Dragon age: final accord

Объявление


для гостей:
Правила Сюжет Список персонажей Гостевая Нужные персонажи Хочу к вам! Навигация по миру Классы Шаблон анкеты Заключение партнерства

Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?
для игроков:
Объявления Отсутствия Оформление эпизода Закрыть эпизод Говорят, что... Поиск соигроков Карта & Календарь Общая хронология Заявки на акции Регистрация нпс

НОВОСТИ ФОРУМА:
22/03 Кто нужен & Что играть.
27/01 Открытие форума!


Maxwell Trevelyan | Mahanon Lavellan

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Момент настоящего » Звездою севера [страж 9:47]


Звездою севера [страж 9:47]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ЗВЕЗДОЮ СЕВЕРА
http://funkyimg.com/i/2EbJn.png
Страстное увлечение магистра Симериана редкими животными обернулось большими неприятностями для Каронела и его грифона. Разбить оковы влияния чужой сильной магии будет непросто, но если на помощь приходит сомниари, в Тени нет ничего невозможного.

Дата событий:

Место событий:

середина месяца Стража, 9:47 ВД

Тевинтер, регион Сто Столпов, особняк магистра Симериана • Тень

Каронел, Фейнриэль
Вмешательство: нет необходимости 

+2

2

Коридоры замка были настолько просторны, широки и пусты, что само это монументальное величие свободы начинало угнетать. Казалось, понадобится не меньше тридцати шагов, чтобы дойти от одной стены до другой. Гулкая тишина, в которой над сверкающе гладким камнем пола далеко разносился звук шагов, заполняла здесь каждый уголок. Нерушимая, вечная, превосходно сбалансированная, но не мертвая — замершая в ожидании, словно поставленная на полку книга. Свет яркого дня сквозь узкие окна переплетался с этой тишиной и пустотой, слепило и било в глаза, отчего за витиеватой резьбой узоров и металлической оковки на стекле никак не получалось разглядеть хоть что-то кроме предельно ясного, почти белого неба. Все эти прекрасные окна, все арки из изысканного камня, все двери из роскошного древесного массива были похожи одна на другую. И за каждой аркой, за каждой дверью снова лежали коридоры. Повороты, перекрестки, тишина. В спокойствии и умиротворении, полнящим это место, чувствовался оттенок безнадёжной горечи, неизбежности конца — отсюда, из вечного одиночества, невозможно выбраться.

Каронел понимал, что вокруг него не-реальность, еще с того момента, как пришёл в себя на кровати в небольшой, светлой спальне с меховыми коврами и книжными шкафами вдоль стен. Наполненная приятными мелочами, украшениями и нежным уютом, она так и манила остаться, посидеть с книгой в этом славном мягком кресле под тёплыми солнечными лучами под чириканье весенних птиц за окном. Как хорошо бы это было, как прекрасно — просто сидеть и отдыхать, забыв о заботах, отложив их на завтрашний день... Но это был сон, просто сон, нереальное видение, необычно красочное и яркое — но, тем не менее, зыбкое в деталях, неспособное воплотить всю чёткую последовательность реального мира — только отразить, художественно дополнив и субъективно исказив. Это не было работой демона, Каронел не ощущал присутствия духов, добрых или злых — изоляция была близка к совершенной. Здесь постарался маг — достаточно умелый, чтобы сплести ловушку вокруг сознания Стража и заключить его там, словно рыбку в садке. Он не мог остаться, не имел права подчиниться сладкому внушению — и вышел за дверь, только чтобы найти эти бесконечные коридоры. Слишком однообразные, чтобы в них можно было найти какую-то зацепку, уязвимость, слабину. С демоном было бы проще — демона можно убить или обмануть, чтобы сбежать из его ловушки. Здесь бороться было не с чем — казалось, он заперт даже не в Тени, а в каком-то её подобии в собственном уме. Но маг продолжал пытаться. Может, он просто ищет не там и не то?..

