НОВОСТИ ФОРУМА:
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Завесный огонь » Регистрация НПС


Регистрация НПС

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Для отписи за необходимого НПС нужно предварительно заполнить нижеследующий шаблон и дождаться ответа администрации. Вас могут попросить внести некоторые правки. В случае принятия анкета НПС будет процитирована здесь с административного аккаунта, а ваше сообщение удалено.
Получив одобрение администрации, можете вводить персонажа в игру, использовав скрипт "маска профиля".

Необходимо своевременно обновлять список эпизодов в которых был задействован НПС отдельным сообщением в теме хроник вашего основного персонажа!

[float=left]http://forumfiles.ru/files/0019/72/0b/96253.png[/float]
Имя Персонажа (рус.)
имя персонажа на латинице

Класс: класс и специализация.

Описание: примерный возраст(!), раса, краткое описание основных вех биографии, кем является и чем известен.
Предназначение: для чего необходим в текущей игре.
Основной аккаунт: имя вашего основного персонажа.





Код:
[float=left][img]ссылка на картинку 190х190[/img][/float]
[size=16][color=#390006][font=Romul][b]Имя Персонажа[/b][/font][/color][/size]
имя персонажа на латинице

[b]Класс:[/b] 

[b]Описание:[/b] 
[b]Предназначение:[/b] 
[b]Основной аккаунт:[/b] [url=ссылка на ваш аккаунт]имя вашего основного персонажа[/url].

0

2

http://forumfiles.ru/files/0019/75/58/98101.jpg

Кадварх аэп Киндрейн, Ужас топи, Хозяин дебрей, вождь объединенных хасиндских племен, шаман.
Cadfarch aep Cyndeyrn

Дата и место рождения: 8:68 Благословенного Века, 79 лет. Тундра за Дикими дебрями Коркари.
Раса: человек.
Класс и специализация: маг, хэдж-маг.

Внешность: fc: Jason Momoa
[indent]глаза: серебряные.
[indent]волосы: темные, с явно видимой проседью.
[indent]рост, телосложение: 195 см., атлетическое.
[indent]особые приметы: спутать с кем-нибудь Кадварха достаточно сложно. Он всегда носит вещи и плащи из звериных шкур, неизменные монетки в волосах и кольца на пальцах, при нем всегда два волка и глефа. Из-за кровавых ритуалов апэ Киндрейн выглядит не старше сорока, которые продевают ему жизнь и поддерживают здоровье на высоком уровне, однако проседь в волосах, на висках, все-таки присутствует, и особенно четко ее видно на лице, в аккуратной бороде, под губой. У него есть четко видимые следы от волчьих зубов на правой руке, чуть выше локтя.

История

Who knew the emptiness could be so cold
I've lost the parts of me that make me whole
I am the darkness
I'm the monster ©

Смешны те, кто считает, что существует конец мира.
Мир бесконечен и дарует бесконечные возможности. Сны — то, что подсказывает путь, дорога — то, что мы выбираем сами, явь — то, что является результатом наших действий.
В пустоте, окруженной белыми всполохами метели, рождаются легенды и страшные сказки — одной из таких легенд или, скорее, сказок, стал Кадварх, чью мать роды застали во время возвращения из далеких земель, лежащих за пределами Диких земель и за пределами понимания ущербных долинников, слишком ограниченных в своем понимании мира, его энергии, неспособных использовать кровь и душу и слышать сердцебиение его — мира, в котором все они оказались. Ей, женщине, которая не понаслышке знала о том, как тяжело жить в землях, где нет ничего, кроме звенящей пустоты — той Бездне, которую рисуют глупым аристианцам, — удалось добраться до собственного племени, передать дитя, ослабшее в холоде и голоде, на руки собственной матери, которая была шаманом, и умереть от легочной болезни.
Несколько месяцев бабушка выхаживала младенца, не давая тому погибнуть: когда казалось, что попытки тщетны, он снова цеплялся за жизнь — уже тогда, неосознанно и осознанно одновременно.
Кадварх принял свою первую жертву: когда появляется жизнь, кто-то должен умереть. Это закон этого мира. Создавая что-то, ты должен отдать.
Это он уяснил очень рано.

