НОВОСТИ ФОРУМА:
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?



Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Момент настоящего » Где ты был, Одиссей? [Страж 9:47]


Где ты был, Одиссей? [Страж 9:47]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Где ты был, Одиссей?
[html]<center><img src="http://funkyimg.com/i/2HmZg.jpg" class="illust_ep"></center>[/html]
Вырвавшись с помощью сновидца из ловушки в Ста Столпах, Каронел и Брык стремятся вернуться в Вейсхаупт, однако долгая и длинная дорога через весь Тевинтер — серьезное испытание успешности этого побега. Но не только самого остроухого Стража заботит его жизнь и его безопасность.

Дата событий:

Место событий:

середина месяца Стража (2), 9:47 ВД

безлюдная местность где-то между Тевинтером и Вейсхауптом

Корвин Аше, Каронел
Вмешательство: нет необходимости

Отредактировано Caronel (2018-06-11 14:03:51)

0

2

[indent] Сине-зеленое сияние, мешающееся с дымом в тон, идущее от колбы, вместе с запахом настолько привычным, что сводило зубы от одной только мысли, что придется выпить часть, как то гномье пойло — залпом, не думая, пытаясь не ощущать вкуса и запаха, было сейчас тем, что должно было помочь. Корвин мучительно морщился и старался не думать. Лириум был очищенным, но очень концентрированным. Неочищенный лириум, закинутый в железные жаровни вокруг и уже подвязанные на него, которые будут служить источником силы, негромко пел: как тот красный, проклятый, только иначе. Это была чистая энергия, она могла запросто убить, если быть неосторожным.
[indent] Корвин, когда дело касалось привязанностей, становился сильно неосторожным. Так было всегда. Так будет всегда...
[indent] Он прикрыл глаза, посмотрел на стоящую поодаль самку грифона, а потом резким движением опрокинул содержимое колбы в себя — внутренности тут же словно обожгло огнем, пронзило болью, горячий и сухой ветер кинул в лицо пригоршню песка, и Аше только и успел, что погрузить себя в магический сон прежде чем упасть ничком на вершине одной из андерфелских скал, зарываясь лицом в не успевший остыть от дневной жары песок и пыль.

[indent] Реальность зыбкая. Ее почти можно было пощупать руками, она бы сразу запружинила бы под пальцами, но не порвалась бы, как туго натянутая ткань. Корвин всей кожей чувствовал, как вокруг носятся магические вихри — но только потому что вошел в Тень насильно и четко понимал, где он. Вокруг были небольшие островки огня, впереди виднелся столб дыма. Аше, прищурив глаза, направился вперед. Вокруг него медленно, но неотвратимо вырастали стены города, дома и лавки какого-то незнакомого ему города, а после он услышал крик — грифоний, полный боли и ярости, приглушенный грохот. Значит, кошмар? Происки демона страха, скорее всего, ведь их всех, магов, преследуют они во снах и наяву, стоит только коснуться Тени. Впереди металась знакомая фигура в попытке проникнуть в горящий дом — столб дыма был черным и густым, из окон вырывалось пламя, но дверь была наглухо закрыта — возможно, забаррикадирована изнутри. Грохот доносился изнутри, как и вопли грифона.
[indent] — Каронел!
[indent] Эльф либо не услышал, либо не захотел услышать, пытающийся проникнуть внутрь и разбаррикадировать дверь, освободить своего, — не было сомнений в том, что внутри был заперт именно Брык, — грифона. Корвин глухо выдохнул и прибавил шагу. Даже такие маги, как Аше, попадались в сети кошмаров, которые порождали демоны Тени. Каронел — не исключение. Даже самые великие и искусные из них все равно просыпались в холодном поту, вымученные и истощенные — а демоны смеялись на краю сознания, смеялись, сытые и довольные тем, что смогли провести мага и вдоволь насытиться его эмоциями.
[indent] Корвин прибавил шагу, пока не подошел к ученику, которого давно начал воспринимать как куда большее, чем просто ученика — как сына, которого у Верховного Констебля никогда не было и никогда не будет, — и не ухватил его крепко, сжав пальцы на предплечье. Тряхнул.
[indent] — Каронел, остановись немедленно! — повысив голос, скомандовал Аше. Он нахмурился, развернув эльфа к себе лицом, накрыл второй ладонью его плечо и понизил голос, сделав его спокойней и мягче — как было всегда. — Остановись. Это Тень. Грифон не мог оказаться в запертом доме Денерима, который сгорел много лет назад. Остановись.
[indent] Конечно, он не знал точно. Никогда не видел. Только слышал от самого Каронела о том эпизоде его жизни, поэтому мог только догадываться, пусть и был уверен в своих догадках. Мужчина смотрел в глаза своего ученика спокойно, пусть и хмурился. Нужно было привести его в чувство. Корвин отчетливо слышал недовольные голоса демонов — но слышал ли носитель этого кошмара? В Тени все было не так, как должно было, в Тени все — обман и иллюзия. Они или дают тебе то, что ты хочешь, заставляя остаться здесь навсегда, или терзают тебя, питаются тобой...
[indent] — Не корми демонов, Каронел. Посмотри на меня, — Корвин заговорил снова и сжал ладонью плечо.

