллан помедлил пить — резковатый запах эля ударил в нос, Хоук явно предпочитал крепленый... или, во всяком случае, не настолько разбавленный, как в придорожных тавернах. Поставив было стакан перед собой и неопределенно покрутив его пальцами, эльф для приличия всё же прихватил губами с края треть глотка. И правда, крепковато, обжигает нёбо. Перепивший и пошатывающийся вид Максвелла, что ли, так его пронял, что теперь алкоголь в горло не лезет?..

— Ты прав, не в гости, — Маханон вздохнул, констатируя невеселую эту истину. — Катастрофа, к счастью или нет, пока только назревает... хотя что кому за катастрофу, конечно. Но, если вкратце, у нас есть проснувшийся древний эльфийский бог, планирующий сорвать Завесу и утопить мир в хаосе магии, чтобы возродить Арлатан, — тоном каким-то средним между "да и чтоб он подавился" и "как мне всё это дорого" проговорил долиец. — Что с ним делать и как ловить, мы пока представляем крайне примерно. Максвелл пытался сдвинуть с места дело его поисков и дернуть пару ниточек, но Верховная Жрица настолько против, что... в общем, он больше не Инквизитор. Его лишили всех регалий и обвинили в обмане и сокрытии истины. Такие дела, — Лавеллан наконец, наплевав на крепкость, щедро глотнул из стакана, но после отставил его чуть в сторону. — Такие катастрофы. Мы должны были приехать вместе, но он чрезвычайно занят попытками утопиться в бутылке крепкого антиванского из подвалов Монтилье, так что... — маг развёл руками, — ...я здесь один. И мне нужна твоя помощь. Хотя бы в том, чтобы вправить мозги нашему Вестнику, — резюмировал он с очередным тяжелым вздохом.

+1

5

[indent] Эльф, сидящий перед ним как-то неодобрительно косился на эль. Гостя с дальней дороги, конечно, надо было сначала накормить, а потом уже поить, и лишь после допрашивать, но Гаррет был не силен в церемониях и последовательностях, поэтому сразу перешел ко второй и третьей части. К тому же, этим солнечным утром, торчать на кухне ему было совершенно не с руки, а потому за едой в ближайшую таверну был отправлен Карлос. И пока малец не вернулся, оставалось только пить, что тоже не плохо в принципе, особенно в купе с принесенными Лавеланном новостями.

[indent] Выслушав Маханона, Хоук вздохнул — ну вот опять началось: пробудился очередной древний и решил погубить мир. Можно было подумать, что этим парням больше заняться нечем — радовались бы, что вообще проснулись! А их хлебом не корми, дай мир погубить. Вот что за люди?! То есть эльфы. Гаррет вздохнул еще раз, выпил и почесал затылок.

[indent] — Что-то я не понял как одно связанно с другим. — сверля Маханона взглядом, сказал он. — А главное для чего я опять понадобился, если где искать этого бога вы не знаете. Думаешь он мне письмо написал? — усмехнулся кузнец, поглядывая за спину Лавеллана не идет ли Карлос, а то гость какой-то уж больно хмурый, словно тяготы всего мира возложили ему на плечи и они теперь давят, как наковальня. Кстати, о наковальне. Хоук прислушался и одобрительно кивнул, услышав четкий мерный стук, доносившийся из кузницы: Матео трудился не покладая молотка, как и обещал. Хороший малец. Выйдет из него толк. —   Я бы, конечно, удивился такому вниманию, но отправил бы умника в бездну. Мне этот мир и без магии по душе.

[indent] Новость о том, что бывший, теперь уж, Инквизитор опустошает подвалы Монтилье и вовсе Гаррета не опечалила, а наоборот. Ну подумаешь горе горькое сняли с должности. Тревельян, если Хоуку память не изменяет, был мужчиной семейным, вот и радовался бы представившейся возможности провести с ними время, а не вести очередное сражения, и уж тем более не дно у бутылки искать. Но, чужая душа потёмки, что уж тут и говорить.   

[indent] — А сам чего, не можешь? Он же теперь получается тебе не начальник. — заметил Гаррет, подливая эля в стаканы, и спрашивая заодно. — К тому же, как именно ты хочешь чтобы я помог? Отобрать у него бутылку? — Хоук давольно усмехнулся в усы, представляя как лишает однорукого вояку последней радости в жизни. Это было бы столь же печально, сколько забавно. — Вот только, тот кто ищет, тот всегда найдет. И бутылку в том числе. — заметил он, вновь выпивая и вновь поглядывая Маханону за плечо. Где там уже Карлито? Интересно, сколько может выпить остроухий без закуски, прежде чем его развезёт? — Кстати, о поисках. Что там за бог у вас пробудился?

+1

6

— Великая дорога начинается с малого, — усмехнулся Лавеллан на комментарий Хоука о ненаписанном письме. — Я бы и рад позвать тебя сразу на финальную битву с очередной гребаной проблемой этого мира, но её пока не назначили, — эльф развёл руками. — И есть серьезно опасение, что если до этого дойдёт, мы уже ничего не сможем изменить. Но не делать же совсем ничего... эх, — Маханон откинул голову, вдыхая свежесть гуляющего над двором ветерка, спокойного, солнечно-высокого неба, прогретых крыш и близкого моря, которое знай себе шумело пенным прибоем да знать не ведало о треклятых угрозах, что все сущее пойдёт кувырком фатальных перемен.

— Если никто так и не узнает и всё это останется только внутренней проблемой Инквизиции и пары вовлеченных лиц, если мы продолжим бояться что-то предпринять прямо и станем дальше обходиться большой политикой, боюсь, в итоге будет хуже, чем надеется Верховная Жрица. У тебя есть опыт, Хоук. Но если ты сейчас укажешь мне на людей или кого угодно еще, кто лучше тебя способен справиться с такой проблемой, я незамедля отправлюсь к ним. Если ты можешь кого-то порекомендовать и на кого-то положиться, я буду рад и такой твоей помощи. Хотя, пожалуй, с Тревельяном всё-таки крепкой руки попрошу, — усмехнулся долиец, чуть прищурившись на куда более массивного и высокого мага по другую сторону стола.

— Формально — нет, — пояснил он про субординацию, качая головой. — Но я не собираюсь становиться еще одним копьём ему в брюшину. Может, Максвелл и не самый толковый предводитель, но он — герой, Гаррет. Благодаря ему мы пережили предыдущий кризис. Я знаю, его критиковали за многое, как сделанное, так и нет, но он видел и пережил то, что немногие могли бы. Для меня он был и останется Инквизитором, и я не собираюсь сейчас указывать ему на место так, как это сделала Верховная Жрица своим эдиктом. Да он и сам не то чтобы спешит, — с тихим смешком Маханон пожал плечами, припоминая хлопок дверью. — Признавать, в смысле. И я могу его понять. Но не принять путь, которым он пытается справиться с проблемой. Меня он не слышит и не слушает, и это тоже ожидаемо. Однако, если бутылку будешь отбирать ты, больше шансов, что он вспомнит, кем является. Я-то не особенно пример для подражания, — долиец с усмешкой снова развел руками. Послушать и посмотреть со стороны, так речь вовсе и не о глобальных проблемах велась, а словно о сплетнях с последнего бала или о ценах на ярмарке. Переваливая за определенный предел, количество проблем просто перестаёт казаться поводом для исключительной серьезности, подчеркивающей их важность. Наоборот, провоцировали на смех и сарказм — потому что усиливать серьезность тоном и взглядом было уже просто некуда.

