НОВОСТИ ФОРУМА:
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?



Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Линия на песке » Эсмераль де Жевинь // Герцогиня Орлея


Эсмераль де Жевинь // Герцогиня Орлея

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ОБЛИК

Имя: Эсмераль Алоизия де Жевинь
Дата и место рождения: 9:15 ВД, замок де Жевинь, Орлей
Раса: Человек
Род деятельности: Герцогиня, хозяйка Вал Гаморда, в прошлом союзница Инквизиции
Класс и специализация:
Внешность: fc: Emeraude Toubia
[indent]глаза: темно-карие
[indent]волосы: черные, ниже лопаток, густые волнистые
[indent]рост, телосложение: 164, нормостеник
[indent]особые приметы: Обладает выраженным северным типом внешности со светлой кожей, подверженной золотистому загару, характерному скорее для знати Неварры и пограничных территорий, чем для представителей белокожей светловолосой аристократии центрального и южного Орлея. Крупные выразительные черты лица лишь подтверждают факт наличия неварранских корней. Над верхней губой слева небольшая темная родинка. Фигуристая, крепко сложенная, но все же привлекательно женственная. Холеная и ухоженная, сразу заметно, что не скупится на поддержание своей красоты ни в средствах, ни во времени. При всей своей и без того яркой внешности не смущается подчеркивать ее при помощи косметики и модных нарядов, не боясь показаться при том излишне вызывающей или кичливой. Обычно находит тому достойное сочетание и все же редко ухитряется затеряться в толпе.