+2

3

В глазах, по небесно-голубому пересыпанных заметными только на свету искорками золота, стояли слёзы — от дыма ли, от страха, но сквозь них Каронел не сразу различил, кто перед ним. Горло перехватывало, душило — сильнее, чем держали чужие руки, из которых эльф, всхлипнув, рванулся упрямо и отчаянно, силясь вернуться к своим попыткам выломать дверь. Его не пустили — но вместо злобы в душе росла обида и паника, словно ему и в самом деле было всего четырнадцать, и он ещё ничего не мог, не знал и не умел. Ничего, что помогло бы унять пламя, разломать хлипкие доски и спасти того, кто звал его на помощь — и потому получалось только бессильно биться, все глубже соскальзывая в отчаяние. Сердце колотилось в ушах, рёв пламени сжимал все внутренности в склизкий комок страха, и эльфа било мелкой дрожью — дрожью, с которой он не сумел справиться, даже когда узнал мешающего ему человека, его встрепанные рыжие волосы и обеспокоенные глаза, которые, кажется, вообще не способны быть злыми. Корвин! Что... почему он? Почему мастер Аше держит его, почему не пускает, когда Брык так надрывно кричит внутри, когда огонь уже ест его перья? Задохнувшись и закусив губу, Каронел, не слушая и не слыша в своей подступающей панике, снова попытался прянуть назад, освободиться, оттолкнуть, тяжело дыша и с горечью отворачиваясь, мучительно чувствуя себя преданным из-за того, что ему мешает тот, кому он доверяет с редкой искренностью. Почему... почему?!

Он посмотрел — желая крикнуть единственный этот вопрос, но нерешительно осекся, едва открыв рот. Действительно, почему? Что делает его учитель здесь, в проклятом Денериме, в городе, превратившемся в ловушку злобы, обращенной против эльфов? В лабиринт безмерно высоких стен и узких улочек, объятых пламенем и пронизанных гневными криками толпы? Эльф судорожно схватил ртом пропитанный гарью жаркий воздух, но мокрый взгляд его прояснился удивлением и непониманием, первым признаком пробуждающегося разума. Не может быть, не должно быть... Брык — внутри, в доме? В лачуге, где жили в тесноте, где даже в лавке трём посетителям уже было бы не развернуться — если бы у них когда-то бывало по три посетителя?.. Каронел оглянулся на дверь и дом, осознавая, что происходит какая-то чепуха — но почему-то не просыпаясь, не выпадая в пыльную реальность пещеры в холмах, где уставший грифон и его всадник нашли короткий приют. Чьё-то ещё влияние на Тень не позволяло высвободиться из разваливающихся под чей-то раздраженный вой декораций, потерявших свою власть над терзаемой душой. Осадок боли и страха ещё кисло копошился в вымотанном, уставшем от переживаний теле — разуме, душе, знающей свою форму. Каронел облизнул губы, взглянув на Корвина прямо и всё ещё не до конца понимая, что к чему:

— Корвин?.. — неверяще, сипло спросил эльф: если учитель — такое же порождение его видений, почему его присутствие не тает и не колеблется, бесконечной четкостью отличаясь от смешанной Тени вокруг, как если бы стоял перед ним во плоти? Неужели опять какая-то ловушка магии крови, и поспешное бегство из особняка в Ста Столпах тоже было видением? Но нет, нет, не похоже же — там Тень для него, спящего, формировала магия, а не воля её обитателей.

