Dragon age: final accord

Объявление


для гостей:
Правила Сюжет Список персонажей Гостевая Нужные персонажи Хочу к вам! Навигация по миру Классы Шаблон анкеты Заключение партнерства

Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?
для игроков:
Объявления Отсутствия Оформление эпизода Закрыть эпизод Говорят, что... Поиск соигроков Карта & Календарь Общая хронология Заявки на акции Регистрация нпс

НОВОСТИ ФОРУМА:
22/03 Кто нужен & Что играть.
27/01 Открытие форума!


Maxwell Trevelyan | Mahanon Lavellan

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Пыльный склад » Стихи и проза


Стихи и проза

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

СТИХИ И ПРОЗА
http://sa.uploads.ru/2b1wY.png
Формальный визит представителей Инквизиции в земли банна Вогана по случаю недавно открывшегося реабилитационного центра для бывших храмовников способен обернуться скандалом. По незнанию или недосмотру дипкорпуса один из участников делегации является не только эльфом и чистокровным долийцем, но в добавок и магом. Возможно это была намеренная провокация в попытке оценить лояльность заведений, которые конечно же должны отвечать политике Солнечного трона и Верховной жрицы. А может то, что воззрения банна и личное отношение к представителям рас и классов было простым досадным упущением. В предвкушении сей знаменательной встречи трепещут три монастырских платочка из пяти.

Дата событий:

Место событий:

10 Плуитаниса, 9:47

монастырь в провинции Денерима, Ферелден

Максвелл Тревельян, Воган Кенделлс, Маханон Лавеллан, (возможны эпизодические безликие нпс)
Вмешательство: ГМ-у велкам, остальным по договоренности

+2

2

Безнаказанно колесить по Тедасу, якобы придаваясь ностальгии в обществе старых знакомых, Тревельян конечно же не мог. Его недавняя поездка в Киркволл и без того очень скоро перестала быть делом приватным и залегла подозрением в уголках небесно-голубых глаз Ее Совершенства. А может параноя Макса по поводу исчезнувшего Соласа просто стала распространяться и на другие сферы его жизни. Сферы... Как бы то ни было, от своей идеи-фикс он не отступиться не смог. Самый великий из даров Создателя его детям это надежда. По крайней мере надежда на чудо и на то, что кто-то прислушавшись вдруг, спасет мир за тебя немного успокаивала и отрезвляла.
В Ферелден Максвелл попал неслучайно, вертляво набился в делегацию посланную осмотреть монастырь благосклонно отданный неким банном Воганом под реабилитационный центр для борющихся с зависимостью храмовников. Из Оствика же было отправлено письмо Командору ферелденских Стражей с настойчивой просьбой о личной встрече и пока это был тайный мотив. Несомненно Вестник найдет время и повод улизнуть на день в столицу по каким-нибудь неотложным делам.
Пока же многочисленная процессия с гружеными повозками и стягами Инквизиции подъезжала к провинциальному монастырю, отмеченному на присланных картах. Среди прочих представителей дипкорпуса Инквизиции и храмовников в честную компанию угодил и Маханон. Каждый раз когда внимание Тревельяна переключалось на остроухого мага у него едва ли скулы не сводило от ощущения того, какую лакмусовую бумажку явит собой его спутник в ходе грядущего визита. И ведь он сам был совершенно ни в чем не виноват, наверное. Все происходящее сейчас неплохо освещало и мотивы Верховной, заставившие ее принять решение оставить при Инквизиции особо отличившихся специалистов, вместо того чтоб передать их в Круг вместе со всеми остальными. Вестник предвосхищал реакцию нынешних обитателей монастыря, в иные годы его бы несомненно задело то, что кто-то мог затмить его появление своей персоной. Но не сейчас. Пока все складывалось как нельзя лучше.
Въехав с эскортом во внутренний двор главной постройки, марчанин спешился и почти сразу же был встречен Матерью Настоятельницей и сестрами Церкви. Пожилая женщина в расшитом одеянии соответствовавшему ее сану кажется признала Тревельяна по парадному доспеху.
— Ваше Преподобие, позвольте представиться...— мерно затянул было он, уважительно поклонившись, дабы избавить ее от случайной оплошности.
Она же тепло улыбнулась и с коротким жестом дававшим понять, что особых представлений не требуется, взяла его облаченную в кожаную перчатку ладонь в свои и мягко, с какой-то особой теплой, произнесла.
— Лорд Инквизитор. Вы оказали нам большую честь своим визитом.
Мгновение скрашенное не менее почтительной улыбкой адресованной священице было неловким. Она наконец отпустила руку Вестника. Руку, ну конечно, как было не узнать единственного присутствовавшего здесь калеку.
— Мать Аделаида,— вспомнил он имя упомянутое в сопроводительных бумагах — Ее Совершенство, Виктория, шлет Вам и этому монастырю свои благодарности и искренние пожелания успехов на том праведном и непростом пути, что вы избрали. А также небольшую гуманитарную помощь из снабжения Собора, что несомненно поможет вам в благих делах.
Слова его были встречены благодарным поклоном головы и невесомым жестом, заставившим возникших точно бы из ниоткуда служек подоспеть к гостям и помочь им с багажом и лошадьми.
— Банн Воган, наш благодетель и правитель этих земель, хотел приветствовать вас. По видимому что-то задержало его в дороге. Даст Создатель, он скоро присоединится к нам.— пояснила церковница — Позвольте я лично покажу Вам гостевые кельи, вы верно устали с дороги. Сестры займутся Вашими спутниками.
— Благодарю, Ваше Преподобие.— согласно вторил Тревельян, проследовав за женщиной в распахнутые двери, меж делом оглядывая территорию, но пока не увидел здесь никого кроме непосредственно служителей Церкви.

