НОВОСТИ ФОРУМА:
29/09
Опрос о нововведениях
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Забытые свитки » Кадварх аэп Киндрейн // вождь хасиндских племен, шаман


Кадварх аэп Киндрейн // вождь хасиндских племен, шаман

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ОБЛИК

Имя: Кадварх аэп Киндрейн, Ужас топи, Хозяин дебрей.
Дата и место рождения: 8:68 Благословенного Века, 79 лет. Тундра за Дикими дебрями Коркари.
Раса: человек.
Род деятельности: вождь объединенных хасиндских племен, шаман.
Класс и специализация: маг, хэдж-маг.
Внешность: fc: Jason Momoa
[indent]глаза: серебряные.
[indent]волосы: темные, с явно видимой проседью.
[indent]рост, телосложение: 195 см., атлетическое.
[indent]особые приметы: спутать с кем-нибудь Кадварха достаточно сложно. Он всегда носит вещи и плащи из звериных шкур, неизменные монетки в волосах и кольца на пальцах, при нем всегда два волка и глефа. Из-за кровавых ритуалов апэ Киндрейн выглядит не старше сорока, которые продевают ему жизнь и поддерживают здоровье на высоком уровне, однако проседь в волосах, на висках, все-таки присутствует, и особенно четко ее видно на лице, в аккуратной бороде, под губой. У него есть четко видимые следы от волчьих зубов на правой руке, чуть выше локтя.

ИСТОРИЯ

Who knew the emptiness could be so cold
I've lost the parts of me that make me whole
I am the darkness
I'm the monster ©

Смешны те, кто считает, что существует конец мира.
Мир бесконечен и дарует бесконечные возможности. Сны — то, что подсказывает путь, дорога — то, что мы выбираем сами, явь — то, что является результатом наших действий.
В пустоте, окруженной белыми всполохами метели, рождаются легенды и страшные сказки — одной из таких легенд или, скорее, сказок, стал Кадварх, чью мать роды застали во время возвращения из далеких земель, лежащих за пределами Диких земель и за пределами понимания ущербных долинников, слишком ограниченных в своем понимании мира, его энергии, неспособных использовать кровь и душу и слышать сердцебиение его — мира, в котором все они оказались. Ей, женщине, которая не понаслышке знала о том, как тяжело жить в землях, где нет ничего, кроме звенящей пустоты — той Бездне, которую рисуют глупым аристианцам, — удалось добраться до собственного племени, передать дитя, ослабшее в холоде и голоде, на руки собственной матери, которая была шаманом, и умереть от легочной болезни.
Несколько месяцев бабушка выхаживала младенца, не давая тому погибнуть: когда казалось, что попытки тщетны, он снова цеплялся за жизнь — уже тогда, неосознанно и осознанно одновременно.
Кадварх принял свою первую жертву: когда появляется жизнь, кто-то должен умереть. Это закон этого мира. Создавая что-то, ты должен отдать.
Это он уяснил очень рано.

Кадварх пережил самые сложные годы своей жизни — до пяти лет, и после стал таким же, как все хасиндские дети — только старая шаманка все дольше задерживала на внуке взгляд, и однажды сказала, что он принесет народу хасиндов великое горе — и великое счастье, что он обречен стать ужасом и путеводной нитью своего народа.
Ее предсказание сбылось много позже.