— Что... происходит?.. — спросил Страж одновременно с тем, как подумал, запинаясь на словах. Помятое ощущение в теле отдавалось слабостью — такой, с какой, бывает, просыпаешься от сна едва ли отдохнувшим. В ищущей надежде эльф смотрел в глаза наставнику, давя страх того, чем может обернуться это странное четкое присутствие — не превратится ли сейчас Корвин в демона Ужаса, сбрасывая личину, принятую для жестокой игры...

Отредактировано Caronel (2018-06-19 22:03:35)

+2

4

[indent] Эльф смотрел на него. "Хорошо." Это было и вправду хорошо — иногда маги настолько сильно уходили в Тень, что достучаться до их разума было просто невозможно. Тень колебалась, пружинила от Корвина, демоны рассерженно шипели где-то там, на задворках сознания, рычали "прочь!", но Аше был далеко не юным магом, который мог бы испугаться подобных вещей. Он часто сталкивался с различными видами тьмы: порождениями, демонами... людьми, чтобы сейчас отступить. Его ученика жрали заживо — о, да, демоны были в этом деле экспертами! — и он не мог просто взять и отступить. Разжав руку, которой он держал Каронела за предплечье, Корвин положил обе ладони на плечи в ободряющем жесте. Он верил, что эльф, несмотря ни на что, сможет выкарабкаться. Не зря он был его лучшим учеником — совершенно особенный и отличный от остальных. Так считал Корвин. Что считали остальные, его интересовало мало. Возможно, уверенность Верховного Констебля была основана на том, что Каро слишком часто напоминал ему самого себя в юности, такой же талантливый и наивный, идущий до конца за одну лишь идею.
[indent] — Ты спишь, — проговорил Аше. — Я потратил уйму сил и ресурсов, чтобы тебя найти. Ты просто спишь, Каронел, и все это — происки демонов. Сосредоточься и не разочаровывай старика, не корми их своими страхами. Докажи мне, что я не зря учил тебя все эти годы.
[indent] Он наклонил голову, смотря на Каронела. Доказывать было не нужно: Аше знал, что не зря. Каронел стал таким Стражем, которого Корвину всегда хотелось видеть. И таким магом, который был достоин собственной силы, собственного дара. Далеко не все были достойны этого могущества, пользующиеся им в корыстных целях, для власти и богатства, но Каронел — да. Аше снова нахмурился, смотря в светлые глаза ученика, улавливая в нем страх: ничего удивительного в этом он не видел — иногда и он, сам Верховный Констебль Серых, просыпался в мокром, холодном поту и с не проходящим чувством тревоги, которое не так просто было заглушить, не так просто было от него избавиться.
[indent] Демоны продолжали шипеть и пытаться прогнать Корвина, но Страж только морщился.
[indent] — Ты пропал, Каронел, а у меня мало времени. Я не могу удерживать себя в твоем кошмаре долго — скоро демоны станут сильней меня и вышвырнут со своей вотчины, — Корвин старался говорить сугубо по делу. Он чувствовал, как его собственный дар сопротивляется колебаниям Тени. Здесь, в чужом сне — в чужом кошмаре, — он был лишним, чужим, инородным элементом, от которого стоило избавиться как можно скорее, иначе носитель может засопротивляться, и тогда не получится получить то, что они хотят в полной мере. — Ты пропал несколько недель назад, вернувшийся Страж сказала мне, что ты был над Тевинтером и исчез. Где ты сейчас, Каронел? Избавь меня от подробностей — об этом мы поговорим наяву. Где ты?
[indent] Грифон закричал еще громче, еще более неистово — от боли и отчаяния, а пылающий дом несколько раз вспыхнул — иллюзорные языки пламени лизнули стены и потолок, сложились в смертоносный узор и взревели еще громче, а дым стал совсем черным, сквозь который нельзя было ничего разглядеть, и Аше тряхнул эльфа за плечи.
[indent] — Не отвлекайся, — предупредил Корвин. Он прекрасно знал, что это было не так просто. Но Каронел сможет. Куда хуже были бы дела Констебля, окажись он не в кошмаре, а во сне, из которого не захочется уходить...

