НОВОСТИ ФОРУМА:
29/09
Опрос о нововведениях
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Воспоминания прошлого » A moment to remember [Солис 9:35]


A moment to remember [Солис 9:35]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

A moment to remember

https://i.pinimg.com/originals/6d/7a/1e/6d7a1ef061b28c99ab415e937df1268d.gif
http://funkyimg.com/i/2LfUj.jpg
http://funkyimg.com/i/2LfVw.jpg

https://i.pinimg.com/564x/3d/86/3f/3d863f86ef4167a4d5d2e8d57caa9abc.jpg
https://i.pinimg.com/originals/54/f1/41/54f141430ea857aa9f98396159c1a263.gif
https://i.pinimg.com/564x/f9/f0/8c/f9f08cecade9fd97b1d13393342233a2.jpg

Eurielle — Waterfalls

Просто один спокойный солнечный день из жизни долийского клана Лавеллан и двух его юных эльфов.

Дата событий:

Место событий:

середина лета, солис 9:35

в глубинах лесов Вольной Марки

Маханон Лавеллан, Эллана Лавеллан
Вмешательство: нет

+1

2

Раннее утро в лесах, огибающих предгорья Виммарка, было оглушительным. Солнце поднялось меньше часа назад, окутывая влажные от ночного дождя травы и кусты зыбкой дымкой тумана, и проснувшиеся птицы среди зелени всех оттенков изумруда, мерцающей в длинных косых лучах, перекликались сотнями звенящих голосов. Наступающий день обещал быть по-настоящему жарким — уже сейчас в воздухе висел густой и тёплый запах мшистой земли и промокшей древесной коры, нагретой солнцем. Пока ещё скрашенный задержавшейся в тенях и слабых порывах ветра ночной прохладой, осевшей на траве каплями росы, скоро он подымется выше, станет ещё горячее и крепче, разгоняя всех искать убежища под кронами деревьев и за парусами аравелей. И потому сейчас стоянка клана полнилась своим собственным оживлением и шумом переговаривающихся эльфов, стремящихся сделать как можно больше ежедневной рутинной работы до того, как полуденное солнце осложнит её.

Маханона с ними не было. Он не помогал мешать тесто для лепешек, не точил наконечники для стрел, не скрёб шкур, не чистил в загоне галл, не лазил под корабли, чтобы смазать поворотные петли — ни к чему из этого он причастен не был, и даже если хотел бы предложить помощь, то больше смущал этим и сбивал с толку, чем действительно делал что-то лучше. Это не его работа, он Первый, его дело в другом, говорили ему, польщенно улыбаясь и благодаря. Никто, правда, точно и не знал, в чём состоит это "другое дело" — но были точно уверены, что оно не здесь, не с ними. Что-то высшее, особенное, достойное одаренного, достойное лидера и будущего мудрого главы. Эта вера в него и надежность его плеча оставляла юношу в смешанных чувствах. Было и приятно, и одновременно тревожных, словно его выставили за порог аравеля, где происходит что-то важное, и не пускают посмотреть, что случилось на охоте с дядей Мареном. Дешанна сегодня снова ушла на весь день с травницами, чтобы собрать про запас редкие растения предгорий — там, чтобы добраться до них, нужна была её магия, её власть над корнями. Маханон пока не умел ничего такого — медленная, искусная магия изменения живого давалась ему нелегко, и Хранительница еще не раз будет проводить его под своим руководством через все этапы колдовства, знакомя с тонкостями и воспитывая терпеливость. Потом. Сегодня он сам по себе.

И потому на стоянке его не было. Он ушёл ещё до рассвета, прихватив с собой только посох. Выскользнул из аравеля в сумеречную тишину уходящей ночи и, замеченный разве что несколькими бдящими за спокойствием ночи охотниками, скрылся за деревьями. Ну, у его "особенного" предзназначения была хотя бы та хорошая сторона, что никто не спрашивал, куда и зачем он идёт — если Первому надо, то, значит, надо, он сам себе лучше знает. А коль не он, так Хранительница, ответственная за него до церемонии получения валласлин. И потому его только провожали взглядами, кивая в знак приветствия, стоило таковым взглядам пересечься. Иногда Маханону думалось, что было бы лучше, если бы они хотя бы немного не чурались прикоснуться к его делам, поинтересоваться ими. Иногда — как сейчас, — за это он был благодарен. Врать не хотелось, а правду говорить — тем более. Чего такого постыдного в этой правде, он, впрочем, не мог сказать — но почему-то очень хотелось не кричать об этом направо-налево, оставить при себе свои попытки допрыгнуть до луны. И он будет прыгать, пока не дотянется.