ИСТОРИЯ

История герцогов де Жевинь уходит своими корнями вглубь времен, когда Неварра представляла собой лишь полис, являющийся ныне ее столицей, а все прочие города входили в состав Орлесианской и Тевинтерской империй. Основатель рода Дамьен де Жевинь был орлесианцем по крови, правителем обширных земель на территории современного пригорода Арлесанса и Полей Гизлейна. Много воды утекло с тех пор, и судьба древнего и когда-то могущественного рода претерпевала немалые, порой неожиданные изменения, не раз сменяя союзников и побратимов, заключая договорные браки, по сути, делая все, лишь бы удержать величие и выплыть в круговороте страстей, то и дело охватывавших пограничные территории в начале веков. В фамильном древе де Жевинь можно обнаружить даже представителей многочисленного рода Ван Маркхэмов, однако ни одного Пентагаста.
В конечном итоге, спустя много лет интриг, завоеваний и потерь, противостояний и союзов, к Веку Дракона дела рода де Жевинь обстоят следующим образом. Резиденцией и основным владением герцогской семьи является фамильный замок, расположенный к востоку от Арлесанса и северу от Имперского тракта, виноградники и несколько прилегающих к землям замка деревень. Имущество это, конечно, не в полной мере соответствует высокому наследному титулу и, как подробней рассказывает история рода, является лишь малой частью того, что удалось сохранить в ходе многолетней беспощадной Великой игры. Тем не менее, семья де Жевинь слывет довольно богатой и зажиточной среди орлесианской аристократии. Одним из особых источников дохода подвластных земель является травяной ликер "Слеза виверна", готовящийся по тайной рецептуре местных мастеров, обладающий не только приятным рафинированным вкусом, но и, как говорят, целебными свойствами.
Неварранская кровь, плотно укоренившаяся внутри герцогской семьи, может иметь ряд объективных причин, что так или иначе неуклонно ведут к Великой игре орлейского двора. Но де Жевинь, кажется, совсем не страдают от нежелания большинства благородных домов Орлея родниться с ними, находя в свою очередь немалые выгоды в торговых отношениях Империи с ближайшим северным соседом. Меж тем в вопросах политики герцогская семья всегда позиционировала себя исконно орлейской и всячески выказывала и подтверждала свою верность Короне.
Эсмераль Алоизия рождена младшей, третьей по счету дочерью Мартена и Августы де Жевинь. Детство свое провела в фамильном замке в Орлее, в возрасте пяти лет отправилась с матерью и своей сестрой Эмелин на ее родину в Перендейл. Быть может, причиной тому послужил некий разлад в герцогской чете, о том Эсмераль может только догадываться. Как бы то ни было, старший из отпрысков и наследник рода, Рафаэль, остался в замке с отцом.
Воспитывались девочки под неустанным надзором вдовствующей бабушки, выписавшей своим маленьким любимицам лучших учителей и наставников из Шюрно, чтобы те не забыли традиций своей родины и смогли достойно вернуться в отчий дом, когда придет время. Не в пример серьезной и усидчивой Эмелин, Эсмераль росла жизнелюбивой и непоседливой девочкой. В то же время ласковой и покладистой, так как забота бабушки не оставляла других вариантов, а матушка была тогда уж слишком переменчива в настроениях. Со временем, с наукой о хитростях и примудростях светской жизни, Эсмераль научилась находить верный баланс между собственными капризами и желаниями и ожиданиями других, коим должна была соответствовать. Жизнь неварранского общества и дворянство не так сильно отличалась от Орлея, как можно было бы предположить, и здесь были свои правила и интриги, заставляющие быть особенно осторожным в словах и поступках. Лишь отношение к магам и представителям других народов было здесь несколько иным, чем в любом из прочих государств.
Шло время, а матушка все еще не спешила возвращаться в Орлей. Связь с отцом и братом выражалась в регулярной переписке и кратковременных визитах той и другой стороны.
Когда Эсмераль было пятнадцать на смену пожилому мэтру Батюру, обучавшему их с сестрой музицированию, танцам и придворному этикету, из Орлея с ворохом рекомендаций прибыл бард эльфийского происхождения Модесто. Младшая де Жевинь уже тогда была весьма недурна собой и оформилась довольно рано, что, конечно, не укрылось от внимания молодого пронырливого, и как оказалось на поверку, безпринципного наставника. Его отношения с воспитанницей спустя какое-то время стали куда более близкими, чем позволяли любые приличия. Сей факт, конечно, хранился в строжайшем секрете, и сам Модесто ухитрился даже это обратить в своеобразные уроки, раскрывая Эсмераль непрописные истины и тонкости мужской и женской природы. Понимание которой, с его слов, давало немалую фору даже в Игре.
