НОВОСТИ ФОРУМА:
29/09
Опрос о нововведениях
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Пыльный склад » Свет мой, зеркальце, скажи...


Свет мой, зеркальце, скажи...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

СВЕТ МОЙ, ЗЕРКАЛЬЦЕ, СКАЖИ...
У Морриган есть элювиан, но нет стекла, которое могло бы помочь его восстановить. На её счастье в империи Орлей есть всё: и стекло, и талантливые маркизы.

Дата событий:

Место событий:

13 Утешника 9:40

маркизат Серо

Морриган, Эмерик Серо
Вмешательство: не требуется

Отредактировано Morrigan (2018-02-09 22:15:07)

0

2

[icon]http://funkyimg.com/i/2Cc9z.png[/icon]Поездки в каретах виконтесса Морриган не любила. Годы отшельнической жизни говорили о том, что в закрытой и движущейся повозке нельзя ждать ничего хорошего. Нет, у советницы императрицы было конное сопровождение, готовое защитить её, если какой-то тать вдруг рискнёт напасть на карету с гербом Вальмон и ограбить её. Пожалуй, сильнее герба императрицы отталкивать от всяких необдуманных поступков должна ещё и сама виконтесса, не только владеющая магией, но и готовая проклясть кого-то при случае. Подходящий случай никак не выпадал, хотя Морриган была готова сорваться с минуты на минуту. Утешник — самый жаркий месяц год — был совершенно не подходящим для того, чтобы путешествовать в бархатных платьях и при плотно закрытых занавесках на и без того небольших окнах кареты, но это были мелкие неудобства. С ними ведьма была готова мириться, потому что поездка стоила того. Слухи о Серо были впечатляющими. Правда могла быть менее привлекательной, но своё знаменитое стекло маркизат вряд ли растеряет за то время, что ведьма тряслась в карете, пытаясь добраться до поместья Серо и при этом никого не убить в гневе.
Проще было бы добраться вороном. Ведьма и порывалась это сделать, но Селина настаивала на более приличном способе появления. Она не приказывала прямо, понимая, что слухи и без того играют не в пользу «желтоглазой бабёнки, которая ещё и магичить умеет», как отзывались о Морриган самые просвящённые в делах императорского двора слуги. Но если императрица говорит «я бы хотела» — это стоит читать, как «если не сделаете — лишитесь моего расположения». В эту Игру Морриган играть научилась, благо противники в ней ей попадались самого высшего класса. А потому пришлось пойти на уступки, и даже вместо желанных магических роб, более подходящих для путешествий в своей простоте и практичности, пришлось взять сундук платьев, а любимые одежды спрятать на самое дно, чтобы остроухая служанка не нашла его случайно, а потом не разнесла слух о том, какое тряпьё хранит ведьма Селины, когда у неё в распоряжении бархата и каменьев достаточно.
Уставшая от долгой дороги ведьма уже было начала засыпать, коснувшись головой стенки кареты, когда до ушей донёсся лёгкий стук по дереву. Служанка, сидевшая напротив, тут же поспешила отвести в сторону плотные занавески, позволяя солнечному свету проникнуть в карету и осветить недовольное лицо ведьмы, бывшей бледнее обычного. За окном, какая неожиданность, показалось лицо одного из стражников. Трое конных мужчин, защищающих ведьму от глупости людской. Хотя скорее они здесь находились ради охраны зеркала и служанки, получившей свою порцию недовольных взглядов от ведьмы прямо на месте. Остроухая поспешила убрать руку от тяжёлой занавески, но Морриган жестом остановила её.
— Что ещё? — явно недовольно спросила ведьма, жёлтыми глазами рассматривая не столько самого шевалье, сколько пейзаж за окном. Лес лесом, пусть и Тирашан, но деревья везде будут деревьями и горят или рубятся превосходно, если проблема была в этом. Не готовый к неодобрительной реакции ведьмы, орлесианец закашлялся и почти смутился, но наконец-то взял себя в руки и немного выровнял ход коня, чтобы идти вровень с окном.
— Почти приехали, миледи. Я пустил вперёд одного из ребят, чтобы он маркиза и его прислугу оповестил о вашем скором прибытии. Ещё десять минут и будем на месте, — кивнув, он поспешил удалиться, чтобы не навлечь на себя ещё больше недовольства. А ведьма уже была готова задать ему пару вопросов, среди которых был один самый главный. Стоило ли её беспокоит ради такой малости, когда он уже сам всё решил и сам всех отправил. Ну хоть маркиз будет знать, что его вынужденная гостья скоро прибудет. Хотелось надеяться, что он не забыл о письме, которым она предупредила его о своём визите.
Когда карета скрипнула и остановилась, Морриган уже была готова уверовать во всех богов, каких только придумывала человеческая и эльфийская фантазия. Они бы получили самого преданного последователя в лице ведьмы, если бы та только не вспомнила, что ещё предстоять зубодробительные беседы с дворянином и необходимость убедить его помочь. Словами, а не заклинанием или превратившись в медведя. Ведьма еле слышно скрипнула зубами и вышла из кареты, не приняв руку помощи одного из шевалье. Пусть лучше займутся зеркалом или сундуком, а она как-нибудь справится сама.
— Маркиз, — поприветствовала она Серо кивком головы и поспешила подойти ближе. — Я виконтесса Морриган, советница императрицы Селины. Надеюсь, моё письмо дошло до вас и мне не придётся вновь рассказывать, в чём заключается цель моего визита.