Он снова и снова с досадой прокручивал в голове всё, что сохранила память до его "пробуждения" здесь. Ниточка событий терялась где-то в воздухе, на пересечении границ Андерфелса и... Маг повёл бровями, щурясь, но мысль уплывала и ускользала, не давая себя осознать. Обрывок мысли, подспудная уверенность в том, что он знает, где находится. Где находится его тело — и его грифон. Всё, что осталось после того, как в его уме покопался маг крови. Каронел, продолжая неспешно брести по коридору сквозь пятна света на полу, то и дело вспыхивающие ярким синим на ткани униформы Стража, поднял правую руку, рассматривая ладонь. На тонкой кожаной перчатке, должной защищать руки от сухого ветра высоты, ещё не было той прорехи, которая наверняка найдётся на настоящей. В памяти не закрепилось ничего, кроме вспышки острой боли, когда перчатку пробил хитро спрятанный шип в ладони путника. Вот и помогай подняться незнакомым людям. А ведь он так убедительно стонал, неспособный вытянуть ногу из-под павшей лошади... Эльф недовольно тряхнул рукой, роняя ее вдоль тела. Когда Миррис заметила с высоты их полёта бедствующую фигурку внизу, он приказал ей оставаться наверху, спускаясь, чтобы разведать... а что было потом? Он что-то говорил ей не своим голосом — приказами стоящего за плечом "гонца", толкавшими под руку, направлявшими, ведущими, словно куклу на нитках. Дикость ощущений помнилась ясно — он противился ей, сколько мог. Но чужая воля, пробравшаяся в кровь, была сильнее и звонче.

Тот маг явно не имел цели полностью стереть его память — он словно смахнул её, как крошки со стола, небрежно перемешав и оставив клочки, будто корешок вырванной из книги страницы. Может, ему стоило работать получше. Может, это был предел его способностей. Тем не менее, этого хватало, чтобы хаос липким страхом копошился в глубине души. Где же он? Где Брык? Как давно он здесь, и что происходит снаружи? Эльф сжал кулак с силой нахлынувшей злости, но идти до стены, чтобы ударить её, было смешно. Вместо этого вокруг кулака заплясали льдисто-голубые искорки, и мгновением спустя с него, выброшенного ударом вперёд, сорвалась ледяная стрела. Со звоном вломившись в стену под самой аркой и затянув её мерцающей льдистой коркой неестественного холода, она унесла с собой гнев и отчасти остудила его досаду, обнажив упорство стиснутых пальцев и сжатых ощеренных зубов. Если колдовать в Тени, во сне, то демоны почуют это и стянутся поживиться. Плевать! Пусть приходят, пусть слышат, пусть ломятся в эти коридоры — лучше уж так, чем бессильно блуждать, петляя в дряном однообразии, оставаясь разделенным с настоящим и с теми, кто нуждается в нём...

Отредактировано Caronel (2018-04-05 21:58:55)

+2

3

   Прекрасны и велики были Сто Столпов. Восхитительные сады, раскинувшиеся, казалось, до самого горизонта, изящные, почти воздушные виллы сменялись монументальными дворцами, высеченными будто бы из одного огромного куска камня, горы, покрытые шапками облаков, неприступной стеной охраняли покой местных жителей.
   Фейнриэль лишь пару раз бывал в этом восхитительном краю, и всегда в качестве сопровождающего своего наставника и покровителя: безмолвной тенью на одном знатном приеме, в качестве гостя на изумительных природных горячих источниках. Нынешний визит Фейнриэля также носил скорее развлекательный характер, слишком сильно зацепили полукровку хвастливые рассказы о коллекции живых диковинок магистра Симериана. Поговаривали, что те, кому довелось повидать собранные по всему свету чудеса, никогда этого не забывали.
   Раздобыть приглашение в дом магистра оказалось делом нелегким: лестью он наслаждался, но не давал себя обмануть, деньги заставили его глаза загореться, но Симериан и так был богат, и лишь добытая правдами и неправдами потрепанная карта заставила магистра согласиться — там, на безымянных неваррских землях, карта обещала вывести путника к болоту, на котором обитали как маленькие нелепые упыри, так и вельгастриалы со своей бесхитростной магией.

