НОВОСТИ ФОРУМА:
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?



Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Воспоминания прошлого » Меж строк и страниц [Драконис 9:43]


Меж строк и страниц [Драконис 9:43]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

МЕЖ СТРОК И СТРАНИЦ
[html]<center><img src="http://funkyimg.com/i/2FX4a.png" class="illust_ep"></center>[/html]
Перебирая книги в преддверии возвращения в Вал Руайо, Эсмераль вспоминает о так и не сделанном ранее предложении и решает наверстать упущенное — а может, и какими-то новыми выгодами заодно обзавестись. Случай-то располагающий.

Дата событий:

Место событий:

начало весны 9:43 ВД

Особняк Эсмераль де Жевинь в Вал Гаморде, юг Орлея

Эсмераль де Жевинь, Маханон Лавеллан
Вмешательство:нет необходимости

+1

2

Просторный особняк правящей семьи Вал Гаморда вновь был заставлен походными сундуками и ящиками. Хотя в последний раз все выглядело совершенно иначе, когда новая счастливая обладательница этих земель вытравляла любые напоминания о скорбно прервашейся линии гамордианских Буффонов из этого дома. Часть ушла с молотка на финансирование владений, более личные вещи попросту сожжены во дворе.
Сейчас на богато отделанных стенах красовались портреты именитых предков де Жевинь и стяги с их родовыми гербами. Здесь же они должны были и остаться. Паковали слуги в основном личные вещи герцогини, коих было немало и кои не ограничивались банальным гардеробом и украшениями. Во время минувшего кризиса Эсмераль посчитала наиболее разумным хранить все что дорого сердцу именно там, где находилась сама. Сейчас, наконец разобравшись с делами и наладив жизнь немногочисленных подданных, она намеревалась оставить дела города верному сенешалю, сама же вернуться к придворной жизни блистательного Вал Руайо и перебраться поближе к эпицентру всех назревающих реформ. Ветер сменившейся власти тому благоволил и столь редкий шанс упускать определенно не стоило.
Сегодня проститься с новой подругой приехала Мари-Мадлен Ленуак, младшая дочь местечкового виконта, владевшего одной из шахт в Гамордианских Пиках. Девушка, хоть и чистой орлесианской "породы", была удивительно похожа на близкую знакомую не только внешне, но и игривым озорством во нраве.
— Мне будет Вас не хватать, дорогая. Вы даже не представляете насколько.— проворковала Мари с нескрываемой досадой, присаживаясь в обитое багровым бархатом кресло за столиком в будуаре герцогини — Нет, в самом деле, Эсмераль, Вы стали лучиком света в этой унылой серой глуши и вот оставляете меня здесь одну среди чопорных зашоренных вельмож, именующих себя моими друзьями.
— Я искренне сочувствую Вашей тяжелой доле, моя милая Мари.— шутливо ухмыльнулась де Жевинь, отпив чая из тонкой фарфоровой чашечки — Но, кто запретит Вам посещать меня в столице? К тому же "ваши друзья" наконец-то смогут вздохнуть спокойно без всех наших невинных проказ.
Девушка вторила ироничной ухмылке — Печально, в высшей степени печально, Эсмераль! Теперь мне совершенно не с кем будет поменяться нарядами, дабы оконфузить подслеповатого и не внимательного к деталям масок маркиза.— звонким смешком завершила она.
На что герцогиня одобрительно салютовала чашкой и отставила ее прочь.
— Увы. Жизнь в провинции и впрямь не лишена своих прелестей. Такие вольности здесь позволительны и безобидны. Но и себя мне нужно помнить. Тогда как у Вас все еще впереди, удел вдовы не так завиден и мне следует самой позаботиться о своем будущем.
— Так что же? Вы все еще молоды и хороши собой, неужто подыскать достойного кавалера для Вас такая проблема?— непонимающе спросила Ленуак.
— Ммм... Кавалера? Вовсе нет. Однако я совершенно не стремлюсь к новому замужеству. Слава Создателю, в том нет уже никакой необходимости.
Занятая лимонным пирожным гостья лишь понимающее кивнула, не став перебивать.
— Хотя вот и кавалеры, признаться, порядком поизносились.— манерно посетовала Эсмераль, вызвав тем на лице собеседницы очередную кокетливую умылку.
— О, Вам ли сетовать на недостаток внимания с тех пор, как удалось возвыситься за счет дружественных связей с самой Инквизицией.— все же кольнула Мари — Ни за что не поверю, что Вы не обрели там каких-нибудь нетривиальных знакомств.
Герцогиня непонимающе моргнула, поведя плечом, выражая тем самым полную непричастность к чему бы то ни было, о чем могла бы намекать сейчас ее подруга.
— Ну как же.— пояснила Ленуак — Говорят там собрались самые выдающиеся представители всех стран и народов. А Вы, как я помню, не раз встречались с дипломатами ордена и даже были приняты в Скайхолде.
— Нет-нет, прошу, Мари, не начинайте. Мы же уже выясняли, ни с какими кунари мне пообщаться лично не доводилось и нет, они вовсе не так впечатляющи внешне, как Вы себе выдумываете.— журяще усмехнулась герогиня.
— О Вы жестокая, жестокая женщина, Эсмераль.— с деланной обидой ответила Ленуак.
— Но вот знаете,— протянула она, проходясь кончиками пальцев по корешку лежавшей на краю стола книги — Меж тем Вы подали мне весьма занятную идею. Думаю, нам все же может удастся немного пошутить перед моим отъездом.— скользнув ладонью к руке собеседницы произнесла де Жевинь, чей блеск в глазах не предвещал уж точно ничего безобидного. Задуманная карта могла не сыграть, но попробовать стоило.