+3

3

Эмерик встал до восхода солнца. День обещал быть насыщенным, его следопыты доносили о новых контрабандистах, спускавшихся по реке в сторону Тевинтера, а еще должна была прибыть советница императрицы Селины, Морриган. Про нее многое говорили в Орлее, купцы рассказывали, что она ведьма, околдовавшая Селину и правившая вместо нее, другие называли ее чуть ли не демоном из Тени, который создал новую императрицу, убив настоящую. Каждая история чуднее другой. Эмерик не отрицал, что она могла быть магов, но ведь никто не отменял того, что эта девушка оказалась в нужное время в нужном месте и успешно устроилась при дворе? В любом случае личность, о которой судачила вся империя, вызывала несказанный интерес. Но сначала нужно было решить насущные дела. Пара прошений, торговые декларации, отчеты следопытов, кормление Форта. Да, этот упрямый иглоспин был готов принимать еду только из рук самого маркиза. Удивительное и умное создание, которое в прошлой жизни явно было кем-то высоких кровей, не меньше, чем магистр Тевинтера. Управившись со всеми делами, Эмерик вышел во двор замка, который вовсю был освещен солнцем, отчего маркиз прикрыл свои глаза рукой. День обещал быть крайне жарким и крайне солнечным. Весь маркизат знал нелюбовь их правителя к яркому летнему солнцу. Оно слепит глаза, не дает прицелится, а еще этот пот, стекающий в глаза. Сущее испытание Создателя для своих детей, как говорят в Церкви. Единственное, что радовало Эмерика было то, что к вечеру обещала разразиться гроза. Поведение животных и птиц указывало на это, да и Форт стал обустраивать свое гнездо ближе к факелам. Оставалось решить насущные вопросы, а именно меню на вечер и «пир», если можно так сказать, в честь советницы императрицы. Серо бы следовало заказать все эти изысканные лакомства, которые так любит есть знать, живущая в Вал Руайо, но зачем тратиться на это, когда у него под боком лес Тирашан и его дары? Было решено подать копченую оленину под брусничным соусом, элем, салатом из овощей и большое количество ягод и фруктов, в изобилии прорастающих в лесу. Этот день и так слишком жарок, не хватало еще горячих блюд, чтоб жар шел и изнутри. Время медленно тянулось к полудню и становилось все жарче, по крайне мере в самом городке, от крыш которого уже четко виднелось тепло, ведь расположение замка рядом с рекой давало ему и двору определенную прохладу. Маркизу не хотелось покидать прохладные внутренние помещения, как прибыл один из следопытов с донесением, что экипаж виконтессы вот-вот прибудет в замок. Что ж, Эмерик облачился в свой лучший плащ, который к его глубочайшему сожалению был черного цвета, но правила хорошего тона в Орлее стоят выше погодных условий, будь они неладны. За сборами прошло еще немного времени и в комнату к маркизу вбежал возбужденный домоуправитель чуть ли не крича, что леди Морриган прибыла. Маркиз вышел к карете и, когда советница Селины поприветствовала его, взял ее за руку и поцеловал.
-Ваша светлость, рад приветствовать вас в своих владениях, — маркиз жестом руки пригласил виконтессу пройти в замок. – Более того, стекло, которое вам так необходимо, будет готово к завтрашнему вечеру. Мои стеклодувы трудятся день и ночь.
По всем правилам этикета Эмерику бы следовало быть в их родовой маске, но, во-первых, он не считал это каким-то собранием знати, скорее деловым визитом, во-вторых Верховная жрица Беатрикс запретила Серо ее носить. Ну что ж, невелика потеря, собственно, сама виконтесса тоже не спешила носить что-то подобное. Интересная все же женщина. С интересным цветом глаз.