Хасинду было одиннадцать лет, когда в нем впервые проснулась магия.
Долинники считают, что магов следует садить под замок и гасить те бесконечные возможности, которые дарует им Тень. Шаманы хасиндов считают, что чем ближе тот человек, кто может касаться Тени, будет общаться с его обитателями, тем лучше он будет понимать мир вокруг себя и тем меньше будет проблем у самого мага. Юный Кадварх много времени проводил в видимом одиночестве, однако же, на самом деле, находясь под неусыпным контролем более старших шаманов — в том числе, и своей ближайшей и единственной родственницы.
Топь была для него безопасна. Тень таила множество секретов. Ему было, где оступиться, но более опытные маги не позволили ему этого сделать. Кадварх умел учиться, он учился очень усердно: он был любопытным, но вдумчивым ребенком, который находил новые подходы к реальности, которая его окружала.
Он рос, креп, все уверенней заигрывал с обитателями той стороны Завесы, он нашел те знания, которые подарить могли только духи. И демоны, да, куда же без демонов. Шаманы учили: особой принципиальной разницы между духами и демонами нет, это всего лишь две стороны одной медали, и, чтобы получить нужное, тебе нужно вовремя перевернуть монету, не обманываясь той музыкой, которую они играли на струнах твоей собственной души.
Кадварху было шестнадцать, когда он впервые обманул демона, получив доступ к запретным, как говорила Церковь долинников, знаниям, и стал считаться практически самостоятельным. Его путешествия по дебрям стали более долгими, он ходил по скрытым тропам, известным только хасиндам, от деревни к деревне, набирался знаний и опыта — и впервые начал замечать нищету и разрозненность собственного племени.
Ему было двадцать три, когда умерла его бабушка и Кадварх занял ее пост главного шамана деревни.
Ему было двадцать пять, когда Кадварх впервые привязал демона к человеку. В последствии он использовал демонов страха и гнева, редко когда прибегая к демонам отчаяния, но первым был именно он.
Это был опытный охотник, и он совершил преступление: продавал долинникам шкуры во время зимы, когда его собственная деревня замерзала. По хасиндским законам ему полагалась смерть, но Кадварх решил иначе после некоторых раздумий: им требовались защитники, которые не знали ни голода, ни усталости, которым не нужно было спать и которые не знали болезней и боли. Он использовал кровь и жизни тех неосторожных долинников, которые имели глупость зайти на их территорию, и древний ритуал, не проводившийся более нескольких десятков лет, и привязал к охотнику демона. Тем нужны были тела? Он готов был предоставить тела. За службу, которую демон нес вполне честно.
Деревня была в ужасе, но сначала никто не смог сказать шаману о недовольстве, а после... после это стало практически привычным — для жителей его деревни, которых охраняли бывшие преступники.

Кадварх проводил очень много времени в Тени, путешествуя в такие ее уголки, которые были за гранью доступности большинства магов. Даже за гранью их понимания. То время, что не было проведено за гранью Завесы, он путешествовал по болотам, изучая их, проникаясь странным ощущением, что Коркари — живое существо, с которым нельзя воевать. Кадварх провел в болотах и гротах, в самых густых чащах Дебрей столько времени, что на него прекратили нападать даже болотные волки и коркарийские крокодилы, и он был одним из тех немногих хасиндов, которым огненные феи, раса существ, которые практически вымерли, позволили приблизиться к собственным жилищам — а после и приняли его за своего. Он слушал, учился, и относился к настоящим хозяевам болотистых лесов с уважением.

Когда грянул Мор, хасинды были первыми, кто столкнулся с напастью.
Скверна расползалась по белому снегу тундры, прокрадывалась, тянула черные масляные щупальца в лесах. Намного позже Кадварх узнал, что такое можно встретить только на Глубинных тропах. Он слышал, что происходило вокруг, и знал, что одна из деревней его народа полностью сошла с ума: на ближайшую деревню долинников напали, как они их прозвали, Озверелые: те хасинды, которые попали под влияние оскверненных трав. Свою деревню и еще одну, которая пришла просить защиты и помощи у него, пришлось практически изолировать, а когда Кадварх услышал про древнюю болезнь, то вышел из леса со своими бойцами. Озверелые были опасны и для них, поэтому их следовало устранить. И поставить долинников в положение, где они были бы должны.
Так и получилось. Кадварх, впрочем, не стал убивать больных: это было бы глупой тратой ресурса. Когда их, как опасных зверей, стреноженных и связанных, утащили обратно в лес, аэп Киндрейн ответил благодарному старосте отнюдь не альтруизмом: теперь селение обязано было выдавать хасиндам по одной самой красивой дочери их племени ежегодно. Иначе Янтарный гнев показался бы им благословением их Создателя.
Это было удобно. Когда они надоедали Кадварху, он просто проводил ритуал на крови — и восстанавливал часть своих жизненных сил, за счет чего (и, конечно, глупых долинников, забредающих на его территорию) и прожил куда дольше своих соплеменников — и проживет еще долго.
Озверелые приняли в себя демонов.
Все эти ритуалы Кадварх проводил спокойно и уверенно, обрастая небольшим отрядом идеальных бойцов, наращивая собственный опыт и силу.