— Господину требуется что-то еще?
— Нет, Кахир. Иди приготовься, ты поедешь со мной.
   Смуглый слуга, едва ли на несколько лет старше своего господина, с молчаливым поклоном исчез за дверью. Фейнриэль, проследив за ним в отражении в зеркале, задумчиво потянул себя за прядь волос, в которую ловкие пальцы слуги пару минут назад вплели тонкую золотую нить. Кахир не был рабом, но все же перешел к Фейнриэлю в качестве "подарка" от магистра Маэнаса в тот день, когда полукровка наконец-то доказал, что может твердо стоять на ногах сам. Кахир не был телохранителем, не был шпионом, его лицо сложно было назвать симпатичным, но руки у сопорати были золотыми и лишних вопросов он не задавал. Фейнриэль до сих пор помнил, как дрогнули пальцы слуги, когда тот впервые взялся расчесывать отчаянно краснеющего полукровку и обнаружил чуть заостренное ухо. Впоследствии Кахир умело скрывал особенности внешности юного мага или же, напротив, нарочито подчеркивал их, если магистру Маэнасу хотелось немножко встряхнуть аристократичекое общество.
   В последние годы работы у Кахира поубавилось, Фейнриэль упрямо предпочитал обходиться без него, но в некоторых ситуациях без слуги было не обойтись. Общение с магистром — это вальсирование на толком льду, одно неверное движение, неправильное слово — и твердь под ногами разверзнется, ввергая несчастного в пучины холодного забвения. Необходимо было держать лицо, показать себя в лучшем свете и соблюсти все формальные ритуалы. Иногда Фейнриэль ловил себя на мысли, что магистрам не хватает только нацепить маски, как в Орлее, а своя извращенная Игра у них существует и так.

   Особняк Симериана впечатлял едва ли не больше, чем раскинувшийся вокруг рукотворный сад. На мощеной дорожке, ведущей к широкому полукруглому крыльцу, вальяжно прогуливались павлины, выглядывал из-за розового куста маленький лопоухий фенек, а за раскидистыми кустами и среди плодовых деревьев то и дело слышался чей-то рык.
— Поговаривают, магистр, что вы смогли даже парочку демонов приручить. — Осторожно улыбнулся Фейнриэль, отпивая легкое светлое вино из предложенного бокала и напряженно ожидая ответа от своего собеседника. Дежурные приветствия уже успели смениться разговорами о погоде, о скромных успехах молодого ученого, и плавно перешли к главной теме дня — зверинцу, так тщательно взлелеянному и оберегаемому Симерианом.
— Демонов? — Искренний хохот мужчины звонким переливом разнесся по саду. Отсмеявшись, магистр гораздо снисходительнее посмотрел на своего гостя и покачал головой. — Дорогой мой, разве только в моих грезах. Если бы это было так просто, то представь, что за хаос наступил бы в нашей столице и по всей стране! "Сударь, ваша Гордыня помяла мои гортензии!" Да мы бы перебили на пустяковых дуэлях друг друга — и любое государство захватило бы нас голыми руками. Нет, демонов в моей коллекции не водится, но здесь полно и других диковинок, идем, я с радостью покажу их тебе.
   Заливавшийся соловьем Симериан не заметил, с каким облегчением выдохнул Фейнриэль и как расслабленно расправились его плечи. О магистре и его доме ходило множество слухов, но повстречаться с самым настоящим демоном сновидцу очень не хотелось — он насмотрелся на них в Тени, да и во время путешествия в Орлей несколько раз пришлось столкнуться с этими тварями отнюдь не во сне. От таких свиданий жутко болела голова, а в груди начинал пульсировать животный, первобытный страх, подавить который можно было лишь огромным усилием воли.