За шумом сбитого дыхания он едва различал гомон птиц. Влажный мох мягкими объятиями встречал босые ступни на каждом прыжке, вминаясь под ними скользкими тёмными следами, жесткие стебельки трав хлестали лодыжки на бегу, мелкие веточки тут и там ломались с тонким хрустом. Посох за спиной — не зацепиться им, перемахивая через поваленное дерево. Ноги гудят от усталости, но всё равно — бежать, пока ещё можешь, через силу, через млеющую слабость, задыхаясь, но не сдаваясь. Пока не понимаешь, что всё, хватит, и, ног этих под собой не чувствуя, опускаешься на одно колено на травянистом берегу речушки, бесшумно тянущей воды по неглубокому, в полтора локтя, песчаному дну. Ива, протянувшая ветви к течению, рассеивает солнце на тысячи мелких лучей, давая под своей пелериной зыбкую тень, играющую на коже и изредка покалывающую уголки глаз отдельными иглами солнечных лучей, пробившегося сквозь узкие листья. Из-за тени этой трава и земля здесь прохладнее, это чувствуется даже через ткань. Зачёрпывая ладонью щедро сбегающую по локтю воду, напиться ею — холодной, чуть илистой, с остаточным привкусом подземных источников в скалах выше по течению, откуда река берёт своё начало, чтобы потом, просочившись сквозь корни и набравшись сил из затерянных в гущах леса болот, сорваться в низину бурным грохочущим водопадом. Но до того обрыва было еще далеко — и вода текла медленно, не ведая о грядущем, убаюкивающе-спокойно унося на своём зеркале мелкие листья, пыльцу и случайных насекомых.

Ополоснув плечи и торс, долиец встряхнулся, протянул ладонями по собранным в хвост волосам — и, выдернув застрявший за ухом листок, потянулся за заткнутой за поясной ремень рубахой, чтобы снова натянуть её, упрямо липнущую к влажной коже. Коснулся пальцами буро-зеленого пятна от мшистой грязи, оставленного падением на тёмной ткани штанов, и досадливо щелкнул языком, сетуя на собственную неловкость. Замывать, наверное, без толку — только размажется, проще уж дождаться, когда подсохнет и отвалится, даром что следа почти не видно, хоть и пропахал бедром длинную полосу, оступившись на торчащей кочке. До синяка, наверное. Ну, будет умнее в другой раз, следующим утром — когда-нибудь у него получится лучше, быстрее, чётче; что ему какое-то пятно, когда раньше он себе чуть колено не выбил, вот так споткнувшись, — и, может, заодно с этим растущим умением не путаться в собственных ногах и живот перестанет казаться тянущим каменным комком, который не болит только теперь, как оглушенный, но к вечеру непременно сполна воздаст за такие над собой издевательства...

+1

3

[indent] Этим утром Эллана проснулась еще ночью. Вместе с Лайрой и Неей они договорились пойти искать цветущий папоротник. Поговаривали, что его цветение приходится как раз на эту пору и тот, кому удастся увидеть цветы в лунном свете  будет невероятно счастлив и любим. Шайдайенн, естественно, увязался за ними и всю дорогу не отходил, заботливо придерживая перед девушками ветки, прокладывая путь через высокую, влажную траву и защищая от лесных хищников: «Комаров» — подшучивали над ним подружки, но меж тем поглядывали на Эллану с плохо скрываемой завистью. Шум ночного леса, уханье совы вдалеке, аромат листвы и свежесть воздуха, еще содержащего в себе сырую взвесь только-только закончившегося дождя — Элль и внимания не обращала на друзей, поглощенная таинственным, чарующим и завораживающим лесом. Сколько не смотри на него, сколько не слушай, сколько не познавай таинств жизни, бушующей в нём, а всё равно он влечёт и манит. Вот и сейчас идея ночной вылазки принадлежала именно ей.   

[indent] Уже на рассвете стало ясно, что никаких цветов им не найти. Но никто не расстроился, лишь посмеявшись над изначально наивной идеей, ведь папоротник никогда не цветёт — всё Эллана выдумала, и просто хотела погулять ночью в лесу. Может быть, именно так оно и было — загадочно улыбалась эльфийка, но разве ощущение таинственности не принесло этой прогулке особый, мистический привкус? Разве был среди них кто-то, оставшийся недовольным? Уже засветло возвращаясь в лагерь, юные Лавеллан набрали полные котомки лесных ягод — не зря сходили, вернулись с добычей.