Кадварх пережил самые сложные годы своей жизни — до пяти лет, и после стал таким же, как все хасиндские дети — только старая шаманка все дольше задерживала на внуке взгляд, и однажды сказала, что он принесет народу хасиндов великое горе — и великое счастье, что он обречен стать ужасом и путеводной нитью своего народа.
Ее предсказание сбылось много позже.

Хасинду было одиннадцать лет, когда в нем впервые проснулась магия.
Долинники считают, что магов следует садить под замок и гасить те бесконечные возможности, которые дарует им Тень. Шаманы хасиндов считают, что чем ближе тот человек, кто может касаться Тени, будет общаться с его обитателями, тем лучше он будет понимать мир вокруг себя и тем меньше будет проблем у самого мага. Юный Кадварх много времени проводил в видимом одиночестве, однако же, на самом деле, находясь под неусыпным контролем более старших шаманов — в том числе, и своей ближайшей и единственной родственницы.
Топь была для него безопасна. Тень таила множество секретов. Ему было, где оступиться, но более опытные маги не позволили ему этого сделать. Кадварх умел учиться, он учился очень усердно: он был любопытным, но вдумчивым ребенком, который находил новые подходы к реальности, которая его окружала.
Он рос, креп, все уверенней заигрывал с обитателями той стороны Завесы, он нашел те знания, которые подарить могли только духи. И демоны, да, куда же без демонов. Шаманы учили: особой принципиальной разницы между духами и демонами нет, это всего лишь две стороны одной медали, и, чтобы получить нужное, тебе нужно вовремя перевернуть монету, не обманываясь той музыкой, которую они играли на струнах твоей собственной души.
Кадварху было шестнадцать, когда он впервые обманул демона, получив доступ к запретным, как говорила Церковь долинников, знаниям, и стал считаться практически самостоятельным. Его путешествия по дебрям стали более долгими, он ходил по скрытым тропам, известным только хасиндам, от деревни к деревне, набирался знаний и опыта — и впервые начал замечать нищету и разрозненность собственного племени.
Ему было двадцать три, когда умерла его бабушка и Кадварх занял ее пост главного шамана деревни.
Ему было двадцать пять, когда Кадварх впервые привязал демона к человеку. В последствии он использовал демонов страха и гнева, редко когда прибегая к демонам отчаяния, но первым был именно он.
Это был опытный охотник, и он совершил преступление: продавал долинникам шкуры во время зимы, когда его собственная деревня замерзала. По хасиндским законам ему полагалась смерть, но Кадварх решил иначе после некоторых раздумий: им требовались защитники, которые не знали ни голода, ни усталости, которым не нужно было спать и которые не знали болезней и боли. Он использовал кровь и жизни тех неосторожных долинников, которые имели глупость зайти на их территорию, и древний ритуал, не проводившийся более нескольких десятков лет, и привязал к охотнику демона. Тем нужны были тела? Он готов был предоставить тела. За службу, которую демон нес вполне честно.
Деревня была в ужасе, но сначала никто не смог сказать шаману о недовольстве, а после... после это стало практически привычным — для жителей его деревни, которых охраняли бывшие преступники.

Кадварх проводил очень много времени в Тени, путешествуя в такие ее уголки, которые были за гранью доступности большинства магов. Даже за гранью их понимания. То время, что не было проведено за гранью Завесы, он путешествовал по болотам, изучая их, проникаясь странным ощущением, что Коркари — живое существо, с которым нельзя воевать. Кадварх провел в болотах и гротах, в самых густых чащах Дебрей столько времени, что на него прекратили нападать даже болотные волки и коркарийские крокодилы, и он был одним из тех немногих хасиндов, которым огненные феи, раса существ, которые практически вымерли, позволили приблизиться к собственным жилищам — а после и приняли его за своего. Он слушал, учился, и относился к настоящим хозяевам болотистых лесов с уважением.