***

Спустя некоторое время в Скайхолд с почтовым обозом прибыло письмо, написанное изящным почерком на гербовой бумаге, все еще хранящей легкий аромат магнолий, адресованное М. Лавеллану.

Любезный сударь,

Надеюсь, Вам не удалось забыть наше случайное знакомство в этих стенах на приеме по случаю победы над армией Старшего. А также о моем намерении отправить часть личной библиотеки в пользование вашего прославленного ордена.
Задача оказалась более сложной, чем могло казаться. Боюсь, что вынуждена просить Вашего участия и личного совета в подборе соответствующей литературы. Как было бы прискорбно понапрасну загонять лошадей и в конечном счете пускать чужой труд на растопку каминов величественной горной крепости.
Буду признательна, если сумеете отыскать несколько свободных дней на то, чтобы помочь мне в разрешении дилеммы, прибыв лично в мой особняк Вал Гаморда.

С надеждой на скорое свидание,
герцогиня Эсмераль де Жевинь.

+1

3

В библиотеке Скайхолда по вечернему времени царил привычный мягкий гомон неразборчивых голосов, шагов, шелеста страниц, то и дело перебиваемого вороньими карканьями и хлопаньем крыльев. Маханону нравилось здесь находиться, в этом уютном смешении чужого присутствия, на краю, слушая и наблюдая — больше, чем сидеть в своей комнате, наглухо отгородившись дверью. Может, он даже немного скучал по возможности провести вечер вот так, по сути, ни за чем, листая псевдоисторическую книгу о подвигах Императора Драккона — не прошло еще и недели, как долиец в числе группы исследователей вернулся в замок после очередного затянувшегося почти на месяц путешествия, и неделя эта была фактически от рассвета и до заката посвящена резюмированию полученных результатов и документированию кратких походных записей, превращению их в полноценные изложения практического опыта.

Теперь у них было время на теорию. Немного, но было — немедленная опасность ушла, и сообщения об угрожающе активных разрывах, мешающих нормальному течению жизни, поступали все реже. В какой-то мере к лучшему было и то, что Инквизитор практически все эти задания спускал ниже, магам, сам предпочитая заниматься дипломатическими делами и поменьше встречаться с демонами. Запечатать разрыв при помощи Якоря, конечно, было проще и быстрее, не требовало лириума, а значит, обходилось дешевле — но это не давало такого зачастую уникального опыта и возможностей для совершенствования технологий работы с Завесой. Даже если за уникальность опыта приходилось платить порой трагическими случайностями... Маханон вздохнул и поудобнее устроился в кресле, где сидел, подогнув ноги и положив на колени тяжелый потертый том. Всё, что ни делается, все к лучшему. Им нужны эти знания. Если когда-нибудь такая же случайность покончит с ним самим, что ж, он знал, на что шел. И беспокоиться будет только о том, чтобы остальные смогли сделать из этого правильные выводы и не повторить такой же ошибки. Когда-то и привычная сейчас теория магических щитов и стихий, должно быть, точно так же писалась кровью...

А глядите-ка что у нас тут е-есть!..

Чужой голос совсем рядом выдернул Маханона из задумчивости, и эльф, прекратив рассеяно поглаживать пальцами потрепанные края страниц, поднял посерьезневший взгляд на того, кто без особых церемоний вторгся в покой библиотечной секции.

Томас, — он не то поприветствовал, не то просто констатировал факт, узнав ухмыляющегося солдата в стандартной тунике с символом Инквизиции, привалившегося плечом к шкафу. "Что тебе надо" осталось невысказанным, но совершенно неприкрыто имплицированным в интонации и приподнятой брови.

Убедившись, что привлек внимание, парень отлепился от шкафа, с полным самодовольной торжественности видом помахал зажатым меж двух пальцев конвертом с печатью из красного воска:

Письмо. Почерк-то какой, только взгляните! Адресовано месье Эм-Лавеллану, — зачитал он специально чуть ли не по буквам. — И пахнет — ммм! — цветами. Ну-ка признавайся, от кого? Где уже интрижку закрутить успел, проныра остроухий?..

Любопытство, казалось, наживую собиралось отгрызть Томасу ногу, если он сию же секунду не утолит его — иначе и предположить не получалось по этому жаждущему подробностей блеску в глазах. И этот человек отмахивается от предложения почитать орлесианские дамские романы, вздохнул про себя Маханон. Зря. Интерес ко всему романтичному и связанному с девушками при полном и хроническом невезении на личном фронте был у разговорчивого и полного живого энтузиазма Томаса чем-то вроде визитной карточки. Иногда эльф ему в этом даже сочувствовал, хоть и не понимал такого ажиотажа — и, что таить, подозревал, что именно этот жгучий щенячий энтузиазм и есть основная помеха на пути солдатского счастья.

Но странное письмо не прибавило Лавеллану желания шутить.

Отдай, — спокойно сказал эльф, протягивая руку.

Не-а! — Томас дразняще помахал письмом, прищуриваясь и улыбаясь. — Сначала ответы! А то знаю я тебя...

Отдай, — повторил маг тем же тоном, чуть склоняя голову, но Томас продолжал упрямствовать:

Ну что ты заладил, отдай да отдай? Как пакет государственной важности! Ну серьезно, Хано, что за секреты? Я же не... аа-а!