   Магистр Симериан радушно позволил возбужденному магу остаться на ночь. Для Фейнриэля тут же были приготовлены гостевые покои и после ужина он заперся в них, пытаясь то записать некоторые отрывки из лекций и историй Симериана, то просто возбужденно рассказывая Кахиру об увиденных диковинках в садах и в подземелье особняка. Слуге только и оставалось, как кивать, да осторожно вытряхивать Фейнриэля из брони его внешнего вида: строгая, расшитая золотыми витыми листьями мантия сменилась легкой ночной рубашкой, волосы витиеватая прическа сначала превратилась в золотистое воронье гнездо, а затем рассыпалась водопадом под неумолимым костяным гребнем.
   Фейнриэль даже не сомневался в том, что за сон будет преследовать его сегодня, уж слишком ярким получился день, слишком много образов роилось в голове и каждый встреченный висп радостно спешил принять свою особенную форму. Правда, от попугая с лисьим хвостом и медвежьим рыком пришлось отмахнуться — с такой скоростью сон грозился перерасти в кошмар. Собравшись с мыслями, сомниари наконец-то ступил за пределы своего яркого кокона, полного гвалта, перьев и шерсти. Не так уж далеко золоченым маревом клубился сон Симериана — в нем было слишком много солнца, облаков и ветра. Тусклыми искорками вспыхивали грезы рабов и слуг, на их бесхитростные желания Фейнриэль тоже успел насмотреться сполна, они редко могли удивить чем-то особенным, а вот темное марево, за которым недвижимо застыла просторная зала особняка, заинтриговала сновидца. Поколебавшись мгновение, он шагнул вперед, преступая грань, за которой смутные образы сменяются более четкими грезами.
   Это действительно был особняк магистра — пустой, холодный, но все такой же величественный.Что-то в нем все же было не так, слишком тихим было это место, неживым — даже вездесущие виспы, вечные спутники Фейнриэля в Тени, не спешили на зов сновидца, не разбивали тишину своим гудением и журчанием, не разгоняли тьму мягким светом. Окружающее пространство все еще подчинялось законам Тени, прогибалось под волю сомниари, и одновременно оставалось неестественным, не рожденным живым человеческим разумом.
   Фейнриэль был готов покинуть странное место, сотканное скорее магией, нежели фантазией, но неожиданный звон, показавшийся излишне громким в пустынных коридорах, остановил его. Неужели кто-то здесь все же был?..
— Выходи, выходи, кем бы ты ни был. — Практически пропел Фейнриэль, шагая по направлению к источнику странных звуков. Тьма, закружившись вокруг сновидца, спала, оставив его в застегнутой под горло мантии, резной посох тут же был перехвачен обеими руками — даже во снах колдовать было сподручнее именно таким образом.
— Это все твоя работа? — Прокричал Фейнриэль в пустоту, прислушиваясь не столько к отражению своего голоса в камне, сколько  к посторонним звукам. Кто мог обитать в подобном месте? Ученик Симериана? Служка, внезапно раскрывший в себе магический дар? Демон, обманувший сам себя? — Покажись!

+2

4

От чужого голоса, певуче зазвеневшего поперек здешней величественной глубокой тишины на смену искрящемуся хрусту ледяной магии Каронел против воли вздрогнул всем телом, мгновенно напрягшись и повернувшись в сторону звука уже с ладонью на рукояти меча — оружия для него многократно более надежного, чем любое плетение заклинаний. В одну из сторон, если точнее. Голос резонировал по коридору, и определиться было сложно, замирая и прислушиваясь. Вместе с этим движением на вдохе энергия окружающей Тени легко, легче всего возможного стеклась к Стражу, призванная волей — наполняя тело пружинящей силой и разливаясь вокруг в мерцающий щит, полупрозрачным ореолом света окруживший эльфа. Неторопливо вытащив меч с едва слышным за вибрациями магии звоном стали, он осторожными шагами двинулся к арке впереди, не сводя с неё подозрительного ищущего взгляда. Кто звал его сейчас, кто спрашивал? Демон, всё это время скрывавшийся поблизости?..