Когда грянул Мор, хасинды были первыми, кто столкнулся с напастью.
Скверна расползалась по белому снегу тундры, прокрадывалась, тянула черные масляные щупальца в лесах. Намного позже Кадварх узнал, что такое можно встретить только на Глубинных тропах. Он слышал, что происходило вокруг, и знал, что одна из деревней его народа полностью сошла с ума: на ближайшую деревню долинников напали, как они их прозвали, Озверелые: те хасинды, которые попали под влияние оскверненных трав. Свою деревню и еще одну, которая пришла просить защиты и помощи у него, пришлось практически изолировать, а когда Кадварх услышал про древнюю болезнь, то вышел из леса со своими бойцами. Озверелые были опасны и для них, поэтому их следовало устранить. И поставить долинников в положение, где они были бы должны.
Так и получилось. Кадварх, впрочем, не стал убивать больных: это было бы глупой тратой ресурса. Когда их, как опасных зверей, стреноженных и связанных, утащили обратно в лес, аэп Киндрейн ответил благодарному старосте отнюдь не альтруизмом: теперь селение обязано было выдавать хасиндам по одной самой красивой дочери их племени ежегодно. Иначе Янтарный гнев показался бы им благословением их Создателя.
Это было удобно. Когда они надоедали Кадварху, он просто проводил ритуал на крови — и восстанавливал часть своих жизненных сил, за счет чего (и, конечно, глупых долинников, забредающих на его территорию) и прожил куда дольше своих соплеменников — и проживет еще долго.
Озверелые приняли в себя демонов.
Все эти ритуалы Кадварх проводил спокойно и уверенно, обрастая небольшим отрядом идеальных бойцов, наращивая собственный опыт и силу.

Объединить племена казалось непосильной задачей: но не для того, кто обладает группой демонов, вселенных в тела людей, имеет несколько групп преданных бойцов и сам — на короткой ноге с обитателями Тени. Кто-то соглашался добровольно, по желанию или без желания, к кому-то пришлось применить силу: впрочем, после того, как одна из деревень была вырезана под корень, а все выжившие стали сосудами для демонов, болото еще долго было красным от крови, сопротивление почти исчезло. Его не любили и не любят до сих пор. Может, уважают. Однозначно — боятся. Он не отрицает собственной тирании, однако со времен его самопровозглашенного царствования, хасинды получили нечто вроде централизованного управления и мощными скачками в Коркари началась культивация их народа, как высшего и единственного, достойного жизни. Многие охотники получили добро на охоту на коркарийских тварей и бартерные отношения с долинниками, и на самых сухих и устойчивых местах леса начали пасти скот и выращивать примитивные культуры. Ему нужно было предотвратить голод и нищету, в которых долгое время жили хасинды, и все, что оставалось в избытке, уходило на бартер к долинникам, а некоторые из воинов работали у них, возвращаясь домой редко, но приводя за собой новую кровь, новые товары.

Во время событий, которые сотрясли Тедас в 41—45 годах Дракона, Кадварх даже не думал показывать себя, занимаясь укреплением собственных территорий. Болота Коркари стали не только сложно проходимыми, в них появилось бесчисленное количество ловушек — как обычных, так и магических. И только в начале сорок седьмого года Хозяин дебрей наконец-то решил, что хасинды готовы — и обратил свой взор на север.

Способности и инвентарь

Способности и навыки: силен физически, вынослив, вполне способен пойти в ближний бой, мастерски орудует глефой, хоть и предпочитает держаться на дистанции. Неплохо держится в седле, отлично плавает. Устойчив к морозам, даже самым сильным.
Мастер школы энтропии: обе ветки использует часто и умело. Умело обращается с веткой земли.
Имеет серьезный опыт в общении с духами, призраками и демонами, способен их контролировать и подчинять, хотя обычно предпочитает договорную основу; мастер кровавых ритуалов своеобразного вида магии крови, которую использует и как для
подчинения живых существ, так и вызова, контроля и подчинения обитателей Тени и для собственного омоложения, за счет чего практически никогда не болеет.
Разбирается в травах, как целебных, так и ядовитых.
Способен выследить животное или человека, особенно в родных для него условиях — в густых лесах, болотах или на снегу.
Обладает обширными, но "дикими" знаниями о природе магии, о природе в принципе, отлично разбирается в анатомии гуманоидов и животных.
Имеет врожденное чувство пространства, поэтому не потеряется на новой местности, обладает отличной памятью.