— Ну, технически, — Маханон снова взял в ладонь стакан и поболтал содержимое в нём, озадаченно рассматривая. Да, правда, некоторые новости и сведения просто так без алкоголя не выложишь. — Он не совсем чтобы бог, хоть и стоит близко. Фен'Харел, которого мой народ почитает как опасного предателя и воплощение зла — один из первых эльфов, существовавших во времена Арлатана. Как и все мы, он смертен. Просто... гораздо более трудно смертен, чем большинство. Ты, кстати, и сам встречался с ним — когда еще никто из нас не знал его настоящей натуры. Солас, ты помнишь этого мага-отшельника, — Лавеллан саркастично поджал губы. — Он исчез после того, как в последней битве с Корифеем была уничтожена сфера. Сфера, как оказалось, принадлежавшая ему, прозванному Фен'Харелом. Не будь она разбита, мы уже сейчас столкнулись бы с обрушением Завесы. Но теперь к нему в руки попал подобный утерянному артефакт, такая же сфера фокусировки. Его агенты похитили ее из Минратосского круга, оказавшись быстрее Инквизиции. Теперь стоит вопрос ребром о том, сумеет он найти, чем ее зарядить, или нет. У нас есть предположения, как это может быть сделано, поэтому мы сначала подняли на дело Серых Стражей... даже без Максвелла, договор с Инквизицией так просто не расторгнуть, так что я рассчитываю на то, что командор Кусланд выполнит свою часть сделки, — эльф мрачно усмехнулся. Хотя бы что-то они успели сделать. И обещанная Кусланду "услуга", как ничто иное, может стать его поводом не сойти с доски просто так. — Но одними поисками на Глубинных Тропах ограничиться нельзя. Максвелл не посвящал меня во все детали плана, я знаю только, что после встречи с тобой он рассчитывал отправиться в Тевинтер. Он говорил что-то о том, что у тебя много связей и всего такого, но...

Понемногу потягивая в процессе объяснений уже переставший казаться таким откровенно жгучим эль, Лавеллан заглянул в свой стакан, обнаружил его пустым — и подвинул к Хоуку, чтобы тот мог подлить ещё.

— В общем, такое вот проблемное поле. Поэтому и я и хочу начать с возвращения Максвелла. И услышать, что ты обо всем этом думаешь. А там уже будем что-то решать, куда бежать и что делать... — вздохнув, он запустил пальцы в волосы на затылке и уставше потёр шею, с которой весь этот ворох проблем не слазил, пожалуй, с самого разговора в библиотеке Великого Собора. Ну, если не считать ряда моментов в Джейдере — коснувшись мыслью этой памяти, тонкими ниточками надежды и тревоги сплетенной с ближайшими планами наведаться в Риалто и оставить о себе весточку, Маханон неосознанно улыбнулся себе под нос...

+1

7

[indent] «Великая дорога начинается с малого» — повторил про себя Гаррет и вздохнул, точно зная, что за такими красивыми словами обычно приходят кровь, грязь, кишки на его руках и прочие «радости» жизни. Он бы даже перефразировал эльфа: великая дорога стелется на полях крови, или великая дорога начинается с кишок в твоих руках, или как-то так. Ему очень в такие моменты не хватало Варрика. Вот тот бы точно нашёл что сказать на всю эту поэзию или патетику. А Хоук плохо разбирался в тонких гранях между ними.

[indent] — Тот кто ждет, когда назначат дату битвы, заведомо ставит себя на позицию проигравшего, — тихо заметил он, сверля собеседника взглядом. Если бы Гаррет выжидал, а не шел в бой, его жизнь могла бы сложиться иначе. Или не сложиться вовсе, оборвавшись где-нибудь в Лотеринге. Зачем бежать от Мора? Авось он и сам стороной пройдёт. — Мы же не девочки, чтобы ждать приглашения на танец.

[indent] Выслушав горестные «если» эльфа, Хоук лишь усмехнулся. Опыта у него было не занимать в разных областях, вот только и стремления петь о проблеме на каждом углу он не одобрял:

[indent] — А вы хотите чтобы все узнали? Ввергнуть мир в панику? Хорошая идея, что не говори, — кивнул он и с присущем сарказмом добавил. — Люблю когда люди носятся без разбора и орут. Очень это, знаешь ли, вдохновляет, — Гаррет бросил вдохновленный взгляд на муравьёв, подбиравшихся к кувшину с элем и нарочито промахнулся пальцем мимо одного из них, наблюдая прекрасную картину того, как насекомые начали в панике разбегаться от тычков его пальцев, сталкиваясь друг с другом, двое из них даже перевернулись. Зрелище, конечно, забавное. Но Хоуку не хотелось быть одним из таких муравьев, натыкающимся на другого в попытке не дать миру погрязнуть в хаосе разрушенной завесы. А без четкого плана, без координации, именно так всё и будет. Кого бы не набрали в свою армию Тревельян с Лавелланом, без предводителя это всего лишь толпа бестолочей.

[indent] — Махо, ты… — хотел было что-то сказать Хоук, но эльф не обрадовался такому своевольному обращению с именем и исправил его. С точки зрения Гаррета, что одно, что другое было шито примерно одними нитками и он, лишь пожав плечами, продолжил. — Хано, ты вроде парень не дурак. Герой — слишком большая ответственность, чтобы заставлять кого-то её нести. Либо человек её принимает, либо нет. И если Макс пить изволит, то тут я тебе не помощник. К тому же, не вижу катастрофы в кратковременном запое. Всем бывает нужно. — пожал плечами он, явно не собираясь кудахтать вокруг Инквизитора, то есть теперь уже бывшего, словно наседка. И на Лавеллана посмотрел с некоторой опаской, уж больно тот выглядел не к месту заботливым, и только наличие у Тревельяна жены, удерживало Хоука от подозрений касаемо отношений этих двоих. Хотя, кому жены и мужья мешают при желании-то?

[indent] А вот историю про Фен'Харела, Гаррет выслушал с интересом, вспоминая длинного лысого эльфа, о котором говорил Лавеллан. Тот ножеухий, был слишком скучный и говорливый. Казалось, что ему в целом всё равно кто перед ним, лишь бы с ушами, готовыми слушать. Не понятно зачем ему сдались какие-то сферы, если погубить мир он мог бы уже только занудством.

[indent] —  Помню я его. Редкостный зануда. — поддакнул Хоук, когда ему предоставили такую возможность, ловя себя на мысли, что  есть между этими двумя представителями ушастого народа нечто общее. Хотя Махонон казался поживее, но вот эти стенания по Тревельяну начинали медленно перемещать агента из категории «приятный собеседник» в «ну его на фиг».

[indent] — Всякого такого у меня действительно много. Например, вот эль есть, и еда пришла. — усмехнулся Хоук, наблюдая как Карлито старательно тащит объемную сумку, неудобной, от посудин внутри, формы. И даже палец его не шелохнулся, чтобы помочь мальчишке, хотя он и мог бы запросто переместить содержимое на стол, коснувшись Тени. Но нет. Да и пусть пацан вырабатывает характер и превозмогает. В жизни потом пригодится. Отца у братьев не было. Он помер еще до того, как Гаррет присмотрел себе дом в этой деревеньке, и не то чтобы Хоук сразу взял мальчишек под своё крыло, но взялся делать из них кузнецов, ну и мужиков за одно, пока мать и бабка не воспитали из них слюнтяев.

[indent] Карлос поставил свою ношу на землю рядом со столом, все еще продолжая косится на эльфа одним глазом. Сбегал в дом, принес доску, нож, половник, ложки и тарелки. Сначала он извлек из сумки буханку хлеба, которую судя по запаху, мгновенно распространившемуся над столом, испекли совсем недавно. А потом с трудом, но вытянул обернутый в полотенце котелок.

[indent] — Иди к брату, дальше я сам, — ласково потрепав мальчишку по кудрявой белёсой шевелюре, сказал Гаррет и кивнул Маханону на нож. — Хлеба, порежь, — сам же взялся разливать красную антиванскую мясную похлебку по тарелкам.