Короткая бледная молния, ужалившая солдата в руку, заставила его вскрикнуть и дернуться, роняя письмо, которое тут же было подхвачено и увлечено плавной волной кинетического притяжения в руки мага. Цыкая и шипя, Томас тряс онемевшей и ненадолго ставшей ватной конечностью:

Да чтоб вас, магов...! — возмущенно насупился он — но, впрочем, больше эмоцинально и беззлобно, видать, понимая, что заслужил — потому что уходить не спешил. Наоборот, разминая руку, очень внимательно следил за тем, как Лавеллан надламывает восковую печать.

Это от Эсмераль, — сказал эльф удивленно, пробежавшись глазами по строчкам на красивой бумаге, и тут же осекся, мысленно на себя ругнувшись.

От Эсмераль? Это... аааа-а! — лицо Томаса озарил свет воспоминания. — Это та, которая... Слушай, это ж когда было? С полгода уже прошло, а? Ты ж все говорил, что больше ничего и не было? Погоди, и она вспомнила о тебе? Вот сейчас? Ого-го-го! — парень облокотился на самую спинку кресла Маханона. — Ну ты даешь. А что пишет? — попытался он заглянуть в письмо, но Лавеллан уже снова принципиально сложил его пополам, препятствуя любопытному носу.

Приглашает приехать в Вал Гаморд и дать несколько практических советов по комплектации библиотеки, — размеренно проговорил долиец, старательно пряча улыбку.

При... да ну не ври! — аж вскинулся едва ли не висевший на кресле Томас, то ли ужаснувшись, то ли восхитившись, то ли всё сразу.

Не вру, — степенно возразил Маханон, хотя в интонации его сквозило веселье.

Тогда покажи письмо!

Не покажу, это личное, — долиец положил ладонь сверху на бумагу.

Значит, точно врешь. Слушай, ну так же не бывает!

А что бывает в личном письме? — лукаво поинтересовался маг.

П... понятия не имею, — обиженно стушевался Томас и скрестил руки на груди. — Мне-то женщины никаких писем не пишут, знаешь ли.

Тогда, может, тебе стоит попытаться писать им первому? — спрятав письмо под край камзола, Лавеллан наклонился, натягивая сапоги.

А ты ей первым написал?

Нет.

Ну вот и я хочу, чтобы... — запальчиво начал солдат, но Маханон наставительно заметил, поднимаясь:

От одного "хочу", друг мой, толку не будет. Надо что-то делать.

И что, например? — вздохнул Томас, с обретенной на минуту серьезностью следуя за магом к выходу из секции.

Кроме писем? Не знаю. Попробуй лицо краской разрисовать, может, в этом весь секрет?..

***
Миледи Эсмераль,

Забыть о встрече с вами было бы истинным кощунством и позволить себе такое может только редкой расточительности человек. Я к таковым себя не отношу, и потому рад знать, что вы также вспоминаете обо мне даже сегодня.
За прошедшее время мне удалось больше узнать о вкусах своих сослуживцев, так что могу заверить вас, что оказать экспертную помощь в выборе книг мне не составит труда. Я прибуду к вам, как только буду освобожден от немедленных надобностей службы Инквизиции. Путь до Вал Гаморда лежит неблизкий, но я обещаюсь что-нибудь придумать, чтобы не заставлять вас ждать, а библиотеку Скайхолда томиться без пополнений.
Рассчитываю на встречу с вами в первых числах Дракониса.

Ваш вдохновленный ученик,
агент Маханон Лавеллан
.

***
Решение, однако, далось магу не так просто и легко, как то звучало на бумаге гаммой тщательно подобранных слов — после десятка смятых и выброшенных листов. Просто так отступить от своих обязательств перед организацией, перед группой соратников, презреть все необходимости и потратить время на личные вопросы Лавеллан не мог — не считал себя вправе. Проще, безопаснее и спокойнее было думать, что собственные желания не значат ничего, задвинуть их в дальний угол и забивать каждый следующий день новыми делами. Забыть о себе было проще. И вспоминать из-за этого не особенно хотелось.

Он вспоминал, задумчиво потирая пальцами подбородок, тот поцелуй на крепостной стене. Смутный сейчас, но тогда стоивший ему немалого числа ехидных намеков, вопросов и тычков — пока тема, не получив никакого развития и реакции, не исчерпала сама себя. Откинувшись на спинку стула, долиец смотрел на огонек догорающей на столе свечи и слушал темноту за спиной, словно надеялся на какие-то ответы. Стоит ли этот фривольный эгоизм своего времени?..

Маг пришёл к выводу, что стоит. Причин было две — библиотека знатной леди, в которой, возможно, стоят на полках не только художественные трактаты или сборники стихов за личными подписями бардов, или что еще она могла почитать ценностью, но и какие-то книги, о значении которых она даже не подозревает; и вторая, не настолько притянутая за уши — сама знатная леди. Он чем-то был ей интересен, раз спустя полгода она все еще помнила о случившейся мимолетной "шутке". Об эльфе, которого, обласкав вниманием, на следующий день лукаво обводила взглядом, более не соизволив заговорить. И вот — письмо. Маханон вертел его в руках, рассматривая искусно выведенные буквы витиеватого почерка, пока наконец в каком-то наитии не ткнул его краем в огонек свечи, подхватывая на бумагу жаркие и дикие языки пламени. Секунды спустя оно схлопнулось под волей мага, и черные остатки пепла слетели на стол, уже ничем не способные выдать то, что было на них написано. Хватало того, что он знал и помнил.