Типовой инвентарь и недвижимость: в личном распоряжении: пара вофунов, самец Сат и самка Сот, всегда при Кадвархе, а так их у него под пятьдесят особей, специально выращиваемых для охотников в отдалении от деревни. Зачарованная двусторонняя глефа, одно из лезвий прикрывается специальным наконечником. Вороно-чалый жеребец Прах. Побрякушки, либо обменные, либо захваченные у долинников.
По факту распоряжается всеми Дебрями, на которых расселены хасинды.

Предназначение: игра в политику между хасиндами, авварами и ферелденцами.
Основной аккаунт: нпс выбывшего игрока, на данный момент сохранен для бэкграунда, при необходимости и наличии соигроков будет перенесен в акции.

0

3

[float=left]http://s5.uploads.ru/pSGki.jpg[/float]
Корвин Аше
Corvin Asche

Класс: маг (лед, магическая защита, созидание, контроль), рыцарь-чародей.

Описание: Корвина легко узнать по бледному лицу и рыжим волосам. На солнце Андерфелса они обычно выгорают, становясь практически оранжевыми, и даже то, что Констебль забирает их в хвост, все равно делает его очень заметным издалека. Стражи в шутку называют его Огоньком, хотя, несмотря на ярко-рыжий цвет волос, в котором уже скользит видимая серебристая проседь, Корвин никогда не был связан с огнем, а единственная стихия, которую он использует — это как раз лед.  Но внешность бывает очень обманчива, потому что если что-то и осталась от Огонька, который был лет двадцать-двадцать пять назад — то один лишь пепел. Как корабль назовешь, воистину...