[indent] — Итак, подытожу как я тебя понял, — сказал Хоук, когда всё было готово. — Ваш план в том, что плана у вас нет, — хмыкнул он и, дзынькнув своим стаканом об эльфийский, выпил и закончил фразу. — И вы мечетесь по всему Тедасу, собирая сторонников, — сделав паузу, чтобы хлебнуть супа, Гаррет продолжил излагать своё мнение. Ведь Лавеллан именно за этим к нему и пришел? Так что пусть внимает и жует, пока его не развезло. Все же Хоук не был уверен в способности Маханона пить эль с тем же самозабвенным талантом, что и Варрик. — Так вот, я думаю нам не хватает информации. Все, что ты говоришь лишь неопределенные домыслы, которые мало кого вдохновят. Хотя идея с Кусландом мне нравится. Но кроме стражей, вам нужен еще кто-то, определенно эльф, который сможет войти в доверие к Соласу и его приближённым, и сообщать об их планах. Иначе мы будем слепыми котятами в этой войне. А это не только неприятно, но и опасно, — подытожил он, протягивая руку к куску хлеба и запихиваю часть от него в рот. — В любой битве нужна стая, — жуя, продолжил говорить Хоук. — И судя по твоим исчезнувшим то тут то там собратьям, Фен’Харел такую себе собрал. И вам надо. Только не бездумно тыркаясь ко всем подряд. Так вы потом замучаетесь долги раздавать, — пояснил он. — Не все готовы рисковать шкурой за бесплатно. А учитывая, что собираете вы не обычных граждан, чьи интересы не далеко простираются от простых человеческих желаний, то долги ваши, может так случится, начнут сталкиваться лбами.

Отредактировано Garrett Hawke (2018-09-07 20:15:43)

+1

8

— Именно поэтому мы и делаем первый шаг, — таким же негромким голосом отметил Лавеллан на комментарий о танцах, вставленный как будто не уловившим сарказма в формулировке Хоуком, задержав взгляд на глазах бородатого героя напротив. — Ищем его сами, пока Верховная ждёт приглашения и думает, что сможет ему отказать.

Эльф со сдержанным раздражением вздохнул, когда и Защитника понесло в те же крайности: если не молчать в тряпочку, так обязательно кричать на каждом углу. Отчего же так радикально? Маханон прекрасно осознавал, что своя доля секретности необходима, критически важна даже в таком тонком деле, как межрасовый конфликт — но, выслушав соображения Тревельяна, не мог не согласиться, что секретность и осторожность Верховной слишком уж велика, перекручена по рукам и ногам десятком других проблем, требующим от неё учета и внимания — иначе мир, который она продолжала толкать к переменам, рисковал уйти в коллапс конфликтов и без срыва Завесы. Но не всё в этом мире должно зависеть от воли и позволения одной женщины, какой бы умной, хваткой и осведомленной она ни была.

— Отнюдь. Никто из нас не строит планов ставить мир на уши, — хмыкнул остроухий, скосив взгляд куда-то в сторону. — Но круг вовлеченных лиц очень уж нуждается в расширении. Ты ведь, например, не побежишь рассказывать на каждом углу о том, что от меня услышал, верно? Так и с остальными, чьей помощью я... мы с Вестником надеемся заручиться. Но Верховная боится вот такой огласки, как ты и сказал. Боится еще большей суматохи, что дело выйдет из-под ее личного контроля. И этот страх нам не раз ещё помешает...

А вот следующий комментарий Защитника заставил эльфа примолкнуть, озадаченно поджав губы. Взгляд его под наморщенными бровями окрасился недоумением. Слова Хоука были разумны и проливали для долийца свет на проблему с другой стороны — той, о существовании которой ему, никогда героем не бывавшему, и подозревать было неоткуда. Хотя, наверное, дело было не только в этом. Как так можно, хотелось ему спросить. Слишком большая ответственность, чтобы вот так взять её и бросить, разве нет? Какое, Пустота побери, право и время для Тревельяна сейчас напиваться до чёрных кругов под глазами и отёкшего лица? Долиец в тихой ярости возмущения нахмурился и отвёл взгляд в сторону.

— Дерьмовое время он выбрал для запоев. И дерьмовую причину. Хотя и не мне судить, но... Ты не видел, в какую моральную задницу его до этого загнала жизнь под каблуком Верховной. И я боюсь, как бы вот эта вся канитель с лишением прав не добила его окончательно. Может, и зря боюсь, — вздохнул эльф, с сомнением глядя на свой стакан. — Но ты знаешь, какой герой из Тревельяна. А остаться совсем без героя сейчас было бы очень некстати. А Верховная ведь на то и рассчитывает, что он сломается и остановится.

Примолкнув на время, пока у стола околачивались детские уши, Маханон сдержанно улыбнулся любопытствующему пареньку и снова приложился к стакану, прежде чем взяться за предложенный нож и внести свою лепту в подготовку обеда, будящего ароматами аппетит вопреки всем сжимающим желудок тревогам и тяготам. А может, и эль так влиял заодно, разогревая душу и расслабляя привычно свитые в тугой деятельный комок нервы.

— Ну, не то чтобы совсем нет, — поморщился он, подняв стакан навстречу Хоуку и выпив глоток вместе с ним. — Какой-то план был, хоть и, повторюсь еще раз, не в моей голове. Вот чего точно не было, так не было расчёта, что Верховная сразу решится на такой шаг. Думалось, хоть полгода, хоть несколько месяцев, но будет, прежде чем она дотянется. Однако... — Лавеллан вздохнул и развел ладонями, мол, имеем что имеем. С тем и придётся работать. — Хоук, ты же не думаешь, что никто из нас все это не оценил и не обдумал заранее? К кому идти, что предлагать, чего просить? Вот только весь список контактов подвязан к Тревельяну. И я не знаю всего, что было у него на уме. Это ладно, ты еще меня знаешь и готов выслушать, а другие? То-то и оно, — уделяя внимание пока еще горячему супу, Маханон взялся за ложку. — В этом и проблема. И главная причина, по которой я не могу оставить его в этом заслуженном запое свободной в выборах личности, — долиец саркастично фыркнул, принимаясь за еду и с мстительным упрямством откусывая от ломтя хлеба.

— Что же до информации, — не совсем внятно добавил он, прожевав. — Видишь ли, какая штука... Ты, думаю, прекрасно помнишь Верховную по времени в Скайхолде. И знаешь, чем она занималась для Инквизиции. И догадываешься, что с восхождением на Солнечный Трон она не перестала этого делать. Уже для себя. Так что я не сомневаюсь, что попытки проникнуть в ряды армий Фен'Харела предпринимались всегда. Вот только всё, что я знаю сейчас и что знал Тревельян — это то, что после того ряда событий в Тевинтере след сторонников Волка был потерян. Шпионы Верховной вернулись ни с чем. Во всём винят его контроль над элувианами, эльфийскими порталами для путешествий в любой уголок мира. Говорят, человеческими ресурсами отследить его перемещение по ним невозможно. Будет восхитительно, конечно, если кому-нибудь удастся это опровергнуть, но пока... пока не то что это, а весь план грозит обернуться пшиком, если Тревельян сойдёт с дистанции. Думаешь, так и должно быть? — эльф поднял глаза на Гаррета, саркастично поджимая угол рта. — И стоит оставить Максвелла выбирать, хочет ли он быть героем, и если ему расхотелось — сложить руки и вернуться домой? В другой раз соберемся, ничего, Солас подождёт, как хороший вежливый древний эльф? Не пойми меня неправильно, я рад был бы так сделать — мне есть, к кому возвращаться, — ну, правда, не то чтобы возвращаться, да и насчёт "есть" приходилось истовой верой заглушать едко подсасывающий под ложечкой страх худшего, но эти детали Хоуку знать уже не обязательно. — Да только не вижу я, как, зная всё это, можно просто закрыть глаза и сказать, мол, дело добровольное, а в добровольцы всегда найдутся кто-нибудь ещё, кто не я. У меня был выбор, сидеть в особняке и ждать, пока Максвелл соберется с мозгами — или ехать сюда, к тебе, и посвящать в дело, не откладывая еще на неделю, на две, на три. Думаешь, надо было поступить иначе?..