+2

5

С трудом, сухо сглатывая, Каронел пытался унять дрожь и выровнять дыхание, слушая Корвина с широко раскрытыми глазами. Он понимал, что спит — теперь понимал, оказавшись, как утопающий за руку, вытянут из течения терзающих переживаний, вытряхнут диссонирующим присутствием Корвина из их обволакивающей густоты. Он спит — в этот раз нормально спит, спрятавшись от утреннего холода степей под грифонье крыло. Спит, потому что может себе это позволить — сторожевые маяки мигом выдернут его из любого кошмара, стоит только чьему-то присутствию потревожить их. Эльф уцепился памятью за то, как устанавливал их, поднимая руку и прикасаясь к предплечью наставника ладонью. Треск пламени, крики где-то вдалеке, гнетущее чувство нависшей опасности — всё это разбивалось о холодный, ясный синий цвет униформы Стража, своим присутствием отгонявшего панику прочь. Просто сон. И Корвин делает совсем не то, что можно было бы ожидать от демона.

"Несколько недель?! Создатель милосердный..."

Полный боли грифоний крик вонзился в уши, пробрал до позвоночника, стирая важность всего иного и скручивая до стона отголосками мучений и собственного бессилия. В кровь содранные лапы, опаленные пятна вместо глаз, вонь сгорающих перьев и тлеющей шерсти под разъедающим плоть огнём, боль, боль, много боли... нет! Каронел резко вздрогнул, схватив ртом воздух — так просто отпускать жертву демоны не собирались. Ужас и отчаяние душили, раздирая на клочки, но эльф сконцентрировался и зажмурился, отвергая этот обман. Вспышка ледяного звона за спиной на время пригасила пламя, отдалила тлетворное влияние страха силой не желающей подчиняться ему воли.

— Молчаливые степи, — выдохнул Каронел торопливо, облизывая губы. — Перекресток тракта уже позади. Мы были в Ста Столпах, затем летели на юг, но из-за ветра... часов шесть, может семь прошло. Было утро, к ночи мы снова полетим и вернемся, я обещаю, — взволнованно проговорил эльф, чувствуя перед лицом наставника едкое нытьё стыда в подвздошье. Как только мог он попасться на такую глупую удочку, так легко угодить в сети мага крови? Сколько же лишних тревог и волнений причинила эта оступка, запятнавшая Стража в том, от чего теперь вряд ли легко получится отмыться.

И что надо было сделать, чтобы действительно отыскать его в необъятном пространстве Тени?!..

Сколько вопросов хотелось задать, столько ответов получить, столько всего рассказать, чтобы рассчитаться с этим поганым чувством, да хоть прощения попросить — глупо, бессмысленно покаяться, словно от этого проблем станет меньше; но яростный свист и шорох, переплетенный в отголосках рычания и недовольства, становился только сильнее с каждым мгновением, утекающим песчинками сквозь пальцы. Не время и не место было для разговоров. Пламя разъедало лёд, гнало чёрные хлопья гари, прожигало насквозь, еще раз доказывая, что сопротивляться бесполезно. Треск рушащихся перекрытий прошил всё тело судорожным рывком — не обернуться в кошмаре, добиравшегося ко всё более глубоким переживаниям, стоило больших усилий. Находиться в этом кошмаре дольше было невыносимо — так хотелось проснуться, вырваться отсюда, прекратить это всё, наваливающееся с десятикратной тяжестью против попыток бороться, против стремления осознать и возобладать над всевольностью извращенных порождений Тени. Хотелось упасть на колени и закрыть лицо руками, спрятаться от всего хоть на несколько секунд, но Каронел отмёл от себя соблазн слабости — нет, нельзя, невозможно. Но насколько же труднее бороться с противником не лицом к лицу, не вызывающе шагая в первых рядах — а внутри себя самого, где и мечом-то не размахнешься...