Биография

[indent] 8:96 — 9:04 // Сразу после его рождения поднялась песчаная буря. Горячий воздух и обжигающий песок засыпал домик, в котором жили его родители, два старших брата и сестра, практически полностью, и это было расценено, как предостережение Создателя: родившийся мальчик был опасен, словно та самая буря, и следовало быть осторожным. Так оно и было, даже после того, как из Лейша семья перебралась в Хоссберг. Мать устроилась вместе с отцом работать к андерской знати.
Если бы Корвин знал, чем ему это все обернется, то, пожалуй, ушел бы в пустыню и никогда больше не возвращался. Его приставили к молодому хозяину, Ивару фон Триттену, как личную служку — и имя фон Триттера было выжжено клеймом на его дальнейшей жизни. Малолетний Кори воспринимал своего господина чем-то вроде посланника Создателя и был похож на рыжего пса с улицы, дворняжку, прибившуюся к господским ногам — его задевали дети других слуг, но уже тогда проявивший свой меланхоличный характер Корвин просто не обращал на все это внимания. Он делал свою работу, делал ее хорошо и больше ни о чем не думал — и от него быстро отцепились, потому что нет никакого смысла цеплять того, кто никак не реагирует и только следит безразличным взглядом голубых глаз.
[indent] 9:04 — 9:07 // Заговорщическое: "хочешь, покажу фокус? Только никому не рассказывай" открыло перед Корвином первый секрет, который он хранил четыре года, ни разу не открыв рта. Знал бы он, что это было сделано из злости... Ивар был магом. Этот секрет прятала от его отца и мать юного фон Триттена, что едва не обернулось катастрофой для всей семьи. Корвин молчал, продолжая делать вид, что ничего не происходило — и выполнять все поручения юного аристократа так, как было до этого. Магические способности Ивара не удавалось хранить долго в тайне, а когда в поместье андерских лордов прибыл Страж, объявивший Право Призыва, Корвин впервые испугался — за годы, проведенные рядом с Иваром, он отвык быть один. То ли испуг, то ли сильные эмоции, которые были не свойственны Аше, сделали свое дело: вспыхнувший дар был неожиданностью и для Стража, и для самого Ивара, и для всех вокруг, а настойчивое желание мальчишки увязаться за своим господином было Серому только на руку: забирая одного мага, он приобрел двух.
Он последовал в Вейсхаупт, где тоже попал под крыло мага, который когда-то пришел в Орден из соседнего Тевинтера. Маг был мрачным, немногословным, все его комментарии были лишены эмоций и были короткими, лающими, что более чем подходило самому Корвину. Он был сосредоточен, прилежно учился, а все свободное время вился хвостом за фон Триттеном, который демонстрировал куда более яркие успехи на учебном поприще, неактивно, но навязывался тем самым хвостом за аристократом во время его выездов.
Смешки Стражей о том, что у Ивара есть хвост и тень одновременно спустя годы перестали быть такими веселыми и беззаботными, да и стали практически угрозой.
[indent] 9:08 — 9:31 // Последующие годы ничего не менялось. Кроме того, что, следом за Иваром, Корвин продвигался по лестнице. Это не было его инициативой, рвением или чем-то вроде этого: он не проявлял никакого стремления, но он был тенью фон Триттена, его правой рукой и главным координатором всех остальных. Безвольный и незаметный Аше научился очень многому. Беспрекословное выполнение поручений осталось при нем, а прибавилось очень многое: и умение командовать людьми, и появился голос, которым он не только отдавал команды, но еще и убеждал, иногда — даже угрожал. Не лишенный способности думать и анализировать, Аше знал очень многое: и то, что его господин практикует магию крови, и то, что во многом продвижение по лестнице Ордена не были такими уж случайностями, но ни одна душа об этом не узнала. Знал он и о том, что Ивара сильно интересовали и исследования ферелденского Авернуса, живущего невозможное количество лет. Корвин знал все это, но молчал.
Молчал, пока не оставался один на один с новоиспеченным Первым Стражем, да и сам — в чине Верховного Констебля.
Он убеждал Ивара отправить Стражей в Ферелден, потому что это Мор — Мор, а не всего лишь активизация порождений тьмы, что королевская воля (регентская!) не может быть выше угрозы Мора, что нужно было что-то придумать и что-то решить. Он ходил за фон Триттеном и постоянно говорил о том, что все Стражи полегли при Остагаре, и если пустить все на самотек, Мор доберется и до Андерфелса, уничтожив еще и Марку, и Антиву, как уже когда-то было. Когда Мор опустошал целые страны, когда равнял их с землей и черной волной смывал целые цивилизации. Он практически умолял Ивара прислушаться к голосу разума и остановить это — не верил Аше, что неподвластно Первому Стражу решить проблему с Логейном Мак-Тиром, что принял титул регента. Ему же говорили в ответ, что это пустые переживания. Он считал, что это неправильно и несправедливо — оставлять целую страну на растерзание архидемону. Это же их долг! Что, мол-де, если ферелденцы не осознают всей опасности — значит, есть у них козырь в рукаве. Кори не верил, он продолжал говорить о долге.