"...и вообще тебя не трогать, оставив на мирную жизнь в этой чудесной пасторали без лишних знаний. Ну, извини, что ли?.."

0

9

[indent] — Откуда ты знаешь? — усмехнулся Хоук, услышав уверенные слова долийца о том, что рассказывать на каждом углу Гаррет не побежит. Не побежит, конечно, что он мальчик какой-нибудь чтобы бегать?! Но суть не в том. — Может я так заскучал, что умом тронулся и жажду внимания к собственной персоне? Старость не радость, говорят, — откровенно наигранно вздохнул Хоук и по глазам его легко угадывалось, что сказанное лишь шутка. Но в целом, как и в каждой шутке, доля правды в ней была: Маханон не мог знать наверняка побежит он или нет, а если и побежит, то к кому и зачем. — Видишь ли какое дело, знать кто к кому побежит и что расскажет, можно лишь за ограниченное число людей, как правило очень близких, к которым не надо ехать за пол Тедаса, чтобы поделиться новостями. С другими же, да пусть даже и со мной, ты ни в чем не можешь быть уверенным, — хотя, Хоук и был полностью на стороне Маханона, Тревельяна и кого там они еще успели подписать на это не оформившееся каким-то конкретным планом предприятие, а постращать младшего товарища был обязан. Очень уж часто предательство встречается на пути добродетелей и становится неожиданной преградой, последствия которой не предсказуемы, а зачастую смертельны. — Откуда ты знаешь, чьей помощью уже заручился Солас? И кто из тех, кто кажется не побежит сеять панику, будет водить вас за нос?

[indent] О Верховной жрице, Агент отзывался не то чтобы совсем негативно, но как-то неодобрительно и без должного уважения, что ли. И хотя Хоук не был большим её фанатом, и поклонником отдельно взятых решений, он не мог не признавать того факта, что Маханон и Лелиана смотрят на ситуацию под разным углом ответственности, и может быть решение сместить Максвелла не такое уж и плохое. По крайней мере, статус героя, Вестника, никто не в силах у него отнять. И люди пойдут за ним, не зависимо от того чью гвардию Тревельян возглавляет и возглавляет ли. А вот быть в стороне от поспешности его решений, держать ситуацию под контролем, доверять своим людям и знать, что они не строят планы у тебя за спиной. Что ж, Гаррет понимал опасения Верховной жрицы.

[indent] Суп, который притащил Карлос был изумительно вкусный. Только ради удовольствия есть его с завидным постоянством, нужно было поселиться в этой глуши. В соседней-то деревне, так не готовили. Тут и сноровка важна, и рецепт семейный.

[indent] — Я тебе сейчас страшную вещь скажу, — выслушав, рассуждения эльфа о героях и попытках Лелианы сломить Максвелла, Хоук оперся руками на стол, приблизившись к Маханону так, словно и правда хотел поведать ему страшную тайну. — Когда-то, никто из нас героями не были. И даже не планировали ими стать. Мы не просыпались утром с мыслью: а не стать ли мне сегодня героем, не искали подвигов. Просто обстоятельства складывались так, что кто-то должен был сделать то, что мы делали. Вот и всё, — пожал плечами он, доливая эль в стаканы, заодно отмечая, что кувшинчик-то скоро подойдёт к концу и лениво соображая, что придётся встать и принести еще. — Но стоит один лишь раз так поступить, взять на себя ответственность, как все следующие проблемы будут неизменно стекаться к тебе, — прищурившись, смерив долийца хитрым взглядом, Хоук усмехнувшись, задал вопрос. — Зачем становиться героем самому когда есть Тревельян? И напрасно ты думаешь, что люди тебя не послушают. Я же слушаю. К тому же, не всё всегда зависит от того, Кто говорит. Но и от того Что и Как говорится. Даже самый прославленный герой может нести такую чепуху, что лучше бы молчал, — хмыкнул Гаррет и, залпом допив содержимое стакана, добавил. — А время всегда дерьмовое, — заметил он, но выслушав полную сарказма и красивых слов речь Маханона. — Но допустим, я согласился. Отобрал у Макса бутылку, стою держу её на вытянутой руке, под потолком, чтобы он не допрыгнул . Что дальше?

[indent] Взяв паузу на то, чтобы пожевать, пока еда совсем не остыла, Гаррет думал о насущном. Армия это дорого, её надо кормить, вооружать, содержать в боевой готовности, а судя по количеству пропавших эльфов, сборище у Соласа было масштабное. И даже не в том вопрос, что этот ушастый планировал делать вместе с сородичами, а чем он их кормил и каким образом оставался незаметным.

[indent] — Я не понимаю как и где можно скрыть такое количество эльфов. Они должны что-то есть, где-то закупать провизию, одежду, оружие, — поделился соображениями Хоук, прислоняя ложку к краю тарелки. — Не охотой единой жили долийцы, ведь так? Сколько долийских кланов ушло с Соласом? А сколько эльфов покинули эльфинажи? Даже если перемещаются они путем порталов, допустим, скрыть пять человек и пятьдесят пять разные в объёме задачи. А там где армия, там и закупки существенные и заметные. Варрика надо попросить подёргать за ниточки. Кто-то из торгашей должен Соласу помогать. Ну или… — Гаррет сделал паузу, осмысливая неожиданно пришедшую идею, пытаясь понять насколько вообще такое возможно с технической точки зрения, но чем черт не шутит с этими древними божествами. — От какого сна ты говоришь он очнулся? Думаешь ему хватит могущества погрузить в такой целую армию? Ну а что? Спят себе, в ус не дуют, жрать не просят, а когда настанет момент, очнутся.

+1

10

Выслушав придирчивые шуточки Хоука по поводу надежности и доверия, Маханон отчетливо ухмыльнулся, опираясь предплечьем на стол, и так же пытливо заметил, щурясь не без лукавства на один глаз:

— А откуда ты, например, знаешь, что я сам не агент Фен'Харела? Ну, уши там и всё такое, — маг с исследовательской задумчивостью пальцем потрогал себя за острое ухо, словно проверяя, действительно ли оно острое, — вроде на них похож. Или, например, что я говорю правду про пьющего как не в себя Инквизитора, а не выдумываю абы что, потому что, мм-м, меня подослала Верховная Жрица с целью... не знаю, ну с плохой, в общем, целью какой-нибудь? — не смог сходу придумать такую чушь Лавеллан и усмехнулся, колко рассматривая бородатого собеседника. — Вот в том и дело. Никто из нас не может быть уверенным. Но мы можем предполагать и полагаться. В общем-то, нам больше ничего другого не остаётся. И, сам понимаешь, зная тебя — шансы не пролететь свиньям в корыто с доверием несколько повыше, чем со многими другими кандидатами. И мы или рискуем, или сидим и ждём, пока нас пригласят на танец.

Когда Хоук приподнялся и подался вперёд, Маханон инстинктивно отклонился назад, предпочитая оставаться на плюс-минус прежнем расстоянии. С глубоким скептицизмом подняв бровь, он внимал рассуждениям Гаррета о природе героизма — и на лице его ближе к концу все отчётливее читалось "ты серьезно, что ли?", примерно граничащее с "Хоук, тебя в детстве не роняли? А хотя кого я спрашиваю...".