Поднявшись, он вытащил из шкафа походную сумку через плечо и принялся собирать вещи.

Герцогиня в Орлее — титул не маленький, второй по весу только королевской семье. Родовитая особа в бархатной маске имеет положение, а положение подразумевает связи, а связи — возможность знать кого-то, кто знает кого-то, кто... Эльф сжал пальцы на краю сумки и выдохнул. Если он ей интересен и зачем-то нужен, пусть так. Есть только одна цена, которую он пока не согласен был заплатить. Остальное вторично.

***
За ворона, обученного полетам в Гаморд, пришлось расплатиться обещанием доставить несколько менее срочных посланий в несколько точек вдоль Имперского тракта. Путь и впрямь был неблизкий — но, закладывая срок с небольшим запасом, Маханон мог позволить себе потянуть время, не гнать коня и останавливаться на полноценные ночлеги. Примчаться в указанных первых же числах, не задерживаясь, долиец нашел для себя неприемлемым — иначе грош цена была бы его словам о служебной занятости, которую скидывать со счетов и делать только своей проблемой не следовало ни сейчас, ни потом, если все задуманное удастся. Как там положено, красиво опоздать же? Следуя этому принципу орлейского этикета, он въехал в холодный южный город вечером шестнадцатого дня от выезда из Скайхолда, в начале второй недели весны — несмотря на обещания календаря, Вал Гаморд не спешил встречать тепло у своего порога. Прихваченный с собой плащ с меховым подбоем пришелся как нельзя кстати.

Уже у самых ворот поместья герцогини эльф спешился, под взглядами двух насторожившихся стражников приближаясь и ведя коня на поводу.

— Маханон Лавеллан, агент Инквизиции, — назвался он. — Герцогиня ждёт моего визита.

+1

4

— Как мило...— без какого-либо глумления в голосе произнесла Ленуак, возвращая герцогине письмо.
— В самом деле мило.— согласно кивнула де Жевинь, тепло улыбнувшись уголком рта, вспоминая смутный образ агента — Мужчина заметный и нескучный, удивительно сочетающий в себе многие качества. Не робок, но довольно тактичен, не глуп, рассудителен и быстро схватывает, не смотря на очевидную неопытность в светских делах.
— К тому же из лесных долийских отшельников, и маг.— добавила ранее услышанное компаньонка, как-то даже немного мечтательно — Вы всенепременно должны мне его представить!
Эсмераль задержала на девушке задумчивый взгляд, Мари-Мадлен была младше ее лет на пять — семь и все же, пожалуй даже более наивна, чем сама герцогиня в ее годы. Хотя то было большей частью показной защитной наивностью, лишь для отвода глаз, у той, что не готова бунтовать открыто.
— Ох в самом деле? А после скажут, дескать молодая вдова...— начала было женщина, не то шутливою игрой слов, не то повинуясь легко всколыхнувшемуся недовольству.
Приблизившаяся Ленуак неспешно взяла ладонь герцогини в свои, не дав договорить — Не скажут, потому что не узнают. Как и о многом другом. Мы же... Подруги... Эсмераль. Ну что Вам стоит? — и поднесла ее изящные тонкие пальцы к своим мягким пухлым губкам.
— Мари,— с кокетливым осуждением подалась вперед к ее лицу де Жевинь — Мне вовсе не хотелось бы... То есть, я хочу сказать, я вовсе не за тем устроила приезд агента.
— Ох да, конечно, тебя просто озаботила судьба кучки литературной ветоши и ты не хотела, чтоб твой отъезд запомнился печальным расставанием.
Густые бровки герцогини чуть дернулись к переносице, когда свободная ладонь скользнула к подбородку девушки, чуть придержав за челюсть, тем самым заставляя посмотреть в глаза — Вы смете, mademoiselle? Смеете сомневаться в моей добропорядочности и более того, так запросто обращаться ко мне на ты?! Ох упаси Создатель, если то войдет у Вас в привычку.— сладко протянула она, едва намекая на поцелуй и все же быстро отстранилась.
— Вы лицемерка, Эсмераль! Лицемерка и развратница!— звонко и смешливо объявила Ленуак и откинулась на пуховую подушку, разметав свои шелковистые черные локоны по белому кружеву.
— Уж кто бы говорил.— вернула шпильку герцогиня и хитро ухмыльнувшись, отложила письмо на прикроватный столик — Ну чтож, моя несносная искательница приключений,"хотите потягаться?" — поступим вот как...