И когда случилось чудо, — а ничем, кроме чуда это не было, — и Мор был остановлен клинком Айдана Кусланда, Первый бросил ему насмешливое: "я же говорил". Откуда тот мог знать? Видимо, откуда-то знал. Эта способность к прогнозированию была для Корвина всегда удивительной и непостижимой. Он так не смог бы, сколько бы не учился. Оно либо даровано Создателем, либо нет. Только одно выходило за рамки понимания: Страж, убивший архидемона, должен был умереть. Но принц-консорт Ферелдена был жив, здоров и полон сил. Это не давало покоя всей верхушке Стражей, в том числе — и Первому. Однако тайна нового Командора Ферелдена осталась при нем. Да и спустя многие годы Аше все-таки понял, что Ферелдену просто повезло, что Кусланду и Тейрину удалось выжить. Но это было много-много лет спустя, когда Корвин вглядывался в льдистые глаза Героя Ферелдена.
Потом — Первозданный тейг, открытый будущим Наместником Киркволла.
Потом — эксперименты с кровью Стражей. Когда Корвин начал мучиться Зовом, а песня становилась все громче и громче, Ивар предложил (скомандовал!) выпить из склянки, сделанной из темного стекла, за которой не было видно содержимого. Фон Триттен посмеивался, пока Аше, откашливаясь и хватаясь за стену, пытаясь восстановить способность к дыханию и зрению, пытался осознать, что только что выпил. Кровь, конечно же. Кровь, лириум, магия. Ивар говорил, что нашел способ избавиться от Зова. "Только никому не говори", — они будут первыми. И, если они не погибнут, их Орден станет по-настоящему свободным. А Песня действительно стала тише. Их Орден вернет былое величие, как это происходило уже сейчас, когда полным ходом шли ремонты, когда Стражи забыли, что такое жидкая каша и только иногда — хоть какое-то мясо.
Ивар был прирожденным лидером. Он действительно мог восстановить этот Орден.
Как в это можно было не верить?
[indent] 9:31 — 9:47 // Первый Страж все чаще стал пропадать при дворе Хоссберга. Корвин оставался в Вейсхаупте, перенимая на себя временное координирование Ордена, пока Первый был в городе. Позже он заметил еще одного молодого Стража, которого взял под свое крыло — Каронела, подтянул к себе поближе и уже потом отдавал ему различные поручения. Эльф был способным, быстро обучался, а потом так и вовсе поучаствовал в эпохальном событии. Даже после того, как обучение эльфа было закончено, Констебль не спешил отпускать его от себя.
Новость про женитьбу Ивара, конечно, удивила. А потом все чаще Корвин начал замечать, что взгляд темных глаз фон Триттена обращен на королевский дворец Хоссберга. Аше закрывал глаза на это, молчал, решив, что ничего удивительного: Ивар был дворянином по крови и кровь брала свое. Это он — собака без роду и племени, который отдавал себя только Стражам, а тот все же стремился к высшему свету. Жена, принадлежавшая к тому же аристократическому роду, все-таки порождала определенные опасения.
Корвин прекрасно понимал, что такой союз делает его детей пусть и не прямыми, но все же наследниками трона. И его самого. Он помнил, как скончался от лихорадки Констебль Серых. И вполне осознавал, что фон Триттен не был образцом добродетели, нет. Характер Первого Стража ему был знаком так, как никому другому. Однако при Иваре Орден все-таки возрождался. Но так было только до определенного времени.
Валья и Каронел однажды принесли в Вейсхаупт сверток, в котором обнаружились маленькие грифоны — живые легенды, существа, которых не видели несколько сотен лет. И теперь они были там, где должны были быть — в Ордене, которые получили свое название и цвет именно из-за шерсти грифонов когда-то. Ивар был одержим этими грифонами — никто, как он, не уделял им внимания, хотя обязанности по их содержанию, уходу и обучению совсем скоро легли на плечи Верховного Констебля — как и когда-то давно, в седые времена.
События в Адаманте потрясли Корвина до глубины души: Ивар знал, знал о том, что Стражи пропали. И знал, что происходит в крепости. Впервые за десятилетия спокойной и беспрекословной службы Аше устроил своему начальнику и господину скандал: как он мог ДОПУСТИТЬ такое?! Как?! Как он спит по ночам, зная, о, Создатель прости, ЗНАЯ, что хотела сделать Страж-Командор?! Корвин был глубоко уверен, что так и было. Даже если фон Триттен ничего не знал, а только предполагал, Аше в это не верил — не может Первый Страж не знать о такой катастрофе. Особого скандала не получилось — это был длинный монолог, после которого фон Триттен быстро напомнил Констеблю о том, с кем он разговаривает и то, что такой тон не есть допустимым.
Гаррет Хоук, принесший на хвосте эту новость, тогда еще полночи отпаивал Констебля чем-то очень крепким — гномьим? — страшным, в общем-то, пойлом. А потом на несколько дней Корвин просто выпал из мира, настолько ему было плохо после этого дерьмового алкоголя. А потом он встретился с тем самым Героем Ферелдена. Кусланд был... сумасшедшим. Другого слова Корвин подобрать просто не мог. Оставляющий за собой тяжелое ощущение зверя в человеческом обличье, пахнущего кровью и злостью, он был поразительно похож на Ивара — и так же сильно от него отличался. Фон Триттен поглядывал в сторону королевского дворца, а Кусланд в упор смотрел на Вейсхаупт и тонко намекал на то, что двор начинает разрушаться. Так и было — восстановленная крепость снова начала идти трещинами, только мало кому до этого было дело: а слова Первого Стража, сказанного раз в месяц, хватало, чтобы рядовые Стражи забыли все, о чем говорили до этого.
Аше казалось, словно он попал между молотом и наковальней — и все тяжелее и тяжелее становилось небо над Вейсхауптом. И тот, кто мог разогнать тучи руками, был до невозможного далеко, несмотря на то, что кабинет был следующий, по соседству. Достучаться до Первого Стража Корвин больше не мог.
Или не мог никогда и только думал, что может это?