+2

3

Соглашаясь присоединиться к отряду Инквизиции и лично Тревельяну в этом турне по Ферелдену, — если можно говорить о согласии, когда дело касается совокупности интересов твоих основных нанимателей, — Маханон прекрасно понимал, в каком гостеприимном дворе окажется в одной из точек этого маршрута. Об анти-эльфийских и анти-магических настроениях патрона монастыря, банна Кенделлса, ему от источников в Инквизиции было известно более чем достаточно. Лавеллан, правда, задавался вопросом, какой резон у банна поддерживать, фактически, низложение Ордена и отход храмовников от зверского источника их силы, лириума, позволявшего как раз-таки быть силой, повергающей ниц магов — но, видимо, дело было в какой-то большой политике, а понимание её всегда лежало за пределами интересов эльфа. Где-то примерно там же, где и все волнения, которые должно было бы испытывать по поводу этого визита, вполне способного обернуться провокацией с той или другой стороны и предлагающего обеим проверку на прочность. Кажется, Его Честь Лорд Инквизитор Тревельян, чьи взгляды на себе временами ловил Маханон, и тот задумывался об этом больше, чем сам Лавеллан с его безразличным выражением лица, ничуть не поменявшимся по мере приближения к воротам.

Долиец, въезжая во двор в двух корпусах позади презентабельного Максвелла на своём буром олене, чьи рога по весне были еще совсем короткими и нежными, не длиннее ладони каждый, испытывал к перспективе встречи с банном разве что легкое раздражение, тонким осадочком стелящееся где-то под нижними рёбрами. То самое, от которого никогда не удавалось избавиться, какой бы монументальной толщины не было его безразличие к чужому неприятию, отросшее за годы вращения в шемленских кругах. Он привык к этому, он принимал это как неизбежность — их презрение, именование ножеухим, — посмеивался над возмущением оскорблённого достоинства иных, вынужденных общаться и сотрудничать, Создатель помилуй, с эльфом; но приятного в этом ничего не было. Чувство грязи, с которой приходится соприкасаться, было в таких случаях полностью взаимным — как кривились такие люди при виде Маханона, так и он сам кривился изнутри в отвращении перед их зашоренным ненавидящим невежеством. Но жизнь проживать — не цветочки нюхать; по сравнению с демонами и тонкостями орлейского этикета нелюбовь к эльфам и страх перед долийцами были сущей ерундой и прозой жизни. Еще один знатный эльфонелюбивец, даже не стреноженный никакими законами о равенстве и братстве, погоды не сделает — и к перспективам общения долиец относился сейчас как к стихийному ливню за окном, обычному явлению природы. Побрызжет и прекратится, что с него взять.

Тем не менее, определенные меры предосторожности Лавеллан всё-таки принял. Он сопровождал Инквизитора не как маг, но на правах историка-хрониста и дипломата по долийским вопросам. Посоха при нём не было — тот был укрыт в обозе вместе с остальными вещами, его и лично Инквизиторскими, в охраняемой повозке, куда не сунется лишний нос. Зато на бедре очень символично покоился увесистый книжный том в кожаной обложке с металлическими углами. Содержание того, конечно, было далеко от фактов творящейся на глазах его владельца истории, но кто это разглядит под надёжно затянутой пряжкой? На страницах массивы текста и заметок ровным острым почерком перемежались со схемами, руническими формулами и иллюстрациями — Лавеллан не знал, с чем ему придётся столкнуться в денеримском эльфинаже, и потому предпочёл иметь свою собранную за годы книгу заметок о Завесе при себе, не полагаясь только на память. Как и во многих магических книгах, часть схем в ней была сделана чернилами с добавлением лириума — и через её страницы можно было накладывать заклинания определенного объёма, не перечерчивая ничего на местность и не таская с собой мешок подручных средств. Но обложка молчала о том, что внутри, отчего книга эта становилась таким же отличным символом учёного, как и любая другая.