***

Когда визитер представился один из стражников заглянул в висевший у него на поясе блокнот в кожаном переплете, дабы свериться, что мужчину можно было впустить.
— Ла-ве-ллан?— риторически переспросил он, жестом отправив напарника — Пойдемте, я покажу, где можно оставить лошадь.
Пока посетителя сопроводили в конюшни и разобрались по поводу ухода за его ездовым, второй стражник бодрым шагом подоспел к экономке, а та поспешила доложить своей госпоже о приезде.
— Беатрис, примите нашего гостя со всеми удобствами, не мне Вас учить. А если я не вернусь до того как он успеет отдохнуть с дороги, займите чем-нибудь. Скажите... Что я навещала соседку и должна вернуться к ужину. И не удивляйтесь что бы Вам не случилось сегодня увидеть.— распорядилась герцогиня, облачаясь в отороченный мехом плащ с капюшоном — Лили у себя?
— Как будет угодно, Ваша Светлость.— коротко кивнула пожилая высокая и сухая как щепка женщина — Лили в прачечной.
— Чтож. Нет времени объяснять, принеси мне ее маску к черному ходу.— наспех произнесла де Жевинь и взяв со спинки кресла небогатое скромное платье, вышла прочь из своих покоев, вниз по черновой лестнице, дабы не быть замеченой.
Беатрис была прекрасной женщиной и более всего своей молчаливой строгостью, любовью к порядку и муштре, но самое ценное тем, что никогда не задавала лишних вопросов и не замечала того, чего не следовало замечать. Она была одной из штата прислуги, который герцогиня неизменно забирала с собой куда бы не уезжала на длительное проживание. Свою признательность герцогиня часто выражала ей сверх жалования и Эсмераль не могла бы сказать наверняка сколько уже успела скопить экономка и для каких целей, ведь судя по скромному образу жизни и не имея семьи, наверняка не потратила и десятка серебряных.

***

После конюшен визитера с багажом проводили в гостиную особняка, где через несколько минут его приняла экономка.
— Добро пожаловать, monsiour Лавеллан. Я экономка этого дома, можете звать меня Беатрис.— представилась седовласая орлесианка в строгом черном платье — Ее Светлость сейчас навещает соседей, обещала быть к ужину. Позвольте проводить Вас в гостевые покои, что были подготовлены к Вашему визиту.
Расцепив покоившиеся на уровне пояса ладони, Беатрис приглашающим жестом указала в сторону фойе, куда выходила главная лестница ведущая на второй этаж.
— Вы верно устали с дороги? Я имела смелость распорядиться, чтобы Вам подготовили купальню.— мерным тоном сообщила экономка по дороге — Закуски и вино Вам могут принести туда или сказать, чтобы накрыли в Вашей комнате?

***

С самым внезапным приездом агента маховик веселья был запущен и две беспечные орлесианские дамы пустили свой коварный план в действие. Конечно то была бы не Эсмераль де Жевинь, еслиб в плане не было двойного дна. Однако же, она сама не представляла чем все может завершиться. О этот риск, азарт, а значит все по-честному.
Спустя несколько часов с приезда гостя во двор особняка приехала карета герцогини. Первой ступила на подножку Ленуак, чьи волосы были уложены совсем как де Жевинь носила во время приема в Скайхолде, в темно-синем атласном платье, с дерзкой алой помадой и милой маленькой родинкой нарисованной сурьмой над уголком губ. Сама же Эсмераль сегодня следовала за ней и выглядела неуютно скромно в платье пательных тонов, почти что без косметики, лишь капля грима маскировала родинку, которую необходимо было скрыть, завитые черные локоны были подхвачены в незамысловатую струящуюся прическу, а лицо скрывала маска более простая.
Отдав личные вещи экономке, что не могла не заметить подвоха, зная свою госпожу уже долгие годы, дамы проследовали в салон, пока в столовой накрывали ужин. А Беатрис отправилась сообщить о возвращении герцогини.
— Я так волнуюсь. Вы уверены, что все получится?— прошептала Мари, склонившись к уху спутницы.
— Вот и посмотрим, дорогая. Не Вы ли так горели желанием испытать себя? А в данном случае это хотябы безобидно. И самая большая прелесть в том, что в эту игру играют трое. Желаю Вам удачи. — ухмыльнулась Эсмераль.

Минуту спустя Ленуак доброжелательно просияла, завидев на пороге агента и проворковала с характерным акцентом — Агент Лавеллан, рада, что Вы добрались в целости и невредимости. Жаль, не смогла встретить Вас лично. Добро пожаловать в Вал Гаморд.— протянула она руку, приближающемуся мужчине.

Отредактировано Esmeral de Gevigne (2018-05-07 11:34:36)

+1

5

Отдыхать с дороги, не зная, чего и когда ожидать от визита в знатный дом, Маханон не рассчитывал — и привычно позаботился о себе сам, заранее остановившись на ночлег в достойной придорожной гостинице. Не тот, конечно, размах, что на Имперском тракте, где торговые обозы идут нескончаемым потоком, но смыть с себя пыль и усталость перед важной встречей да переодеться, чтобы не предстать перед герцогиней в дорожном кожаном доспехе нашлось где. Эльф только глаза округлил невольно, когда ему предложили подать закуски прямо в купальню — и, справившись с удивлением, отказался, предпочтя просто умыться и угоститься вином за чтением одной из книг, должно быть, больше для украшения выставленных на полки невысокого шкафа в отведенной ему более чем просторной комнате. Достаток, граничащий с роскошью, чувствовался здесь во всём — непривычный, словно гуляешь по какой-то торжественной картине в золочёной раме. Долиец, аккуратно присев на край софы и четверкой закинув ногу на ногу, даже не столько читал, сколько вслушивался в тишину вокруг себя. Ждать и гадать вовсе не было его любимым занятием. При виде вернувшейся с новостями экономки он моментально захлопнул книгу и встал, готовый последовать туда, куда она укажет.

— Ваша Светлость, — эльф учтиво склонил голову, приветствуя поднявшуюся ему навстречу госпожу и наученным уже жестом целуя протянутую ему руку. В перчатке на этот раз — почему-то. — Благодарю. Было бы неслыханной дерзостью даже представлять, что вы будете ждать меня каждую минуту, не отвлекаясь на иные дела. Спасибо заботе Беатрис, время в ожидании пролетело совершенно незаметно для меня, — он покачал головой, усиливая это галантное отрицание.