Способности и инвентарь

Способности и навыки: опытный и сильный маг ближнего боя, духовным клинком владеет не хуже, чем любой офицер тевинтерской армии, как, впрочем, и умеет руководить подотчетными ему отрядами. В силу характера не любит становится в первом ряду и отдавать команды, но в силу же звания обязан это делать, поэтому пришлось научиться и довести, как и любой навык, за который Корвин берется, довести до совершенства. Помимо этого — талантливый маг созидания, лекарь и охранитель. Стихию льда использует редко, но умело.
За годы, проведенные при фон Триттене, научился отлично разбираться в этикете и прочей шелухе дворянского сословия.
Свободно владеет торговым, андером, тевином (читает на древнем тевине в том числе), вполне сносно владеет эльфийским, знает пару оборотов из гномьего. Много читает, обладает огромной базой теоретических знаний, многие из которых испробованы на практике. Любит покопаться в древних текстах, в том числе в легендах, песнях, сказаниях, всегда с удовольствием читает, если может — то обязательно в оригинале.
Из-за зелий фон Триттена и постоянных тренировок выглядит моложе своего возраста и находится в превосходной физической форме. Вынослив, физически крепок и силен. Отлично сидит верхом, в том числе — в грифоньем седле. С животными, причем любыми, у него взаимная любовь и полное взаимопонимание с самого детства. Несмотря на скверну в крови, Корвин может легко подойти к самому злому псу и не получить укуса, успокоить самую буйную лошадь и найти язык с самым яростным грифоном.
Типовой инвентарь и недвижимость: дымчато-серая самка грифона Ренан. Сшитый по тевинтерским эскизам доспех боевого мага в цветах и с символикой Серых Стражей. Посох из сильверита, рукоять духовного клинка из сильверита со вставками лазурита. Личные вещи по мелочи и то, что можно откопать в Вейсхаупте.

Предназначение: Верховный Констебль Серых Стражей.
Основной аккаунт: выбывший игрок, сохранен по просьбе соигроков для бэкграунда.

0

4

[float=left]http://funkyimg.com/i/2JHRq.png[/float]
ИЛЛАЭ
Illae

Класс: маг, без специализации (хэдж-маг)