— Ты не все люди, — тихо, но неожиданно серьезно возразил Лавеллан. Не похоже, что для него эта тема была хоть в какой-то мере поводом для веселых замечаний и шутливых вариаций. Ну да, не то что падение Завесы от рук древнего бога. — И что бы, как бы я не говорил, Хоук... я эльф. И я долиец. Ты, быть может, живёшь здесь и сейчас далеко от всего этого, но ты посмотри вокруг на тех, с кем живешь. Когда я уеду, ставлю золотой соверен, ты услышишь от деревенских не одну фантазию о диких эльфах и волнение о том, зачем я приезжал и что им теперь грозит. Поверь мне, моё лицо — не лучшая карта для переговоров даже с высшими эшелонами, — Маханон взглянул на Гаррета с укором, словно ребенок, которому попытались задвинуть про аиста и капусту, и это обидно, потому что он-то уже знает всю правду и не ведётся на красивые сказочки.

— А дальше, — откликнулся эльф, когда разговор вернулся к теме Тревельяна, — мы, в идеале, получаем более-менее впечатленного и трезвого Вестника, с которым обсуждаем дальнейшие его планы, он задает тебе вопросы, какие хотел задать, и... не знаю. Кто в лес, кто по дрова, — проворчал Лавеллан, вместо абстрактного планирования предпочитая уделить внимание остаткам супа.

— От древнего, — буркнул маг, который сам знал не сильно больше, на следующий вопрос. — Как мы сделали вывод, он впал в забытье после того, как установил над миром Завесу. Это было бы разумно, даже бога такое деяние оставило бы без сил, — рассуждая, Маханон чертил в воздухе зажатой в пальцах ложкой неясные подчеркивающие фигуры. — С Завесой Арлатан пал, на его костях восстал Тевинтер, рухнул с приходом андрастианской Церкви и... вот только сейчас он проснулся. Я не знаю насчёт всеобщего сна, всё может быть. Ушедшие с ним эльфы сейчас скрываются на Перекрестках, в части реальности между Тенью и нашим миром, и о природе этих мест мы знаем очень мало. И прости, — с сожалением помотал головой Лавеллан, — я не в той позиции, чтобы действительно обсуждать с тобой планы дальнейших действий. Хотя я рад, безусловно, что они у тебя есть. Это то, что Тревельян, я думаю, хотел бы от тебя услышать. А я всего лишь агент Инквизиции, Гаррет. Один из многих. Лорд Инквизитор... Вестник, я уверен, расскажет тебе больше, и с ним вы сможете об этом поговорить и принять решение. Моя область знаний в другом — работа с артефактами и воссоздание Якоря. О делах штаба Инквизиции я осведомлен ровно настолько, насколько мне положено, а это едва ли больше, чем "я понятия не имею", — Маханон виновато поник, рассматривая опустошенную свою тарелку с явной неприязнью и обеспокоенностью тем, что вот так стукается лбом в пределы своей досягаемости. Он хотел бы сказать больше, обсудить больше, посвятить в большее — но было не во что. Всё упиралось в Тревельяна и его решения, его связи и выборы действий, а он, дурак, был слишком наивен думать, что обеспокоенный проблемой Волка Инквизитор будет стоять подле дела несмотря ни на что...

+2

11

[indent] Гаррет усмехнулся, внимательно наблюдая за тем, как эльф проверяет на месте ли уши. Нет, ему и в голову не пришло, что Маханон мог быть агентом Фен'Харела. Конечно, друзьями их назвать нельзя, но кое-что об ушастом Хоук понял еще в прошлые встречи и оно никак не вязалось с  желанием ввергнуть мир в пучину хаоса или уничтожить, скорее наоборот. С таким обостренным чувством долга и неравнодушием к общим проблемам, встать на сторону Соласа Лавеллан не мог. Если, конечно, его не принудили. Как не крути, но у всех найдутся больные места и точки, на которые можно надавить, чтобы достигнуть цели, но, для попавшего в капкан, парень выглядел слишком спокойным. Так что да, в искренности слов и рассказа, у Гаррета сомнений не было.

[indent] — Это потому, что у меня ни свиней, ни корыта. А на нет и шансов нет, — отшутился он, неопределённо махнув рукой в сторону двора. Что уж говорить, что и лошадь кузнец не держал, пользуясь любезностью соседей при необходимости. К чему ему лишние проблемы, которые неизбежно доставляет любая живность? Хоуку и двух пацанов в кузнице хватает, за которыми нужен глаз да глаз, чтобы неровен час они не отхерачили себе важные части тела кувалдой. Хотя о том чтобы завести мабари Гаррет, естественно, думал. Как думал бы любой ферелденец. Но дальше дум так и не ушел.

[indent] — Можно подумать должный всем беженец, выглядел многим лучше. — хмыкнул Хоук, задумчиво разглядывая татуировку на лице скептично настроенного Лавеллана. — Но знаешь, меня это как-то не останавливало, — да и разве были у него шанцы свалить валившиеся одна за другой беды на кого-то другого? Отвернуться? Сдать город кунари? Сбежать, а не ринуться в бой? Как можно уважать себя после этого? Зная, что мог, но не захотел? — Поверь мне, когда мир действительно полетит в Бездну, людям будет по хер долиец ты или кунари, мальчик или девочка, маг или храмовник. На самом деле все срать на это хотели. Лишь бы был кто-то, кто готов встать между ними и бедой.

[indent] Дальнейшие же рассуждения и вовсе повергли Гаррета в замешательство. Получалось, что ему не только Тревельяну мозги вставлять, но еще и Лавеллану? Он что, только что получил двух по цене одного? Или ушастый специально сидит прибедняется, напрашиваясь на комплименты?

[indent] — Не всего лишь, — поправил его Хоук. — Ты не равнодушный агент Инквизиции. «Один из многих» ехал бы не ко мне, а домой к жене и детям, к мамке, к шлюхам в борделе, или что там еще молодёжь интересует, — отмахнулся он, наблюдая как Лавеллан шарит грустным взглядом по дну пустой тарелки. Может ему супа налить еще? Потянувшись к половнику, Гаррет поскреб им по стенкам котелка и вылил остатки эльфу. Чтобы не грустил. А то взял моду! — Ты ешь давай, а не в печаль впадай. — по-доброму похлопав Хано по плечу, Хоук взял опустевший кувшин и пошёл в дом за добавкой, спустился в под пол и крикнул уже от туда, не сомневаясь, что его звучный голос долетит до остроухого сквозь настежь раскрытые двери. — Слышь, а можно я так и буду тебя звать «эй ты, один из многих»? Ну раз тебе нравится себя так обзывать, чеб и мне не?

[indent] Наполнив кувшин и прихватив с полки связку тонких копченых колбасок, Хоук собирался уже вылезти наверх когда уперся взглядом в спрятанный, обернутый грубой тканью, цвета выжженного солнцем луга, посох. Неужели снова придётся за него взяться? «Что ты делаешь, Гаррет. Уймись уже. Хватит с тебя подвигов и геройства» — невзначай подумал будто бы и не он, а кто-то другой прокрутил в голове эту мысль, но лишь вздохнув Защитник вылез обратно. Уселся за стол, привычным уже жестом разливая эль.