Долиец был облачен в чёрный жилет с узорчатыми вставками поверх плотной бежевой рубашки, застегнутый под самое горло на покрытые позолотой пуговицы, тёмные кожаные штаны и сапоги до колена с такой же тонкой полосой узоров по голенищу. Одежда по фигуре делала его стройнее, чем то могло показаться под более массивным мундиром — фигура, принадлежащая скорее бойкому и подвижному юноше, чем взрослому мужчине, но от большеглазого ли эльфа ли ожидать иного? Он пробежался взглядом по наряду герцогини — всё та же прическа, маска, скрывающаяся лицо, вызывающе яркие губы... не такие полные, как ему запомнилось, но Лавеллан не придал этому значения.

— Представите меня вашей... спутнице? — может, по этикету и требовалось чего-то иного, но он не мог проигнорировать присутствие другой женщины, вероятно, личной служанке Эсмераль — маска и одежда попроще говорили о не самом высоком статусе. Только что-то странное почудилось  Маханону во взгляде, который удалось поймать случайно — неожиданно живая, заинтересованная пристальность и прямота, — но, должно быть, она просто была не меньше других слуг в доме — за исключением, пожалуй, остававшейся совершенно сдержанной Беатрис, — удивлена видеть перед собой эльфа-долийца, ведущего себя не как лесная опасная тень с острыми стрелами, а как... обычный человек. Человек, не эльф — даже сейчас, когда эльфам с милости его Императорского Величества объявили право свободы, осторожное поведение слуг оставалось их визитной карточкой.

+1

6

— Если что-нибудь понадобиться во время прибывания здесь, можете смело обращаться к прислуге.
Мари-Мадлен улыбалась приветливо и одобрительно, но вместе с тем ей трудно было не разглядывать эльфа с татуированным лицом, которого по сути-то видела впервые в жизни.
— Моя спутница?— с некоторой, без сомнения притворной, растерянностью переспросила она — Ах да, конечно. Mademoiselle Соланж, моя камеристка. Надеюсь, Вы не станете возражать, если она составит нам компанию за ужином и скрасит этот вечер своими талантами?
Названная камеристка ступила чуть ближе к гостю, изобразив короткий книксен и скромно улыбнувшись, украдкой посмотрела на него из под ресниц — Мое почтение, monsieur.
Завидев в дверях экономку, Ленуак двинулась в сторону столовой — Прошу к столу. Вы верно проголодались с дороги, Маханон. Да и мы уже успели нагулять аппетит.— мелодичным акцентом молвила Мари.
Среди цветов в изящных фарфоровых вазах, кувшинов с напитками и золоченой посуды, к трапезе были поданы нежные медальоны из телятины с гарниром из картофеля и овощей, запить то предлагалось полу-сухим вином и водой. Лже-герцогиня заняла место во главе стола, позволив остальным присутствующим самостоятельно выбрать себе место. "Соланж" скрадывая возможную неловкость, не тушуясь, села по ее правую руку.
— Позвольте любопытствовать, агент?— неспешно принявшись препарировать еду, произнесла Мари — Ведь Вы планировали свой приезд в начале месяца. Что задержало Вас в пути?

+1

7

— Ни в коей мере, — коротко улыбнулся Лавеллан, склонив голову в ответ представленной Соланж. — Однако вы разбудили моё любопытство. Позвольте угадать — таланты мадмуазель Соланж не связаны ли с... нешаблонным представлением живого искусства? — припомнил он состоявшийся на крепостной стене разговор, который позже еще не раз перебирал в мыслях — и тем более по дороге сюда. — С удовольствием взглянул бы на воплощение того, о чем вы мне упоминали, — эльф с заинтересованной вежливостью улыбнулся камеристке, однако моментом позже вернул свое внимание герцогине, чьим впечатлением он определенно интересовался больше.

Заняв оставленное ему место по левую руку герцогини и напротив камеристки — действительно, не удивленный, но в некоторой эгоистичной мере раздосадованный присутствием третьего лица, навевавшего общению, казалось, излишнюю формальность, — долиец поднял взгляд на заданный ему вопрос:

— Служба, миледи, — ответил он, не моргнув глазом. — Дела Инквизиции тянутся далеко за пределы Скайхолда, а наши лидеры знают цену грамотному использованию ресурсов. Коль скоро я временно оставляю службу как маг, пришлось поработать гонцом по особым поручениям, — Лавеллан с легкостью пожал плечами, показывая, что не придает этому никакого оскорбительного для себя значения. — Я клялся в верности делу Инквизиции и клятву эту обязан не нарушать... как бы не хотелось иного, — лукаво взглянул он исподлобья в глаза герцогини и взялся за вилку с ножом, в соответствии с правилами принявшись разделять мясо на небольшие кусочки и в очередной раз раздражаясь про себя тому, как это неудобно.

Практика обедать за столами да с приборами, еще и делая это с десятком условностей, была одной из вынужденных тягот причастности к человеческому сообществу. И если к красивой и сложной одежде долиец в определенной степени пристрастился, с сапогами — смирился, признавая необходимость, то трапезничать все равно при каждом удобном случае предпочитал "вольно", забирая еду к себе в комнату или перебираясь на свежий воздух. Но сейчас о таких вольностях речи, разумеется, и быть не могло — приходилось быть "культурным" по чужим представлениям, чувствуя, как непривычно ноют от этого кисти и запястья рук.