На демона в привычном понимании он был не похож — тот, кто явился глазам Каронела, стоило ему выступить из-за арки, одновременно показывая и себя. Не похож ни на одну из тех форм, которые они обычно принимают в Тени в соответствии со своим естеством — но Каронел отлично знал, что самым сильным и умным из них в маскировке нет равных, и лучше встреча с бурлящим и бесхитростным Гневом или мучительным скорбным Отчаянием, чем с такими сложными порождениями живой натуры, как Гордыня или Желание. Ум — самый неприятный противник. Этот выглядел невысоким, вряд ли выше самого Каронела светловолосым человеком благородного облика — и посох держал почти так же, как Серый Страж свой меч: в ожидании угрозы, в готовности встретить её. Здесь, где ему бы должно чувствовать себя как дома. Каронел моргнул, но тут же нахмурился, не спеша верить тому, что видит. Как бы не хотелось ему представить, что перед ним ещё один пленник идиотской магии-лабиринта — это были очень опасные желания.

Кто ты такой? — вопросом на вопрос ответил эльф не слишком-то дружелюбным, требовательным тоном. Нет уж, здесь он будет допытываться, а не оправдываться. Каронел был решительно не в настроении церемониться и играть по чужим правилам. Он злился, уже не в силах справиться с раздражением, неуклонно копившимся в груди с первых минут понимания, что здесь он в плену у некоей воли и силы, превосходящей его собственную. Может, и к лучшему, что так. Раздраженно огрызаться и колко шутить лучше, чем поддаваться бессильной панике перед тем, что казалось непреодолимым. Сон этот затягивал его так же, как намертво засасывает сапоги раскисшая болотистая грязь — как ни пытайся рвануться и отдалиться, этого не удавалось. Словно там, позади, уже не было никакой реальности, в которую можно сбежать от кошмара, силой воли заставив себя проснуться на кровати в холодном поту вместо крови.

Если отступить не получается, придётся пробиваться силой. Серый Страж был полон решимости к этому.

+2

5

   Пришедшее на зов существо заставило Фейнриэля немного смутиться: не было ни грозных раскатов грома, ни пламени, растекающегося от поступи незнакомца, не было даже ни рогов, ни хвоста, ни какого-нибудь пафосного одеяния! Перед ним стоял... эльф. Довольно миленький, но самый натуральный эльф — Фейнриэль едва подавил нервный смешок, мимолетно дивясь тому, какие образы порой вытаскивает Тень из подсознания. Вот только не было в воспоминаниях полукровки никого, кто бы носил странную сине-серебристую форму; такую Фейнриэль помнил лишь смутно по сказкам, да слухам, что нет-нет, а просачивались в уютный мирок Круга.
— Ты Серый Страж? — Он и сам не понял, вопрос это был или утверждение. Если эльф не был мороком или искусно маскирующимся демоном, то все вопросы, что невольно возникали в голове во время посещения зверинца Симериана, обретали ответы. Следовало бы проявить осторожность, покружить вокруг неизвестного еще немного, выявить его истинную природу — и, возможно, уничтожить, чтобы никто из спящих больше не попался в странные безмолвные сети. И все же Фейнриэль медлил и даже опустил посох, сбитый с толку встречей с Серым Стражем и собственной молчащей интуицией.
— Но откуда... Ты сделал все это? — Маг кивнул в сторону, намекая на каменные стены, вновь перестроившиеся в один безумно длинный коридор, утопающий в сумраке. Ни ветра, ни шороха, это было совершенно мертвое место, хотя и искусно притворялось живым. — Зачем? С какой целью? Такая магия же очень опасна!
   Многие пытались подчинить себе Тень, со времен Арлатана сохранились странные артефакты, которыми успешно и не очень пытались пользоваться амбициозные маги, в книгах то и дело встречались упоминания о ритуалах, якобы с помощью которых древние правители могли усилить свой сновидческий дар или же временно наделить им своих приближенных. Да что там — сам Фейнриэль не раз и не два загорался идеей отыскать подробности этих ритуалов, но терпел поражение за поражением — некоторые истории оказывались просто сказками, а другие просто терялись во тьме времен. Могли ли Серые Стражи хранить секреты, с помощью которых можно было бы усмирить Тень? Или создавать вот такие ловушки? Почему бы и нет, не зря ведь это орден славился своей замкнутостью и вообще был окутан ореолом таинственности и неуловимой романтики.
   Фейнриэль хотел было сказать что-то еще, даже набрал воздуха, но пламенную речь о вреде неконтролируемых экспериментов пришлось срочно отложить на потом — вдали, где-то там, где кончался этот бесконечный унылый коридор, раздался разъяренный вопль, уж точно не принадлежавший никому из спящих.
— Ой. — Только и сумел выдавить из себя Фейнриэль, снова хватаясь за посох, как за спасительную соломинку. Похоже, в беспечности следовало обвинить именно его, притащившего на хвосте кого-то из теневых жителей.