Год спустя Эсмераль случайно обнаружила, что была не единственной студенткой нескучных факультативов остроухого проходимца. Нельзя сказать, чтобы ее юное наивное сердечко в тот момент было безнадежно разбито. Скорее, она была сильно огорчена и безнадежно разочарована, а вот отношения с сестрой сильно ухудшились с тех пор. Эмелин тут же назначила сестру соперницей и коварной разлучницей, ни в коей мере не собираясь делить с ней внимание Модесто, мнением последней даже не удосужилась осведомиться. Эсмераль же быстро отступила, полностью растеряв интерес к герою-любовнику, и, отойдя от потрясения, твердо решила перебраться к отцу, чем в свою очередь не обрадовала мать и бабку. Последним наставлением матушки был алхимический секрет, связанный с фамильным ликером "Слеза виверна": при добавлении в оный порошка из нехитрых "подручных" ингредиентов пьянящий напиток превращался в слабодействующий яд, вызывающий усталость и слабость, а при длительном регулярном применении приводящий к летальному исходу. В дальнейшем это послужило увлечению Эсмераль отдельными аспектами алхимии, связанными с изучением изготовления ядов и свойств различных компонентов.
Отец, в свою очередь, несказанно обрадовался переезду родной дочери, уделяя ей завидные внимание и заботу. Продолжалось это, правда, недолго и в конце концов стало выражаться исключительно в дорогих подарках и драгоценностях. Со временем Эсмераль поняла, что же могло послужить причиной размолвки родителей и решению жить отдельно. Мартен де Жевинь был весьма падок на женскую красоту, коей не гнушался себя окружать, особенно в отсутствии законной супруги. Наиболее частой гостьей отца, негласной заезжей обитательницей замка, была маркиза Эффилош Буффон. Если с отцом и братом отношения развивались в более ли менее доверительном семейном русле, то с этой дамой Эсмераль вела себя крайне насторожено, а вот маркиза чувствовала себя вполне вольготно, как у себя дома. Интерес пожилого герцога к этой красивой и уверенной в себе женщине был понятен, а вот касательно интересов маркизы, вроде бы не замышляющей официального распада четы де Жевинь и не грезящей брачными узами, пришлось хорошенько попытать горничных замка. Рассказывали всякое, шушукаясь и краснея, однако из всех пустых экзальтированных слухов удалось вычленить и материальное зерно — отец очень часто фигурировал посредником в сделках маркизы с неварранской знатью, а так же был учредителем нескольких шахтерских предприятий в Вал Гаморде. Эсмераль было сложно судить, насколько была виновата дерзкая маркиза в том, как прошло ее детство, и в том, что внутри ее семьи все было совсем не так идеалистично и радужно как хотелось бы. Она не столько винила ее, сколько попросту раздражалась одним лишь существованием этой невыносимой дамочки. Своих подлинных чувств и отношения Эсмераль, конечно же, никогда не показывала в силу должного воспитания. 
Эсмераль потребовалось не так много времени, чтобы, обжившись в Орлее и начав выходить в свет, начать чувствовать себя в местном обществе как рыба в воде и уловить все основные веяния орлейского двора. Среди местной знати семья ее считалась довольно-таки среднего порядка, не смотря на громкий титул и достаток. Однако это не помешало явлению к дверям замка знатных сватов из семей, желавших подняться по аристократической лестнице. Поскольку традиции были соблюдены за счет старшей дочери, Эмелин, уже составившей пару неварранскому дворянину, отец с большим азартом взялся за устройство судьбы Эсмераль. Чего греха скрывать, выгодное для него устройство. Первым счастливцем и избранником папочки был граф Тьери Вальжан, молодой наследник обширных владений в Срединных землях. Его мотивы, казалось, были относительно искренними, не в пример Мартену де Жевинь. С Эсмераль Тьери нередко встречался на приемах общих знакомых и, как утверждал, был очарован ее незаурядной красой. Сама девушка быстро смекнула что к чему и испытывала к происходящему весьма противоречивые чувства. Основная проблема состояла в том, что чем больше она постигала, каким человеком был ее собственный батюшка, тем меньше способна была его принимать таковым. Брата, настойчиво шедшего по стопам родителя, увы, постигла та же участь, хотя внешне они были дружны. Всем хорош был нареченный жених, да только камеристка его матери, Полин, оказалась настойчивей и приятней. Покуда главы дворянских семей готовились к свадьбе, меж девушками разгорелись нешуточные страсти и случилось то что, вероятно, должно было случиться. Их тайная связь открылась Тьери, оказавшемуся не