— Я скоро вернусь, я в порядке, — вместо всего заверил Каронел, страдальчески морща лоб и ловя взгляд наставника в мятущейся попытке донести хоть что-то из того, что казалось таким важным. Корвин же услышит его, правда? Настоящий Корвин, волновать которого всегда было так совестно?.. — Мне помогли сбежать, Брык со мной, я справлюсь!

Да, именно. Брык с ним, рядом — там, в здании, кричит какой-то другой грифон. Не его. А может, и не грифон вовсе...

+1

6

[indent] Корвин слушал внимательно, прикидывал. Он не сможет вылететь сразу же. После этого ритуала он будет похож на выжатый лимон, но не в этом будет беда — а в том, что надо будет, как минимум, взять с собой поклажу. Значит, часов шесть-семь с поисками... Он кивнул, но больше самому себе, чем Каронелу, потом снова нахмурился, смотря на своего ученика. Сбежать... значит, он все-таки попал в какую-то сильную передрягу — но смог выбраться.
[indent] — Не смей никуда лететь без меня, — таким тоном Корвин обычно запрещал эльфу что-либо делать во время обучения, прекрасно понимая, что это может привести к печальным последствиям. Обычно мягкий и негромкий голос Аше становился твердым и уверенным, с напряженными нотками, со стальными вплетениями, которые были словно цепь — сиди и не двигайся, потому что может быть хуже. — Я найду тебя. А до тех пор оставайся на месте, Каронел. И только попробуй меня ослушаться в этот раз, я тебе обещаю — ты забудешь, как тебя зовут.
[indent] Угрожал Аше еще реже, чем проявлял эмоции. Но он действительно был готов, как только увидит ученика, дать ему по его золотоволосой голове, если тот подумает ослушаться. Корвин очень надеялся, что в этот раз эльф все-таки сделает так, как он ему говорит. Очень надеялся.
[indent] — Я надеюсь, ты меня услышал, Каро. И не будешь делать глупостей, — озвучил Страж свои мысли и убрал руки с плеч ученика.
[indent] Тень продолжала колебаться, вокруг только усиливались голоса демонов и как будто бы сгущалась картинка, которую он видел. Да и не только он, эльф ведь тоже. Корвин чувствовал, что лириум там, в материальном Тедасе, кончается — и скоро его просто вышвырнет отсюда, как поганого щенка, полезшего туда, куда не просили.
[indent] — А теперь проснись, Каро, — Аше положил ладонь на лоб ученика и устало улыбнулся уголками губ — так, как он улыбался обычно, потому что на большее просто не хватало сил. — Просыпайся и жди меня.
[indent] Он пропустил Тень через себя — вихрь энергии, взорвавшийся где-то внутри, скрутил болью. Рыцари-чародеи всегда черпали энергию Тени и пропускали сквозь себя в прямом смысле этого слова, а не, как другие маги, направляя ее во внешний мир. Корвин поморщился — и на глаза опустилась тьма, а по голове как будто ударило чем-то тяжелым. Он не помнил, как потерял сознание, и не понял, там, в иллюзорном мире кошмаров и страха, или в мире реальном.