[indent] Мастер Араторн перехватил Шайдайенна, задержав у площадки, где собирались, готовящиеся к обучению дети, и распрощавшись с другом, договорившись встретиться чуть позже на охоте, Эллана  побежала домой, чтобы сменить намокшую ночной прогулкой одежду. Оставив часть ягод для родителей, остатками решила разбудить Маханона, осознав, что уже несколько дней не навещала его, перекидываясь лишь приветствиями при встрече. Впрочем найти его по утру было не легкой задачей! Будущий Хранитель не отличался постоянством в выборе ночлега, ночуя то у матери, то у Дешанны. Но к удивлению Элланы ни там, ни там, его не оказалось. Расспросив дежурных, она узнала, что Хано ушел из лагеря еще до рассвета и, подгоняемая любопытством двинулась следом: Как так ушел? Куда ушел? Зачем? А почему её с собой не взял? А может быть и хотел, но она ушла раньше? Хмурясь, сосредоточенно подмечая путь друга, по оставленным то тут, то там следам — вот здесь он явно упал — идя за ним, представляла себя лисичкой, преследующей зайца и смеясь от этой невольной ассоциации, вскоре всё же его нашла. Но выходить не спешила, подсматривая и выжидая подходящего момента, когда он достаточно отвлечется, задумается, чтобы можно было подкрасться к нему сзади.

[indent] — Угадай кто!? — закрыв магу, естественно почувствовавшему её приближение в этой детской игре, глаза руками весело произнесла она и рассмеявшись отпустила, спрашивая. — Гуляешь? Один? Или занят какими-то своими магическими делами? — всё так же улыбаясь, тараторила Эллана, вглядываясь в друга и пытаясь понять не помешала ли ему своим появлением.

+1

4

Почувствовать, может, и почувствовал, но все равно под ладонями вздрогнул, ощутив прохладное и легкое касание к своим векам. Сердце предсказуемо сделало кульбит одновременно радости и волнения, и Маханон сглотнул, чисто рефлекторно вскидывая руку и, будто опознавая на ощупь, кончиками пальцев касаясь её ладоней — мельком, проскальзывая по коже в мгновеніе, прежде чем Эллана убрала руки.

— Элль, — улыбнулся он, поворачиваясь к ней и встречая улыбкой веселый голос девушки. Как всегда, она с самого утра светит ярче солнца, но не жжёт и не слепит — согревает, заполняя тёплой приязнью от мысков до затылка. Польщенный тем, что девушка сама пришла с ним поздороваться — и как только отыскала! ему казалось, он достаточно далеко ушел от лагеря; но специально маг не прятался, оттого, видимо, для умеющей читать метки с земли и деревьев куда лучше его самого охотницы это было простой задачей, — Маханон отвёл взгляд на мерцающую под лучами воду, помотав головой.

— Нет, я не занят, я просто... эм... прогуляться решил, да. Дешанна ушла с травницами, вот я и... пока время есть, — он кашлянул, запинаясь, не желая заострять внимание на том, что тренируется и "мается ерундой" — даже Эллане... тем более Эллане, ну что он ей скажет? После того, как Дешанна не раз отчитывала его за возню с луком, Лавеллан прекратил попытки сравняться в меткости с охотниками, хотя иногда все равно заглядывал к мастеру Араторну — опробовать новый сделанный им лук или просто посмотреть, как стреляют другие. Но этого все равно было мало. Пусть он не учился, как другие, днями рыскать по лесу, вместо того сидя с Хранительницей и участь правильно дышать, концентрироваться, общаться с Тенью — делать это своим оправданием Маханон не собирался. Быть слабее было противно. Он ненавидел в себе эту неспособность. И тело его, бледные эти руки и тощие колени, вполне заслуживало, на взгляд мага, того, как он с ним обращался.

— А ты? — предпочел перевести он стрелки, поинтересовавшись в ответ. В самом деле, с чего бы Эллане просто так искать его? Разве не хватает у нее других дел, разве не хватает работы в клане, разве не самое время сейчас отправляться на поиски дичи? Они ведь уже не дети — ну почти нет, одна формальность осталась, — и должны вкладываться в общее дело наравне со старшими. Вот только от магии проку в этом немного, молнии только портят шкуру и мясо, если зарядить их с силой, способной убить. Стрела в этом плане гораздо толковее и милосерднее. И она найдёт свою цель в любом случае, нет нужды держать рядом мага, который замедлит и запутает зверя, взятого на прицел. Как запасное колесо в налаженном быту клана, Маханон мог только надеяться, что его умения не понадобятся подольше — что им не придётся вскорости сниматься с места из-за недоверия шемленов или что никто не получит ран на охоте. Но и там он пока будет лишь на подхвате у Дешанны.

— Что задумала на день? — уточнил Маханон вслед за своим вопросом, видя, что лука и стрел при Эллане нет. — Пойдёте охотиться? — как можно нейтральнее постарался спросить он, отталкиваясь от собственного колена и поднимаясь на ноги.