[indent] — И всё же, это самая странная просьба, с которой ко мне когда-либо обращались, — возвращаясь к основной теме разговора, сказал он, отхлебнув очередную порцию эля. — Ну ты знаешь, обычно просят убить кого-нибудь, или найти, или нуждаются в защите или, на худой конец, нужно мир спасти. А вот нянчить здорового мужика меня еще никогда не просили, — усмехнулся Хоук и почесал в затылке, глядя на послеполуденное солнце, что-то там  прикидывая у себя в голове. — Хотя че бы и нет. Антива не так уж и далеко, так что я вполне могу позволить себе навестить там товарищей. Когда выезжаем? — Скакать куда-то сейчас, после обеда, было жутко лениво. Он уже отвык от такого темпа жизни, был слишком стар для этого дерьма, и прочее и прочее. В конце концов, а как же вздремнуть? С другой стороны, раньше поедешь, быстрее вернёшься. К тому же, не такое уж и большое влияние, как Маханону казалось, он может оказать на Максвелла. Максимум посохом по дурной башке дать, да бутылку отобрать. Ну или не отобрать, как пойдёт. — А вразумить или поддержать Тревельяна в запое, решу по дороге.

Отредактировано Garrett Hawke (2018-09-20 13:16:48)

+1

12

Лавеллан только уголками губ дёрнул, не став далее оспаривать право Хоука сравнивать себя, человека — чей "порочный" магический дар всё-таки не настолько бросался в глаза, как острые уши и валласлин, — с чужаком-эльфом, хоть и одетым теперь получше беженца-оборванца. Конечно, он выглядел лучше. С человеком проще говорить, человеку проще доверять, человеку не надо драть глотку и пугать всех до усрачки и ошарашенного молчания, чтобы быть услышанным и замеченным, человека не обходят стороной с пугливыми взглядами, если он не ходит по улицам с файерболом наперевес. Человек и знать не знал, что такое пытаться придать своему имени и слову какой-то вес, когда тебе по умолчанию отведена роль молчащего служки, готового каждую минуту согнуть спину в уважительном поклоне и быстрее ветра исчезнуть с глаз долой. Ну да ладно, пусть себе не знает. Это его, Маханона, проблемы и личные трудности, даже годы спустя тут и там продолжающие тыкаться под пятки, и никак не Хоука, к которому у долийца дело, никоим боком не касающееся собственно его, долийца, социальной приемлемости и ее достаточно печальных реалий.

— Когда он полетит и в панике меня услышат, будет уже поздно, — отрезал ушастый маг, качнув головой из стороны в сторону. — Я здесь затем, чтобы до этого не дошло. Так что придётся бодаться с пока что сытыми и ленивыми, которым пока ещё длина ушей не безразлична. Но ты не переживай, мне не впервой. Только нужного чуда не будет, а так всё нормально.

Однако скептичный эльф примолк и как-то озадачился, когда Гаррет с нажимом подчеркнул ему "логическую ошибку" в рассуждениях о собственной обычности. Ну, может быть. Может быть. Но как-то хотелось верить, что в тщательно отобранных тесных рядах организации как-то побольше неравнодушных и готовых работать за идею — просто это ему выпала не то честь, не то беда оказаться под рукой у Тревельяна, не пожелавшего искать больше никакой поддержки. Может, убеди он его тогда, сейчас было бы легче. Но Маханон не додумался — и это тоже было тактическим просчётом, который он теперь ставил себе в упрек с намерением в будущем быть прозорливее.

— В печаль? — удивился долиец, поднимая взгляд под перекосившими ему плечи увесистыми хлопками Хоука. Всмотрелся на несколько мгновений в лицо радушного хозяина, не иначе как решившего накормить и напоить гостя до состояния, в котором ехать куда-то будет чисто физически невозможно до самого следующего утра, он с каким-то очень тугим запозданием осознал, что пытается сделать Гаррет всеми этими словами и жестами — не доказать ему что-то, вовсе нет, а очень даже поддержать, ну, как умеет, не замечая, что эльф не то чтобы расстроен, на самом-то деле, и уж точно духом не падает, — и неловко улыбнулся сомкнутыми губами в знак благодарности, следом придвигая к себе тарелку с супом. Зря. Оклик, донесшийся в спину от ушедшего в дом Хоука, как удар под дых, заставил Лавеллана прыснуть супом изо рта и закашляться, дернувшейся от такого рукой едва не разлив остальное из плошки. Пришлось, кое-как утершись и отдышавшись, вылезать из-за стола и смывать с себя и стола красные брызги, успевшие, впрочем, впитаться в ткань рубашки, — в процессе посмеиваясь, потому что выворачивающая смысл наизнанку шуточка Защитника и впрямь ставила мозги на место. Ну, частично хотя бы. Даже если таким уж обзывательством Маханон это не считал.

— Ну, в жизни всякий опыт пригодится, почему бы и не такой? — в меру собственных способностей вернул Лавеллан Хоуковский саркастичный юморок на тему расстроенно пьянствующего Вестника. — Срывать тебя с места сей же час у меня планов не было. Хватит уже того, что я вообще вломился в твою жизнь и тащу куда-то ехать. Отсюда до Риалто ведь от силы часа четыре верхом, верно? Думаю, я смогу обернуться за ночь и вернуться за тобой завтра к обеду, — Маханон в рассудительной задумчивости потёр пальцем подбородок, прикидывая что-то в уме. — В крайнем случае, к вечеру. Тогда и выедем. Тебе ведь хватит этого времени, чтобы собраться и подвязать хвосты делам?..

Бросив взгляд на Хоука, долиец недолго помолчал и всё-таки счел нужным добавить:

— Если выйдет так, что даже к вечеру я не вернусь... поезжай, пожалуйста, без меня, — голос его отчего-то дрогнул коснувшейся изнутри тревогой, которую эльф решительно постарался задвинуть за собственную серьезность и спокойную деловитость, несколько скрашенную, правда, пятнами разлитого супа. — Очень прошу. Я дам тебе бумагу, которую ты покажешь слугам Монтилье, если самой леди Жозефины всё ещё не будет на месте. Тебя проводят к Максвеллу. Поставь его на ноги, если сможешь. Узнай, что дальше, что он планировал и куда собирается идти. Я обязательно найду вас позже, — да, найдёт. Конечно же, обязательно найдёт, ведь так? Маханон улыбнулся, но по улыбке этой понятно было одно: изображать фальшивые эмоции поверх идущих вразрез настоящих он, несмотря на опыт участия в Игре, умел не сказать чтобы очень хорошо...

+1

13

— Та кто только в мою жизнь не вламывался, — вздохнув отмахнулся Хоук и честно говоря, положа руку на сердце, ему даже нравилось, что когда в мире что-то случалось к нему все еще обращались за помощью. Было приятно, что не списывали со счетов. Верили в него. В то время, когда он лишился семьи, был, мягко говоря, не слишком близок с братом, что еще ему оставалось кроме вот таких встреч и сражений? Кроме того, чтобы вновь и вновь мчатся куда-то? Сдохнуть от старости и радикулита не тот финал, о котором Варрик с радостью расскажет в новой книге. Жаль, Тревельян не оставил его тогда в Тени — это была бы смерть, достойная героя. Но нет, так нет. Значит он еще послужит миру, и почему бы не в битве с Соласом? Ну или хотя бы с бутылкой Максвелла. Одно другому никак не помешает. — До Риалто три с половиной, а что тебе там? Неужели рядом поселился еще один герой, а я и не знаю? — вдохновенно спросил Гаррет, хотя, пожалуй, не так уж и много людей к которым хотелось бы наведаться в гости он знал, а те к кому хотелось бы жили подальше. Но чем демоны не шутят. А вдруг? — Но времени мне хватит с лихвой. Не такой уж и дальний путь Антива, чтобы неделями в неё собираться, — пожал плечами Хоук.

Прозвучавшая просьба напряженно повисла в воздухе. Гаррет поднял на Маханона серьезный взгляд, без тени шуток и сарказма, и вопросительно изогнул бровь. Нет, ему было абсолютно не в падлу смотаться в Антиву в одиночку, со всеми бумагами, да или даже без них, он разберётся — ему не в первой. Все же не такая это невыполнимая задача достать Вестника в доме Монтилье. Не из Тени же, право слово. Но вот куда это собрался агент Инквизиции с таким выражением лица, да еще и с такими словами — заинтересовало.