+2

6

Каронел моргнул и лишь чуть-чуть наклонил голову набок, прямо не отвечая на поставленный вопрос — точно так же, как не спешил называться и другой... маг. Пусть будет маг — пока что. То, что он действительно Серый Страж, самому эльфу казалось очевидным до безобразия — а кому ещё придёт в голову не только носить форму с грифоньим наплечником, но и представать в ней даже в Тени, отражающей привычно самые сущностные характеристики спящего, бессознательно "вросшие" у него в образ самого себя? Демону разве что... но чтобы его да и принять за демона? Что за причудливая шутка с двойным дном?.. Маг напротив выглядел очень натурально удивлённым и встревоженным происходящим — или так же убедительно притворялся. Проклятая Тень. Не верить ничему — первое правило, и это зыбкое неверие, нечеткость, раздражали ужасно. Перемена эта в утомительном однообразии, чьё-то явление, разрушившее одиночество, было дуновением надежды — что-то наконец-то стало происходить в этих замерших коридорах, и за неё хотелось схватиться всеми силами. Каронел был готов к тому, что новое и новое использование магии привлечёт к нему какие-то опасности, что придётся драться, но... не был готов к диалогу.

Кто он, этот маг? Что он задумал? Какую ловушку заготовил?.. Специально ли не беспокоил его так долго, дожидаясь, пока пленник иллюзии отчается и вспылит, чтобы теперь предстать кем-то, готовым протянуть руку помощи? Если так, то он очень поторопился.

— Не я, — качнул головой эльф, не опуская, тем не менее, меч. Холодная готовность и концентрация мерцали вокруг него также, как щит арканной энергии, разве что не настолько заметно. Мнимая растерянность мага его не тронула. — Что это за магия? Ты, видимо, знаешь? — цепко прищурился он на необъяснимого своего собеседника. — Как ты сюда попал?..

Чем больше вопросов, тем больше шансов поймать демона "на горячем". Не все они могут убедительно врать, притворяясь кем-либо. Насколько Каронел мог знать, спящим встретить в Тени другого мага невозможно — каждого из попадающих сюда окружают свои собственные иллюзии, никак не пересекающиеся, слишком индивидуальные. Что спит он... если спит — необычным сном, эльф уже понял. Как знать, что ещё здесь может отличаться, кроме того, что он не может проснуться, никого не встречает или не слышит вокруг ни единого духа или виспа, но... шансы того, что маг напротив может оказаться ни в чем не повинным, все равно решительно стремились к нулю в представлении эльфа.

Но ответов ему снова не удалось получить.

— Scheisse, — в сердцах выругался Страж на андере, переступая с ноги на ногу. Вот только не хватало! Одновременно драться с демоном — Гнева, судя по звуку, кто ж ещё может так реветь? — и держать на прицеле неизвестного гостя было невозможно. Но тот, если что-то и задумал, то вряд ли настолько бессмысленное и бесхитростное, как удар в спину. Выдохнув носом, Каронел на несколько шагов выдвинулся вперёд, косясь на мага и намереваясь первым встретить демона. На клинок, способный в его руке одинаково рубить как порождений, так и теневых созданий, эльф полагался куда больше, чем на прочие свои магические умения.

— Прикрой меня, если сможешь, — бросил он невольному "коллеге", и поднял свободную руку, собирая энергию Тени в ещё одну ледяную стрелу...

+1


Вы здесь » Dragon age: final accord » Момент настоящего » Звездою севера [страж 9:47]