+1

5

[indent] Маханон как-то вроде и обрадовался её появлению, улыбнулся, но всё же зачем-то отвел глаза, как будто и нет, по крайней мере, сравнивая его с остальными своими друзьями, Эллана никогда не знала, что и думать. Сложно представить, чтобы ей когда-нибудь пришлось искать Шайдайенна.  Охотник всегда был где-то поблизости, разве, что вот в такие моменты оставлял её в покое и то, только потому, что ей удалось незаметно убежать. А остальные ребята всегда с ней шутили, болтали, ничего не смущались и даже заигрывали, пока на горизонте не появлялся Шайен. Но только Хано, хоть и был единственным, кто хотя бы пытался иногда огрызаться с охотником, временами отводил глаза,  словно у него есть какой-то секрет, который он не хочет ей рассказывать. Эллана вздохнула. Конечно, ей было обидно, что тот, кому она доверяла всё, что было у неё на душе, не отвечал подобной взаимностью, но ведь на то они и секреты?

[indent] — А я уже охочусь, — загадочно сказала, Эллана и замерев, в следующее же мгновение поймала Хано за талию, словно хищник схватил жертву. — Вот, мага поймала! — рассмеялась она, всё же отпуская добычу, которая как-то смутилась что ли от её таких внезапных прикосновений. — Вообще, Шайен, конечно, будет меня ждать, но сейчас он занят чем-то с мастером Араторном, а я решила узнать, куда это ты сбежал по утру. Дозорные сказали, что еще до рассвета, мм? — от вопросов об охоте Эллана легко отмахнулась, ей совершенно не хотелось никого убивать этим дивным утром, и честно говоря, она отлично знала, что Шайн справится за них обоих. А она.. ээ.. напросится ночью пойти с отцом, вот. Это всегда намного интереснее пойти на охоту со старшими! Тем более когда добыча такая большая, как волк, например, то  можно быть полезной не пуская в неё стрелу собственноручно. К тому же хищников и убивать легче, чем симпатичного зайчика или оленя, которого вроде бы, собирались загонять сегодня днем.

[indent] — Я задумала… — задумалась Эллана, поднимаясь следом за Маханоном, смахивая прилипшие травинки и прочий сор с одежда, и осматриваясь, решая вот прямо сейчас, в это мгновение, чем бы ей хотелось заняться. — О! Хочешь я покажу тебе свой секрет? Я кое-что нашла, здесь не далеко, — доверительно сказала она и, взяв Хано под руку, потянула в нужном направлении. — И еще никому не показывала! Будешь Первым, — звонко рассмеялась Элль и дружески боднула друга плечом. — Первый станет первым, вот такой вот каламбур, — смутилась она, над собственным поведением, ведь вроде бы они уже не дети и пора взрослеть, но ей так ничего не хотелось менять, что она отчаянно цеплялась за возможность вот так бродить с другом, хотя бы иногда, наплевав на разные сыпавшиеся обязанности, в том числе охоту и охотника, за которого когда-нибудь придётся выйти замуж. По крайней мере, ее маме этого бы очень хотелось. Она уже спала и видела Шайена своим зятем.

[indent] — А ночью мы ходили искать цветение папоротника! С Неей и Лайрой. Я хотела их разыграть. Два дня назад мы с отцом нашли в лесу вечерницу и я хотела выдать её за цветущий папоротник, сказав, что кто сорвет и сохранит эти цветы, тот обязательно найдет свою любовь и станет самой-самой счастливой! Ты же знаешь, они обе ремесленницы и не очень разбираются в бесполезных растениях. Это могло бы сработать! Представляю как Лайра бы целый день хвасталась другим, пока кто-нибудь ей не рассказал, что это всего лишь вечерница. Ты же знаешь, она такая хвастунья! — рассказывая свою задумку, с вдохновением весеннего ручейка, еще не набравшегося воды, чтобы стать бурным потоком, она вздохнула, жмурясь летнему солнцу и подытоживая. — Но Шайн увязался с нами, сказал, что в лесу одним опасно и он будет нас охранять. Конечно, спорить с ним было бессмысленно, а шутить и подавно. Он то знает вечерницу, а розыгрыш вряд ли поддержал, — вздохнула Эллана, смотря куда-то к себе подноги и заметив, проползающую перед ними улитку, остановила и Маханона. — Смотри улитка, не наступи, — предостерегла она, и вспомнив раскрыла катомку, висевшую на поясе. — Зато мы набрали ягод. Эти я принесла тебе.

Отредактировано Ellana Lavellan (2018-10-16 14:07:05)

+1


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Воспоминания прошлого » A moment to remember [Солис 9:35]