Холодный рассеянный свет ферелденской зимы блеснул на краю нагрудного щитка его доспеха, когда Маханон приподнялся в седле и спешился, соскользнув по высокому крутому боку. Олень издал глуховатый звук, что-то среднее между мычанием и рыком, и Лавеллан погладил ладонью мохнатую переносицу требовательно повернувшегося к нему рогатого.

— Где-то здесь ты и вырос, да? — негромко спросил эльф, отдавая своему спутнику заслуженную похвалу лаской. На самом деле, насколько был осведомлён Лавеллан, питомник, в котором разводили и заезжали бресилианских путеискателей, находился значительно южнее и западнее, возле самых лесов, но схожести климата и флоры с этим местом было всяко больше, чем в Орлее, куда этих гордых животных поставляли ценителям и коллекционерам. Должно быть, это было приятно — вернуться домой. Маханону, во всяком случае, на месте оленя бы было.

Пока Тревельян отрабатывал свои лидерские повинности в общении с главой монастыря, Лавеллан взял оленя под уздцы, намереваясь самолично отвести в стойла, расседлать и вычесать после дороги. Вряд ли местным конюхам доводилось обихаживать подобную экзотику — и доверять своего рогача рукам, набитым на тонких лошадиных шкурах и жёстких подкованных копытах эльф не стремился...

Отредактировано Mahanon Lavellan (2018-02-15 13:26:50)

+2

4

[icon]http://funkyimg.com/i/2CmTm.png[/icon][status]Принц Денеримский[/status]
Важные люди, важные места… Неужели его популистский поступок привлек так много внимания? Тысячелетие храмовники были защитниками андрастианской веры и надзирателями над магами. Это воистину большой срок, и сомнительно, что люди могли забыть об этих героях так скоро. Они и не забыли – потому-то и Церковь, и ферелденцы восприняли поступок банна как жест благородства.
Воган надевал на себя одежду. Через плечо он бросил взгляд на небольшое тельце, лежащее на кровати. Красные следы от розг, местами кровоточащие, казались ферелденцу возбуждающими. Не столько в сексуальном, сколько в эмоциональном плане. Словно чувствуя взгляд, тело приоткрыло глаза, бросая на Вогана взгляд янтарных глаз.
Я думаю, что ты можешь прийти позже. Не уверен, как отнесутся гости к твоему присутствию. Да и там будет полным полно лояльных мне людей, так что не думаю, что Инквизитор что-либо выкинет.
Испытующий взгляд продлился ещё несколько мгновений, а потом глаза снова закрылись. Бригелле явно надо было отдохнуть, после того, что они делали ещё пол часа назад. Лошадь банна уже была готова, поэтому он сразу же, едва облачился в свои одежды, двинулся в свои владения.
Воган не носил лат, и потому его парадный доспех был как нельзя кстати. Броня была выполнена из шкуры найденного и убитого в ферелденских лесах дракона. Это была самка, зрелая, но в то же время не столь внушительная и старая, как те создания, которых с благоговейным ужасом называют высшими драконами. Банна это раздражало. Он был готов самолично устроить облаву на одну из этих тварей, лишь бы его коллекцию пополнил более изысканный доспех. А также на нем красовалась меховая накидка. На первый взгляд кажется, что это волк, о чем намекает морда-капюшон. Но при более внимательном рассмотрении можно было заметить, что эта тварь была крупнее, да и пропорции были более соответствующими существу антропоморфному.
Естественно, банн прибыл позже своих гостей. Он резво соскочил с своего коня, жестом приказав его отправить в стойло. Сейчас его расстраивало только то, что он не взял свою чертовски крутую шляпу. Воган знал, где нужно начать искать своего гостья, чтобы поиски не растянулись на неприлично продолжительное время. Взгляд ферелденца зацепил ушастую физиономию, покрытую татуировками. Этого хватило, чтобы банн признал в эльфе долийца. Но мужчина не отреагировал на это так, как на то мог рассчитывать Инквизитор. Воган никогда не скрывал, что призирает эльфов, особенно тех, что с претензией на независимость. И уж кому, как не Инквизитору, об этом должно было быть известно.
Прошу прощения за мою бестактность, мать Аделаида, лорд Инквизитор, — произнес громко Воган, едва завидев знакомые фигуры. Церковницу он лично знал, да и Максвелла он воочию видел во время Священного Совета, на котором присутствовал лично. Но лично не знакомился с Инквизитором, да и уехал сразу после разрешения вопроса с Инквизицией, поскольку Бригелла поведала, что за свои взгляды во время совета банн успел пережить несколько неудачных покушений со стороны эльфов. Первый и единственный опыт пребывания в Орлее. – Я – банн Воган Кенделлс, владыка этих земель и потомок Андрасте. Приятно видеть, что такая великая персона почтила нас своим визитом.

+2


Вы здесь » Dragon age: final accord » Пыльный склад » Стихи и проза