— И всё же, — настойчиво повторил Хоук, щуря глаза от чего складывалось впечатление, что шуточки и отговорки вместо ответа его не устроят. — Что такого ждет тебя в Риалто, что может помешать составить мне компанию в отрезвлении Максвелла? — стоит ли упоминать, что буквально несколько минут назад, Лавеллан считал вправление мозгов Тревельяну чуть ли не священным долгом, отбрыкиваясь от любых попыток Гаррета дать просто мужику напиться и проспаться пару раз. А тут такая перемена вопроса.

Отредактировано Garrett Hawke (2018-09-20 16:52:20)

+1

14

Маханон с некоторым запозданием растянул губы в улыбке и покачал головой на шутку Хоука о неучтенном герое. Нет, явно с этим визитом всё было совсем не так просто, как Лавеллан хотел бы это представить Защитнику.

Собственным же высказыванием тронув лёд над мрачностью возможных перспектив, увильнуть от закономерно возникшего ответного вопроса эльф даже не попытался — только ответил совсем не сразу, достаточно долго просто смотря в испытующий прищур Защитника и его причесанную бороду открытым и спокойным взглядом. В своем светло-голубом цвете крупные радужки эльфийских глаз на ярком солнце выглядели скорее прозрачно-стеклянными, с контрастно тёмной крупной точкой зрачка. Слова подкатывались к горлу, но дать им волю сойти с языка было не так уж просто — с одной стороны, какое дело Хоуку до его дел, с другой — да разве же есть в делах этих что-то, о чём нельзя прямо и открыто сказать своему соратнику? Даже наоборот, об этом должно, важно, нужно говорить, не скатываясь в гордыню, но и не чураясь гордости.

Самое интересное, Тревельяна он так в известность и не поставил — до посвящения того в планы Лавеллана ненадолго покинуть его сторону просто не дошло: эльф все откладывал и откладывал, опасаясь создать неверное впечатление о серьезности собственных намерений поддержать Инквизитора на поприще его борьбы во что бы то не. А доносить что-либо до Вестника, путающегося не то что в количестве "л" в фамилии остроухого, но и в собственных ногах, было уже поздно и бессмысленно — так что долиец просто оставил записку на случай, если чудо случится и Максвелл за эти сутки придёт в себя, и уехал. В ускользающих секундах его оценивающего молчания стало особенно слышно, как шумит ветерок в ветках дерева, о чем-то перекрикиваются за забором мальчишки — те, наверное, что не висят сейчас на плетне в попытках тайком выглядеть, куда увели дивного гостя. Маханон куснул губы, неопределенно пожевав их, прежде чем наконец сказать коротко и просто:

— Моя жена, — помедлив вслед этим в первый, пожалуй, раз сказанным за пределами Джейдера словам, Лавеллан скользнул взглядом прочь от лица Хоука на выцветшие от все того же солнца доски стола, шарясь по тем бесцельно, и добавил, поясняя:  — Или весточка от неё. Что-нибудь, кто-нибудь, кто скажет мне, где она сейчас. Если этого не будет... мне придется задержаться, выясняя, почему. Это не тот вопрос, который я смогу оставить без ответа, — сцепленные пальцы рук его, в натянутом спокойствии лежащих не столе, шевельнулись, когда эльф, не отдавая себе в этом полного отчета, потёр костяное кольцо на правом безымянном пальце.

+1

15

[indent] Демоны его побери прям на этом месте. Напряжение Маханона чувствовалось в воздухе, искрилось как шаровые молнии, к услугам которых маг так любил прибегать — Хоук помнил это еще с Адаманта. О Соласе ушастый и то рассказывал с меньшим волнением, хотя уж что могло быть хуже мира, повергнутого в хаос. Оказывается баба. И когда только люди успевают жениться? По крайней мере, такие люди, у которых что ни год, то сражение. Сам он о браке и не помышлял. Сначала сестра, затем и мать. Казалось, что не смотря на то, что Гаррет в силах сберечь целый город, когда дело доходит до дорогих сердцу женщин, злой рок забирает их, стоит только моргнуть. Так что и права кого-то втягивать в эту закономерность у него не было. Хотя, возможно когда-то, когда Защитник был молод и горяч, он подумывал предложить подобное кое-кому, но Создатель миловал, удержав от этого по всем статьям безрассудного поступка.

[indent] После первых слов эльфа, Гаррет еще хотел пошутить, что свидания с женой естественно стоят промедления, не вопрос, но следующие фразы заткнули чувство юмора Защитника далеко за пояс и он лишь ждал продолжения истории, наблюдая, как агент теребит обручальное кольцо. Но рассказывать тот не спешил и Хоук нетерпеливо щелкнул языком.

[indent] — Звучат твои слова не очень, — заметил он без тени былого веселья, задирая голову и рассматривая, спрятавшегося в ветках апельсинового дерева ворона, возмущенно вторящего Гаррету ржавым карканьем. Его черные глаза-пуговки алчно смотрели на остатки хлеба, лежащего на столе и Гаррет, отщипнув мякиш, бросил его на дорожку. Птица тут же слетела следом, хватая подачку и улетая с ней на крышу дома.   — Что такого может быть с твоей женой, что ты сидишь, мрачнее сранной тучи? — перевел на эльфа тяжелый взгляд Хоук. Если ему не изменяла память, базировалась Инквизиция под боком у Верховной в Вал Руайо. И было по меньшей мере странно, женатым людям жить так далеко друг от друга, а значит в Риалто её занесла какая-то нелёгкая. И вовсе не стремление навестить дорогую бабушку.

+1

16

Маханон негромко хмыкнул в ответ, встретив взгляд Хоука. Да уж где бы им звучать иначе... и любопытство Защитника к подробностям приключившегося было понятным и ожиданным, но не слишком-то обрадовало эльфа. Как много имеет смысл ему рассказать? Одно дело — уточнить, к кому спешишь, и совсем другое — объяснять, почему именно это так важно. Он ведь приехал к Хоуку вовсе не затем, чтобы мусорить ему в голову какими-то сугубо личными проблемами. Задача Защитника — заменить его рядом с Максвеллом, пока, собственно, Лавеллан и будет искать и узнавать. Два героя всё-таки лучше, чем один, не так ли.

— Ничего такого, о чём ты уже не догадался бы, Хоук, — сквозь свою красочно охарактеризованную Гарретом сумрачность эльф без капли веселости дернул уголком рта. — Так что, с твоего позволения, я еще немного попользуюсь твоим гостеприимством, чтобы переодеться, — остроухий с брезгливой скептичностью двумя пальцами оттянул на себе испачканную супом ткань рубашки. — И отправлюсь в дорогу. Ожидание — не моё любимое занятие.

В два глотка допив эль из своего стакана, Маханон поднялся на несколько осовевшие от сытости и расслабляющего жара алкоголя ноги, опираясь ладонями на стол и тяжело вздохнув. Несколько секунд он так стоял, сверля взглядом доски, словно собирался с решимостью что-то ещё добавить к своим словам.

— Я всё чаще думаю теперь, что с самого начала мне лучше было отправиться с ней, а не с Тревельяном, — с досадой признался он. — Но ты прав. Я тот самый неравнодушный агент Инквизиции, который выберет долг, — эльф сжал губы, на миг напрягшись и сжав ладонь в кулак, но буквально силой заставил себя выдохнуть и добавить нарочито спокойно. — И здесь и сейчас я надеюсь только на то, что твоё вмешательство купит мне немного времени, — подняв взгляд на Гаррета, Лавеллан терпко усмехнулся. — Мы еще встретимся на этой дороге. Это я тебе могу обещать.