в то время не в том месте. Простить и позволить подобного идеалистичный молодой человек не смог и был намерен разорвать помолвку. Эсмераль же не могла позволить этому досадному недоразумению сыграть против нее. Она просила жениха отложить окончательное принятие решения до утра, все хорошенько обдумать. В вечерний чай графа с помощью проворной Полин и ее близких друзей, было добавлено сильнодействующее снотворное. С помощью тех же друзей в его спальню тайно проникли блудницы из ближайшего борделя. А утро в покоях Вальжанов началось с бурной истерики возмущенной невесты, пожелавшей лично разбудить засоню-жениха. Конечно, после этого его попытки перевести стрелки выглядели жалко и неправдоподобно. Помолвку расторгли без ущерба репутации, а оскорбленная клеветой Полин получила покровительство де Жевиней и осталась служить Эсмераль.
Как говорят, ложки целы, но неприятный осадок все же остался. Следующие пару лет Эсмераль продолжала наслаждаться собственной свободой, обществом Полин, и все больше презирать отца за малодушие, выражавшееся, казалось, во всем что бы он не делал. К слову, с тех пор, как Эмелин вышла замуж, он полностью прекратил интересоваться жизнью семьи. Мать и бабушка по прежнему сохраняли нейтралитет. А Эсмераль все так же не намерена была отступаться от фамильного наследия и своей принадлежности к Орлею, хоть и любила всей душой родину матери.
Следующий жених Эсмераль из местечковой знати пал жертвой интриг собственных недоброжелателей. Он был убит в дороге под видом ограбления, преступников поймать не удалось, но все улики указывали именно на подставное ограбление.
И хоть невеста на выданье не молодела, трагическая смерть "дорогого и обожаемого" Жана-Батиста Савалля позволила, чтоб ее на некоторое время оставили в покое. В этот раз Эсмераль уже не искала новых романтических приключений, обратив пристальный взор на придворные забавы совсем иного толка. Случилось так, что среди ее окружения появилось немало ярых сторонников Императрицы и ее давних реформ, связанных с развитием образования и искусства. Вступив в благотворительный фонд вдовствующей маркизы Камбер, занимавшийся поддержкой молодых дарований в сфере искусств, Эсмераль производила регулярные взносы из средств, получаемых от отца. Конечно, общество меценатов пользовалось определенными привилегиями, и младшую де Жевинь часто можно было увидеть на большинстве нашумевших премьер Большого театра Вал Руайо и закрытых мероприятий знатных гедонистов. Немногим позже с согласия отца она организовала небольшой камерный театр при замке де Жевинь.
К концу 37го года отец захворал. Как бы не бились домашние лекари над панацеей, все как один говорили только: — От старости нет лекарства. Медленное угасание пожилого родителя не могло не волновать не только его потомков, но и неофициальную спутницу жизни, Эффилош Буффон, что тотчас же оказалась у его смертного одра и не оставляла ни на минуту. Ее присутствие отвадило от отчего дома неварранскую часть семьи, ни Эмелин ни матушка, так и не приехали, чтобы проститься. Течение болезни было долгим и мучительным. Слабея день ото дня, с редкими просветами бодрости духа, Мартен де Жевинь продержался еще около года.
Страсти в семье накалялись. В то время как Эсмераль, подобно своим ближайшим знакомым, стала наряжаться в фиолетовые цвета, как и было сказано при дворе Вал Руайо, демонстрируя тем самым поддержку Императрицы, Рафаэль лишь раздражался смелым речам сестры и выражал глубокую уверенность в том, что именно Великий Герцог способен вернуть порядок в страну.
Девушка не расчитывала быть названной наследницей или получить права на замок и фамильные владения, это было бы слишком неожиданно для младшей дочери. Однако и того, что было озвучено при оглашении завещания, никак не могла ожидать. Место отца на поприще главы семейства со всем причитающимся, конечно же, занял его старший сын. Эсмераль были назначены серьезные финансовые сбережения, а также некоторое движимое и недвижимое имущество за пределами родных земель. Однако было и условие получения оных богатств — заключение брака с кузеном маркизы Буффон, шевалье родом из далекого захолустного Монт-де-Гласа. Эсмераль не оставалось ничего другого, кроме как согласиться с этим обстоятельством к удовольствию маркизы Эффилош. Рафаэль остался равнодушным к судьбе сестры, полностью погрузившись в новые заботы. Мать, бабушка и сестра изволили посетить свадебное торжество и поучаствовать в приготовлениях.