[indent] Ренан дышала где-то рядом. Мускусный запах, идущий от грифона, щекотал ноздри, смешанный с ветром, остатками лириума и пылью. Но все это перекрывал запах крови. Корвин поднял тяжелые веки и со стоном перекатился на спину, корчась от боли — его будто проткнули тысячью лезвий, болело просто все. Он смог встать, ухватившись за шерсть на шее Ренан, на колени, сплюнул густой и темно-красной кровью. Она текла из носа, собиралась во рту. Пока Аше поднялся на ноги и встал, он успел еще несколько раз сплюнуть ее и утереть кожаной перчаткой нос, оставив на сером рукаве капли крови. Голова кружилась, его мутило. Пошатываясь, Аше стоял, цепляясь за шерсть грифона так, будто был утопающим. Он проводил этот ритуал всего дважды в жизни — много лет назад и вот теперь, когда нашел ученика, и каждый раз последствия были ужасными.
[indent] Тяжело выдохнув, Корвин с трудом сел в седло, разобрал поводья.
[indent] — Вверх, Ренан, — хрипло и слабо скомандовал Страж, но грифону не надо было больше — она фыркнула, мотнула головой и одним взмахом крыльев оказалась в воздухе. — Домой.
[indent] Легендарное животное безошибочно взяло курс на Вейсхаупт, пока Корвин, придерживаясь одной рукой за седло, а второй — за голову, пытался прийти в себя. Он бросил поводья на шею грифону, доверяя ей больше, чем многим другим, да и не нужен был Ренан контроль — она сама прекрасно знала, что делать и куда лететь — только дай направление. Она приземлилась на крепостной стене, потом, цепляясь за нее когтями, спрыгнула вниз. Аше запрещающим жестом отогнал одного из Стражей, который сунулся к ним, слез с седла и, чуть пошатываясь, направился в крепость. Главным было сейчас не наткнуться на Ивара, который точно не будет рад ни затратам на поиски Каронела, ни состоянием самого Корвина. Не наткнулся.
[indent] Добравшись до комнаты, Корвин умылся, смывая кровь, не стал переодеваться — он был в легком доспехе боевого мага, как у тевинтерских военных магов, рукоять духовного клинка всегда была с ним, только собрал в седельные сумки мелочевку, воду и провизию, вернулся к грифону, чувствуя себя немного лучше, но все же слабость в теле и муть из головы никуда не пропала. Ренан наклонила бок, чтобы хозяину было проще забраться, а потом, стоило услышать "вверх", взмыла в небо. Он направил грифона на юго-восток. Молчаливые степи... Отсюда было часа четыре лететь, но ему придется облететь едва ли не все за перекрестком, чтобы найти ученика и грифона.
[indent] Ренан открыла клюв и издала негромкий крик — ему вторил второй снизу. Корвин посмотрел вниз, но не увидел ничего, однако грифон уже пошла на снижение. Нашли? За время, которое Аше провел в седле, он более-менее пришел в себя и смог, по крайней мере, перестать хотеть лечь и умереть. Спускаясь кругами, Ренан в какой-то момент опустилась на небольшой столб руин. Внутри, за выбитыми дверями, Корвин четко увидел знакомое грифонье крыло. Заставив Ренан спуститься на землю, он соскочил с седла, потрепал ее по шее и устало посмотрел на вход в руины, надеясь, что Каронелу хватит мозгов выйти. У него практически ни на что не осталось сил — это был слишком долгий день.

+1

7

Оставаться на месте в расплывчатом ожидании было сложно. Очнувшись от кошмара резко, словно пинком выброшенный из сна, Каронел под озадаченный взгляд грифона сполз с его спины и минут пять ещё просто сидел рядом, опустив гулко кружащуюся голову и дыша ртом — сердце никак не хотело успокаиваться. Буквально одной только силой воли он поднял себя на ноги и, стараясь не шататься, вышел наружу, под пыльное степное небо, затененное маревом бегущих в самой вышине полупрозрачных облаков. Брык, по-прежнему провожавший всадника внимательным взглядом, отвернулся и снова устроил голову на сложенных передних лапах, пряча под правой левую, хоть и залеченную магией, но всё ещё, похоже, беспокоившую зверя.

Тот будет жаловаться на пыль в Молчаливых Степях, кто ни разу не переживал особенно ветреные дни в Андерфелсе, но приятного всё равно было мало, и эльф, оглядывая окрестности с груды каменных глыб, привычно прикрывал лицо рукавом. Ветер свистел между камней разрушенной давней войной и временем крепости, трепал волосы, выбившиеся из растрёпаной косы. Погода не радовала, начало весны в степях было недружелюбным, особенно к тому, кто оказался в пустых этих землях без всякой должной подготовки. Но Каронел смотрел в ветрено бурлящее небо и старался загасить тревожную досаду — зачем мастер Аше сказал ему ждать? Разве они с Брыком не справились бы, разве бы они не смогли? Эльф перевел взгляд на северо-запад, туда, где за далёким горизонтом лежит Вейсхаупт — в добрых четырёх-пяти днях пути для конника или недели для торговца с обозом. Не гордость сейчас терзала его, совсем нет — просто быть принцессой в башне и ждать, ничего не предпринимая, пока наставник найдёт его в этом однообразном степном пейзаже, было как минимум совестно. Не только провинился, попавшись магу крови, так еще и... Каронел сжал губы и тряхнул головой, словно надеясь прогнать самоедские мысли — и, осторожно спустившись с огрызка стены, побрёл обратно в укрытие.