Перешагнув через скамейку и ругнувшись на себя за второй стакан эля, которым можно было бы и не соблазняться, маг направился к коновязи, чтобы достать из поклажи свежую одежду и обещанную Хоуку подорожную с печатью. Защитник Киркволла, конечно, громкое имя, но не так уж многие достоверно знают Гаррета Хоука в лицо.

+1

17

[indent] Гаррет не заметил пятен на рубашке Маханона, пока тот сам ему их не продемонстрировал. Не то чтобы Хоук был не аккуратен или неряшлив, просто не так внимателен к чужому внешнему виду, чтобы подмечать всякие нюансы. Вот если бы агент облился супом с ног до головы, тогда да. А так — мелочи жизни какие-то. Особых магических защит, Гаррет на дом не ставил, разве что на ту полку, где хранил посох и доспех, а так же на еще один небольшой тайник, который не то чтобы принадлежал ему. Другое же имущество не считал настолько ценным, да и за жизнь свою не опасался. Мало кто знал где Защитник скрывается, да даже если и… Он всегда рад гостям, только и гостеприимство его каждому по цели приезда.

[indent] — Мой дом в твоем распоряжении, — кивнул Хоук на открытую дверь за  спиной.

[indent] Нежелание эльфа посвящать его в подробности, было встречено понимающем хмыком. В  конечном счете, что он за мужик такой, если не может самостоятельно позаботится о жене? К тому же, не так уж и много действительно достойных противников для мага встречалось в округе Риалто, да и тех Гаррет мог пересчитать по пальцам и, насколько ему было известно, они не гадили там где жили. Но всё же, всё же, всё же. Жизнь временами бывает столь не предсказуема и помощь может понадобится даже там, где никогда бы не подумал.

[indent] — Если вдруг, в Риалто, всё обернется не так, как ты думаешь, — сказал Хоук, откинувшись на лавке и облокотившись спиной на нагретую солнцем стену. — За два квартала южнее порта, живёт каменщик Вито. Он мой хороший знакомец. Скажи, что ты от кузнеца Хоука. Он поможет. Только не пей с ним, — предостерег Маханона, которому и выпитого с Гарретом, казалось, вполне достаточно. — Этот рыжий демон не умеет тормозить, пока не изведет все запасы.

[indent] Проследив за поднявшимся из-за стола эльфом, уставившимся на стол так, словно готов был прожечь в нем взглядом дыру, Хоук вздохнул. Эти невеселые мысли были ему более чем знакомы. И если в юности, он отмахивался от них, как от назойливых комаров, став старше терзался сомнениями, то сейчас… сейчас Гаррет все больше понимал, что нет его этого выбора. Он лишь иллюзия, поддавшись на которую, можно извести себя сожалениями о пройденном пути.  И спиться, да.

[indent] — Беда в том, что любой наш выбор куда-то да приводит, — тяжелым взглядом, глядя в сторону кузницы, из которой уже подозрительно долгое время не доносилось ни звука, сказал Хоук. —  И часто совсем не туда где нам хотелось бы оказаться. Но жопа в том, — он вздохнул, переводя взгляд на Маханона, словно размышляя над чем-то, глядя в хмурое, разукрашенное валласлин лицо долийца. — Что и по-другому выбрать мы не могли, иначе это были бы уже не мы. Так что остается лишь жрать, что дали и постараться не скулить при этом.

[indent] Время-то, Защитник выиграет, только что с того, если где-то на этом пути Лавеллан потеряет то, что надеялся найти? Хотя кому интересна судьба отдельно взятого эльфа, когда под вопросом существование целого мира? Один или все, все или ничего — выбор, который маячит перед глазами почти всю жизнь. И вовсе его не радует тот факт, что в ловушке этой не только он.

[indent] — Если тебя не будет к вечеру, я выполню обещание и постараюсь договориться с Максвеллом о какой-то конкретике предстоящего предприятия, — пообещал Хоук в спину, уходящему к коню эльфу и сам поднялся из-за стола, потягиваясь и разминаясь. Эль действовал на него скорее расслабляюще, чем пьяняще, и возвращаться к работе теперь вовсе не хотелось, хотя и стоило проверить чего там пацаны затихли. Напомнив гостю, чтобы шел переодеваться в дом, Защитник, обычной размашистой походкой пошел на проверку. Уже на подходах к кузнице, он услышал переливчатый женский голос, ставший причиной застопорившейся работы. Даже смотреть не надо было, чтобы понять, кто отвлек мальчишек и с каким бы пониманием, Хоук не относился к происходящему, он всё равно нахмурился, выходя из-за угла и грозно сверля Матео взглядом.   

[indent] — Матео, ты кем стать-то хочешь, кузнецом или ловеласом? — поинтересовался, Защитник, щуря глаза и хмуря брови, хотя не злился ни капельки и все это прекрасно понимали, смущенно поглядывая друг на друга. — Кышь отсюда, — шуганул паренька Хоук, подходя к черноволосой кареглазой красавице, действующей на его работника совершенно предсказуемым образом. Да, и на всех ровесников, думалось Гаррету тоже. Он заприметил Луз почти сразу, как поселился в этой глуши. Самая ловкая и быстрая из местной молодежи, она стала прекрасным гонцом и доставляла ему новости и сообщения из Антивы и Риалто, и сейчас, Хоук, надеялся, появилась не с пустыми руками.

[indent] Забрав у Луз небольшой бумажный пакет, в котором, наверняка была аккуратно запакованная в несколько слоев бумаги и бархата, новая книга Варрика — чтобы определить это, даже на печать смотреть не надо было, и маленький конверт, который впрочем так же был узнаваем, Хоук сразу же распаковал второй и читал его, возвращаясь к Махонону.

[indent] — Обещание данное тебе я, конечно, сдержу, — сказал он долийцу, отрываясь от написанного короткого сообщения, смысл которого не зная всех нюансов и не разберешь. — Но и мне потом нужно будет уладить личное дело. Так что, ты не сильно задерживайся со своим, чтобы Инквизитор вдруг не остался без присмотра.

+1

18

Итоги: По прибытию Гаррета в особняк Монтилье обнаруживается, что вытягивать из запоя, в общем-то, некого — не-такой-уж-теперь-и-святой Вестник таинственно исчез, причём никто из слуг не знает, куда — хотя кто-то припоминает, что слышал ночью звук лошадиных копыт во дворе, а конюх и его помощник жаловались на головную боль и тяжелое пробуждение. Никакой записки о том, куда и зачем направляется, бывший Инквизитор не оставил.

А проблем хватает и без него: в письме, переданном Хоуку от Варрика, сообщаются нерадостные вести. До наместника Киркволла дошла информация из доверенных источников: Принц Старкхевена не оставил надежд стереть проклятый город с лица земли, и его нынешний планируемый союз с Хасмалом при весьма тесных и дружественных отношениях с Тантервалем легко может стать первой ступенью к новому нападению — которое при объединенных силах двух, а то и трёх городов уже не будет столь безуспешным. Объявленный Себастьяном прибежищем гнили и еретиков город вряд ли дождётся помощи от Церкви, несмотря на то, что Ваэль прямо отвергает право на власть нынешней Верховной Жрицы — во всяком случае, так считает Варрик: Виктория I не вмешается до начала прямых военных действий, а это, на взгляд гнома, уже слишком поздно.

Проблему необходимо раздавить в зародыше — сорвать намеченную на начало Облачника свадьбу Себастьяна с хасмальской принцессой. Нет подтвержденного союза — нет и силы, способной угрожать городу. Но как? У Варрика есть план, доверить реализацию которого он может только одному человеку...

+1


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Фрагменты истории » Истина и нет [Драконис 9:47]