Новоявленный муж, Анри Морель, не питал особого интереса к супруге, но больше к ее приданному. Его чувства были взаимны. Анри был мотом и пьяницей, а как потом выяснилось, и любовником злополучной маркизы. Меж тем один положительный момент Эсмераль все же удалось подметить в этом нелепом мужчине — а именно то, как он пристрастился к винным запасам де Жевинь и непосредственно к "Слезе виверна". Точно бы само провидение подсказывало девушке выход из сложившейся ситуации. К началу гражданской войны супруг был достаточно ослаблен для того, чтобы не только реже посещать свою любовницу, но и, отправившись по долгу службы, пасть одной из многих жертв на поле брани.
После всего пережитого торжествующей вдове следовало лично озаботиться собственными независимостью и благополучием. Деньги имеют неприятное свойство — заканчиваться, а вот земля может кормить тебя вечно, особенно когда ты привык жить на широкую ногу. Продав часть уцелевшего наследства и потуже затянув поясок, Эсмераль начинает искать знатных друзей и соратников уже менее светского, но более политического толка. На фоне разразившегося кризиса, падения Церкви и мировой угрозы Бреши, она решает рискнуть и сделать ставку на немногочисленное сообщество дворян, решивших словом и делом, а точнее монетой поддержать восставший из пепла орден Инквизиции. Инвестиция оказалась на редкость удачной. Во время расследования махинаций саму себя закапывающей маркизы Буффон, с Эсмераль связались агенты. Их прохладные отношения и вынужденная близость, длившаяся долгие годы, были очевидны любому. Конечно же, Эсмераль поддержала эту миссию по мере всех своих возможностей с завидным рвением и упорством. По счастью, ей удалось произвести правильное впечатление на лейтенанта, ведшую расследование на месте, и ее руководство. По счастью, маркиза была немолода и бездетна, и для мещан и соседей пострадавшего обезглавленного города Эсмераль успела в свое время примелькаться, пусть и как седьмая вода на киселе. По счастью, покровительство ордена и взаимная поддержка сыграли свою роль при Имперском дворе в официальном избрании Эсмераль де Жевинь новой владелицей Вал Гаморда и окрестных земель. 
Герцогиня осталась верна своим обещаниям и, когда ее финансовые и практические возможности расширились посредством обретения собственных владений, она заключила еще немало "дружественных" договоренностей с Инквизицией, снабжая орден вплоть до решающей битвы. Не обошлось и без публичного общения с жителями Вал Гаморда, не слишком довольными дефицитом, вызванным мерами новой хозяйки. Следуя советам мудрого сенешаля, многие годы ведшего дела города, она все же ухитрилась найти к ним подход и утихомирить толпу, сыграв роль набожной бессеребреницы.
Когда война со Старшим завершилась победой и угроза отступила, Эсмераль покинула Вал Гаморд и перебралась в уютный городской особняк в Вал Руайо. Дела города потихоньку налаживались, и она регулярно вела переписку с сенешалем. Получив приглашение на торжественный прием в Скайхолде, Эсмераль конечно же подтвердила свое присутствие. Сейчас Инквизиция возвысилась до невиданных прежде высот и правила бал не только в Орлее, а значит, крайне выгодно было оказаться в центре событий. Там же случилась роковая встреча с агентом Инквизиции, магом долийского происхождения, Лавелланом, обратившаяся впоследствии длительным романом, продолжающимся и по сей день. В отличии от многих, этому мужчине удается оставаться интересным ей, пускай их встречи редки. Как говорит сама герцогиня, он стал ей достойной наградой за все пережитые неприятности.
В настоящее время Эсмераль активно занимается состоянием своих владений, регулирует торговые договоры, путешествует и нередко бывает у родни в Неварре, но все реже появляется при Императорском дворе в силу последних событий.
Способности и навыки: воспитана и обучена в дворянских традициях, владеет орлесианским и торговым языками, играет на арфе, разбирается в искусстве, неплохо держится в седле, знакома с основами алхимии связанными со свойствами и ингредиентами изготовления ядов.   
Типовой инвентарь и недвижимость: город Вал Гаморд, несколько шахт в Гамордианских пиках, особняк в Вал Руайо, библиотека с редкими изданиями художественной литературы, внушительные финансовые сбережения и драгоценности.

ПРОЧЕЕ

Пожелания и планы: могу и хочу приключаться в Орлее, Неварре и при желании Вольной Марке и Тевинтере, ну и естественно игра с Маханоном.
Мастеринг: необязателен.
Пробный пост: ~

+1

2

Добро пожаловать на Dragon age: final accord!
Создайте личную хронологию, заполните профиль, найдите соигроков, и, конечно же, присоединяйтесь к нам в таверне «Чайка и маяк»!
Желаем интересной и динамичной игры!

0


Вы здесь » Dragon age: final accord » Линия на песке » Эсмераль де Жевинь // Герцогиня Орлея