Ничего не попишешь, придётся ждать. Хотя бы до того момента, когда уляжется ветер, и отдохнувший Брык сможет подняться на крыло, чтобы найти себе еду. Как-то за себя и за свой свернувшийся тяжелым ноющим узлом голодный желудок Страж волновался меньше, чем за своего бессловесного напарника — он мог и готов был это терпеть, а вот грифона на такие жертвы никто не подписывал. Не заслужил он терзаться за то, что его всадник — дурак. Тяжело вздохнув, эльф опустился на пол, облокотившись спиной на грифонье плечо — но затем повернулся и обнял зверя за шею, зарываясь носом в мелкие перья. Брык несколько секунд косился на него, высоко подняв гордую голову — и, почти по-человечески вздохнув, переложил ее на другую сторону, прикрывая всадника мощным клювом.

Так, урывками, ему удалось проспать еще несколько часов — пока день не склонился к раннему вечеру, сумрачному из-за сгустившихся облаков. Бесцельно побродив по безжизненным руинам и даже заглянув в заваленный обрушившимся сводом спуск на нижний уровень форпоста, но не решившись пролезать в темноту меж камней, Страж вернулся во двор и устроился на камнях, наблюдая, как куда более успешный в своих поисках грифон рвёт на части убитую им антилопу, перемазывая в крови клюв и перья на груди. Антилопа была крупной, не чета андерфелским козам, и Брык, утолив первый голод, улёгся на землю рядом с распотрошенным останками, деловито чистя перья и явно намереваясь попозже довести дело до конца.

Вряд ли он стал бы возражать, попробуй Страж отрезать себе кусок мяса — но сырым его есть Каронел был не готов, а призывать огонь... Ему никогда не удавалось призывать огонь. Так что эльф был благодарен хотя бы тому, что вид и запах требухи и манящих насекомых внутренностей никак не усиливают свербящий под рёбрами голод. Хуже было другое — жажда. Они спускались напиться к реке во время полёта, но то было в конце ночи, и даже жевание найденной у камней безвредной чарун-травы помогало слабо, а колодец крепости давно пересох. Приходилось одёргивать себя от желания лишний раз облизать пересохшие на ветру губы.

На крик другого грифона, раздавшийся из-под облаков, зверь и его всадник отреагировали совершенно по-разному. Каронел, сидевший с растерянно запрокинутой головой и смотревший в небо уже с полчаса ничего толком не видящим взглядом, вскочил, озираясь — а грифон, издав в ответ предупредительный крик, зашипел и схватил за ногу остатки своей антилопы, прыжками уволакивая их в холодное нутро крепости. "Конкуренты" его явно не обрадовали, и отговорить пернатого не дурить не получилось — тот, разевая клюв, нашипел и на самого эльфа, дыбя крылья в явном намерении защищать свою добычу от любых посягательств. А крылья хлопали уже над самой землей — даже сквозь ветер было слышно, как Ренан приземляется, и под когтями её крошится изъеденный временем песчаник.

— Корвин! — Каронел очень старался выглядеть пободрее, выходя навстречу наставнику быстрым шагом, чуть ли не трусцой. Выглядел Аше неважно — немногим лучше самого запыленного, кое-как без расчёски пересобравшего волосы эльфа с чужим клинком за ремнём. От этого на душе стало еще поганей — и одновременно теплее от того, что Корвин всё-таки его нашёл. С трудом верилось в то, что кто-то может вот так — ради него сорваться в такой дальний полёт, рискованный пересечением чужой границы, но мастер Аше раз за разом заставлял поверить в невозможное. Кивнув Ренан, Каронел, остановившийся в нескольких шагах, перевёл взгляд на констебля — и замер, нерешительно надломив брови и даже не зная, что ему сказать. Говорил же, что всё в порядке, что справится, выдержит — не обманывал же...

+1


Вы здесь » Dragon age: final accord » Момент настоящего » Где ты был, Одиссей? [Страж 9:47]