Описание: Иллаэ родилась в 9:27 века Дракона, свободной — дочерью владельца винодельни, в обеспеченной семье... с одной стороны. С другой — матерью её была эльфийка-рабыня. Приняв девочку на воспитание и признав своей, отец вскоре от греха подальше продал женщину в другой город, а еще через несколько лет женился на свободной женщине, воспитывавшей падчерицу, как свою родную. Петь Иллаэ научилась даже раньше, чем разговаривать, умиляя взрослых талантом и чистотой голоса. Говорили, что пение ее "буквально за душу берет" да "до костей пробирает" — но только к десятому году её жизни стало известно, почему. Иллаэ — тогда ещё Марция Квириния, — оказалась магом, но дар её был настолько слаб, что никак не давал о себе знать за пределами её пения.
Прознав о девочке, тевинтерский магистр, известный коллекционер редкостей, предложил за неё достойную цену. Брать её в ученицы он не видел смысла, но вот сделать своей собственностью был намерен решительно, и семье ничего не оставалось, кроме как уступить — чтобы, кроме дочери, не лишиться еще и средств к существованию. С родителями остался младший брат Марции, никакого магического таланта не проявивший.
У магистра Иллаэ получила не только новое имя, но и полноценное музыкальное образование. Он тщательно развивал крошечный и специфичный дар своей красивой игрушки, попутно изучая его пределы. По своей сути это была вариация энтропической магии — и к взрослым годам Иллае удалось достичь умения вводить людей своим пением в эмоциональный транс, сон, наполненный её присутствием и переживаниями. Её талант нашел своих почитателей, приносящих магистру новые связи и известность. Послушать "Канарейку", как её с долей ласки прозвали в том кругу, порой собиралось до нескольких десятков человек. Её магия была для них своеобразным аттракционом: не сопротивляясь, они позволяли Иллаэ погружать себя в транс сотканных её фантазией видений, звуков и музыки. Ей не нужен был оркестр сопровождения — своим ярким воображением она внушала слышащим её звучание самых разных песен, многие из которых сама придумывала. Просыпались они, сохранив всю память об увиденном, услышанном и пережитом в этих снах, и многие отзывались об этом как о поистине божественном опыте.
Влиянию сильного голоса девушки удается воспротивиться немногим опытным магам, хорошо понимающим, что происходит. Под самое сильно влияние попадают находящиеся в радиусе примерно пяти метров от неё, к концу тридцати метров влияние практически полностью рассеивается. Чтобы поддерживать свою магию, Иллаэ должна практически не умолкать, поскольку сон улетучивается вскоре после того, как она прекращает петь. Во время пения она едва может двигаться медленным шагом — на освоение даже этого ушло порядочно времени.
Никакой другой магией Иллаэ не владеет и неспособна к иному способу наложения заклинаний, кроме пения, в которое вкладывает всю гамму своих эмоций, звучащих в голосе, мелодии и тексте.
Иллаэ живёт в золотой клетке — между прочим, натуральной золотой клетке, её "комната" находится внутри, за позолоченными прутьями внутри отдельной залы, — ни в чём не нуждаясь, любима, как любим любой питомец, почти ничего не помнит о своём прошлом — воспитание и влияние магистра вытеснило из её разума эти воспоминания, — и очень привязана к своему хозяину. Мир вокруг незнаком ей, она ни разу за последние десять лет не покидала особняка. За ней ухаживают другие рабы магистра, одевают в лучшие тонкие ткани, расчесывают её красивые длинные волосы, украшают жемчугом, золотом и сапфирами. Она — ценность, но относятся к ней снисходительно, как к созданию весьма ограниченно разумному, игрушке, кукле. Иллаэ не обучена читать, хотя разбирается в нотной грамоте, умеет — и ещё учится играть на разных музыкальных инструментах. Она не мечтает о свободе — она даже не представляет свой мир другим.
Как знать, что будет, когда это изменится.

примеры музыки иллюзий, создаваемых Иллаэ




сама Иллаэ

https://i.pinimg.com/564x/0e/9c/3c/0e9c3ce76abdc37f2f5d663654a0b72b.jpg
https://i.pinimg.com/564x/dd/ba/8d/ddba8d2b1001dadaf88e57f9087fd1ac.jpg
https://i.pinimg.com/564x/56/93/cb/5693cb9572bbbc33efddfbf587aef0b4.jpg

Предназначение: отыграть давний гештальт на подобную способность, по возможности поучаствовать в развитии сюжета в Тевинтере.

Основной аккаунт: Isabel Turnsso.

0


Вы здесь » Dragon age: final accord » Завесный огонь » Регистрация НПС