Возвращаясь к мысли о присутствии камеристки, Маханон не мог не отметить про себя, что Эсмераль с ним сейчас явно осторожничает. Изучает, оставив расстояние — словно опасается его наедине намного больше, чем в присутствии многочисленных иных гостей, чье наблюдение заостряло риск потерь для репутации. Сейчас же, кроме слуг, никто не мог бы увидеть и нелестно оценить ее вольности и импульсивные поступки, но бросаться в омут также, как в первый раз, герцогиня не спешила. Что же она задумала все-таки за этой "помощью с библиотекой"? Тут даже неопытный Томас влет догадался, что приглашен Лавеллан был совсем не за этим — но истинные намерения, вероятно, еще долго останутся затененными. Что ж, её право устанавливать правила сейчас — а Игра только началась...

+1

8

— Вот как?— оживленно вторила Ленуак — Похоже нам и впрямь не о чем беспокоиться, если "спасители мира" могут позволить себе расходовать такой ресурс в качестве гонца.
Отправив небольшой кусочек пищи в рот и тщательно прожевав, она продолжила после минутной заминки — И все же хотелось бы верить, что я не сильно помешала Вашей службе, вызвав сюда по такому, будем честными, пустячному делу.
Когда лже-герцогиня смолка к беседе подключилась камеристка — Надеюсь, мое любопытство не будет слишком навязчивым, monsieur Лавеллан. Вы говорили о каком-то "нешаблонном представлении искусства" и раз уж мне положено скрасить сегодняшний досуг чем-то подобным, хотелось бы понимать, что именно Вы имели ввиду.— кротко улыбнувшись с неизменным кокетством карих глаз, поинтересовалась она.
Отвлекшаяся на трапезу Мари внимательно слушала, так как не понимала, к чему были те слова агента. Эсмераль же, в свою очередь, помнила прекрасно тот их разговор, но не желая портить партию, не достигшую пока ничего, решила подыграть.

+1

9

— Право, миледи, — улыбнулся тарелке Лавеллан, коротко бросив светлый взгляд на герцогиню. — Я всего лишь рядовой агент, далеко не единственный маг даже в своей специализации. Не хочу показаться излишне скромным, умения каждого агента в Инквизиции что-то да значат, но мой ресурс, на самом деле, вполне заменим и не исключителен, — кинув в рот небольшой кусочек мяса, маг прожевал его и добавил. — Очень удобно, польза есть, а вот убытков не предвидится. По счастью, мы более не на военном положении, однако это совершенно не повод проще относиться к нашим обязанностям.

Еда была приготовлена на славу, без лишнего жира или обратной ему сухости, но долиец очень осторожно давал волю аппетиту, перемежая это глотками вина из высокого бокала. Приятный жар алкоголя отлично отгонял воспоминания о пронизывающем ветре и холоде гористых этих мест.

— О, — поднятая камеристкой тема, похоже, заставила эльфа вспомнить что-то такое, отчего он улыбнулся шире и хитрее, снова пряча взгляд наклоном головы. — Боюсь, я и сам точного ответа не знаю. У леди Эсмераль не было возможности посвятить меня в суть затронутой темы... в силу того, что ее внимание оказалось несколько отвлечено от нашего разговора более... насущными вопросами, — Маханон искоса и исподлобья глянул на герцогиню с очень заговорщицким видом, не прекращая улыбаться.

+1

10

Ленуак вежливо улыбнулась непонятому намеку эльфа и скрылась за бокалом, запивая свой ужин.
"Или же Ваше слишком рассеяно в виду сказанных "насущных вопросов"."— саркастично отметила про себя Эсмераль, но ничего не сказала.
— Признаться, я довольно смутно помню ту нашу беседу, агент Лавеллан. Должно быть в силу усталости от длительной поездки, смены климата...— сказала наконец Мари, заставив тем свою компаньонку слегка понервничать.
В планы де Жевинь вовсе не входило раскрытие всех деталей того вечера. Хотя воспоминания были пожалуй очень даже приятными. И вот он сейчас снова находился в ее обществе, невольно втянутый в бесцельный фарс скучающих дворянок. Ей стало странно отчего она не написала раньше, отчего не позвала чтобы побыть наедине. Скорей лишь потому, что это было бы полной блажью прилагать усилия к чему? Да и зачем? Впрочем как и сейчас, лишь для того чтобы порадовать напоследок случайную любовницу и добрую знакомую, милую девушку, которую очень скоро покинет, возможностью примерить на себя чужую личину и посмотреть воочию на агента "прославленного" ордена. Простолюдины правы, абсолютно правы, утверждая что орлесианская знать "бесится с жиру". И все же она не могла игнорировать того что ей нравилось то, что он все же приехал, нравилось смотреть на него и, если осмелиться быть до конца честной с собой, тянуло к эльфу, хотелось прикоснуться, остаться наедине. Поймав себя на том, что разглядывает гостя слишком пристально, со всей надуманной скромностью камеристки, Эсмераль отвела взгляд.
Тем временем лже-герцогиня неспешно продолжала беседу — Не помню, пытала ли Вас ранее. Скажите, как получилось, что к рядам Инквизиции вдруг примкнули кунари? Говорят, что их немного. И кто они тогда? Как могут служить приверженцам андрастианской веры, исповедуя свой варварский эм... Кун?