Объединить племена казалось непосильной задачей: но не для того, кто обладает группой демонов, вселенных в тела людей, имеет несколько групп преданных бойцов и сам — на короткой ноге с обитателями Тени. Кто-то соглашался добровольно, по желанию или без желания, к кому-то пришлось применить силу: впрочем, после того, как одна из деревень была вырезана под корень, а все выжившие стали сосудами для демонов, болото еще долго было красным от крови, сопротивление почти исчезло. Его не любили и не любят до сих пор. Может, уважают. Однозначно — боятся. Он не отрицает собственной тирании, однако со времен его самопровозглашенного царствования, хасинды получили нечто вроде централизованного управления и мощными скачками в Коркари началась культивация их народа, как высшего и единственного, достойного жизни. Многие охотники получили добро на охоту на коркарийских тварей и бартерные отношения с долинниками, и на самых сухих и устойчивых местах леса начали пасти скот и выращивать примитивные культуры. Ему нужно было предотвратить голод и нищету, в которых долгое время жили хасинды, и все, что оставалось в избытке, уходило на бартер к долинникам, а некоторые из воинов работали у них, возвращаясь домой редко, но приводя за собой новую кровь, новые товары.

Во время событий, которые сотрясли Тедас в 41—45 годах Дракона, Кадварх даже не думал показывать себя, занимаясь укреплением собственных территорий. Болота Коркари стали не только сложно проходимыми, в них появилось бесчисленное количество ловушек — как обычных, так и магических. И только в начале сорок седьмого года Хозяин дебрей наконец-то решил, что хасинды готовы — и обратил свой взор на север.

Способности и навыки: силен физически, вынослив, вполне способен пойти в ближний бой, мастерски орудует глефой, хоть и предпочитает держаться на дистанции. Неплохо держится в седле, отлично плавает. Устойчив к морозам, даже самым сильным.
Мастер школы энтропии: обе ветки использует часто и умело. Умело обращается с веткой земли.
Имеет серьезный опыт в общении с духами, призраками и демонами, способен их контролировать и подчинять, хотя обычно предпочитает договорную основу; мастер кровавых ритуалов своеобразного вида магии крови, которую использует и как для
подчинения живых существ, так и вызова, контроля и подчинения обитателей Тени и для собственного омоложения, за счет чего практически никогда не болеет.
Разбирается в травах, как целебных, так и ядовитых.
Способен выследить животное или человека, особенно в родных для него условиях — в густых лесах, болотах или на снегу.
Обладает обширными, но "дикими" знаниями о природе магии, о природе в принципе, отлично разбирается в анатомии гуманоидов и животных.
Имеет врожденное чувство пространства, поэтому не потеряется на новой местности, обладает отличной памятью. 
Типовой инвентарь и недвижимость: в личном распоряжении: пара вофунов, самец Сат и самка Сот, всегда при Кадвархе, а так их у него под пятьдесят особей, специально выращиваемых для охотников в отдалении от деревни. Зачарованная двусторонняя глефа, одно из лезвий прикрывается специальным наконечником. Вороно-чалый жеребец Прах. Побрякушки, либо обменные, либо захваченные у долинников.
По факту распоряжается всеми Дебрями, на которых расселены хасинды.

ПРОЧЕЕ

Пожелания и планы: в идеале, конечно, пусть и слишком радужном (и очень маловероятном), захватить к чертям весь Ферелден. А вообще — в политику между хасиндами, авварами и ферелденцами. Может быть, что-то из этого и выйдет.
Мастеринг: вполне.
Пробный пост:

+1

2

Добро пожаловать на Dragon age: final accord!
Создайте личную хронологию, заполните профиль, найдите соигроков, и, конечно же, присоединяйтесь к нам в таверне «Чайка и маяк»!
Желаем интересной и динамичной игры!

0


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Забытые свитки » Кадварх аэп Киндрейн // вождь хасиндских племен, шаман