+1

11

Урезонивать его Эсмераль не стала — ни словом, ни жестом, ни прямотой взгляда, бросающей испытывающий вызов; "отмахнулась" от темы бокалом и сослалась на зыбкую память. Зыбкую, был уверен Маханон, только на словах — и почему-то в присутствии единственного свидетеля, камеристки, словно она была не послушной своей госпоже молчаливой соучастницей, а некоей блюстительницей нравов, — по письму же вряд ли можно было решить, что герцогиня не помнит, о чём они говорили, прежде чем...

Но пусть. Торопиться некуда.

— Или, возможно, ваши взгляды на прекрасное изменились? Так тоже бывает, ведь прошло не так уж мало времени, — рассудил Лавеллан, снова берясь за нож, "мода могла смениться" — оставил он себе мнение о непостоянстве иных тенденций орлейской культуры, тихо улыбнувшись, и бросил умеренно заинтересованный взгляд на женщину по другую сторону стола. Та снова смотрела прямо — очень прямо, внимательно — но, стоило пересечься взглядам, поспешно отвела глаза. Странное ощущение. Должно быть, на фоне этой внезапной скромности Эсмераль, словно решившей изобразить благопристойную хозяйку, ему мерещится всякое...

— Кунари? — удивился Лавеллан поднятой теме. — Вы считаете Кун варварским? — пытливо поинтересовался эльф в ответ с ноткой недоверчивости, не ожидав такого слова от запомнившейся ему необычайно смелой в своих воззрениях герцогини, но продолжил. — Большинство кунари, работающих с Инквизицией — обычные наемники, которые не следуют Кун. Но, так или иначе, служба в Инквизиции — не о вопросах веры, леди Эсмераль, — улыбнулся долиец. — Среди нас есть и аввары, и хасинды, я даже знаю одну ривейнскую провидицу — во всяком случае, она себя так называет. Кунари, последователи Кун или нет, только часть всего разнообразия рядов Инквизиции. Но, соглашусь, они одним своим ростом привлекают к себе больше внимания, чем все остальные вместе взятые, — усмехнулся Маханон, отпивая глоток из своего бокала и бросая выжидательный взгляд на собеседницу.

+1

12

— Ростом.— согласно ухмыльнулась лжегерцогиня и в том, пожалуй впервые за вечер была удивительно похожа на свой прототип — И развитой мускулатурой, к тому же, наверняка очень выносливы. Как жаль, что взгляды основной массы представителей этого народа так сильно разнятся с нашими.
Закончив с трапезой, она чуть откинулась на спинку стула и неспешно взяла в руки бокал. В то время как настоящая де Жевинь готова была удрученно покачать головой, но сдержалась. Стоило ли вообще все это затевать, когда мечтавшая почувствовать себя в шкуре барда дворянка... Одним словом, не выражала никакого особого интереса или азарта. В их маленьком невинном союзе Мари выступала скорее ведомой, с ней было легко и просто играть самой Эсмераль. Девушка была податливой и быстро схватывала, однако же о личном энтузиазме говорить не приходилось, увы. По всему герцогине следовало взять ситуацию в свои руки, пока и она не начала откровенно зевать со скуки.
— Ваша Светлость, надеюсь Вы не станете возражать инициативе?— учтиво осведомилась камеристка, отложив приборы и получив снисходительный кивок головы, обратилась к гостю — Скажите, monsieur Лавеллан, чем же возможно порадовать Вас сегодня? Если, конечно, Вы не имеете ничего против музицирования или поэзии.
Стоявший в дверях слуга немного помедлил, после того как собравшиеся завершили трапезу и по жесту лжегерцогини принялся убирать со стола.
— Десерт подайте в салон.— распорядилась она, когда тот забирал ее тарелку — И расчехлите арфу.

+1

13

Недоумение исказило рисунок на лбу наморщившего брови эльфа, когда тот услышал от герцогини про мускулы и выносливость. Это... звучало странно, бесхитростно, не совсем тем, что он бы ожидал услышать от де Жевинь — но Маханон просто напомнил себе, что знает о ней очень мало. Замяв момент своего удивления, Лавеллан проговорил, беря приборы с явным намерением от разговора более детально перейти к еде:

— Основная масса с разнящимися взглядами, по счастью, пока остаётся за пределами океана. Большинство кунари-одиночек, каких вы можете встретить среди наемников, ведут себя... ну, как обычные наемники. Не скажу, чтобы они уж очень сильно отличались в этом от людей. В моём опыте, по крайней мере, — мелькнув улыбкой, Маханон уделил внимание мясу и овощам, фактически уходя от разговора на подумать — но герцогиня, похоже, и сама не была настроена много говорить. Однако недолгой паузе за столом затянуться сверх меры не позволила камеристка.

— Я смею довериться вашему выбору, мадам Соланж, — сдержанно улыбнулся эльф, откладывая приборы на пустую тарелку. — Не сомневаюсь, вы умеете угодить самым изящным вкусам герцогини, а мои так и рядом с ними не стояли. И музыка, и поэзия — я нахожу культуру Орлея в этом отношении более чем достойной внимания.

Не такая уж и неправда, в самом деле. Специфическая ритмичность шемленского стихосложения была необычна, как и музыка, сыгранная в совсем других традициях, нравилась ему — когда была сыграна хорошо. Высокая, пусть и чужая культура, тянула любопытство долийца к себе — и потому инициативе Соланж он внимал вполне заинтересованным и живым взглядом. Уж всяко более вдохновленным, чем беседой о достоинствах кунари.

+1


Вы здесь » Dragon age: final accord » Воспоминания прошлого » Меж строк и страниц [Драконис 9:43]