+2

4

[icon]http://funkyimg.com/i/2Cc9z.png[/icon]Простота маркиза удивительно импонировали ведьме. Отшельник, при всём своём высоком статусе, за заслуги своего предка ещё и лишённый права носить маску. Хоть один разумный человек на земле империи точно был, раз не стремился восстановить себя в этом праве. Для Морриган вычурность масок дворян была излишней даже при её любви к драгоценным камням и металлам. Скрывать собственное лицо от общества? Зачем? Её природа не обидела красотой, которую ведьма совершенно не торопилась прятать. А если всем вокруг так нравится сплетничать о том, почему же она бросает вызов всему обществу, так это только их дела. Ведьме этот слух не был интересен совершенно. Гораздо приятнее узнавать секреты о тех дворянах, что могут быть полезны и использовать свои отношения с Селиной для того, что бы иметь возможность отправиться в маркизат и, если зеркало заработает, попросить наградить Серо так, как Её Великолепию будет угодно.
Однако, сколь бы ни был приятен хотя бы в своём отношении к традициям маркиз, жара на улице только накалялась, портя дурной нрав ведьмы сильнее, чем назойливость двора Селины. И только поэтому Морриган поспешила ускорить шаг, чтобы быстрее оказаться в тени и хоть ненадолго избавиться от палящего солнца над головой. Всё же ей было нужно это стекло, и ведьма не могла позволить даже собственному характеру испортить планы, которые она могла осуществить, если элювиан начнёт работать. Сколько всего можно было найти по ту сторону зеркала ведьма прекрасно помнила. И продолжала считать перекрёсток лучшим местом, где можно было найти хоть что-то об эльфах и их истории. Ей бы немного больше времени и ещё пару целых зеркал, готовых работать и делиться своими тайнами.
— Рада слышать это, маркиз, однако я хотела бы своими глазами увидеть, как проходит выплавка. Работа, для которой мне требуется ваше стекло, слишком тонкая для того, чтобы допускать малейшие ошибки или отклонения. Любая неточность может стоить мне долгих лет работы, а Её Великолепие лишится возможности получить необходимый ей артефакт, — на сколько знала Морриган дворян Орлея, стоило только упомянуть имя их дорогой императрицы прямо или вскользь, так все сразу же старались исполнить свои обещания ещё скорее, чем говорили до этого. Поразительно, какие горизонты могло открывать имя одной женщины перед другой женщиной. И поразительно, как все орлесианцы любили или боялись Селину, а потому были готовы выслуживаться перед ней.
— Надеюсь, вы будете не против, если кто-то посторонний приоткроет тайну вашего знаменитого серосского стекла, заглянув в не менее знаменитые мастерские. Не сомневаюсь, что работа там идёт полным ходом и ваши люди знают своё дело, но трёх лет при дворе достаточно для любого, чтобы понять, что словам доверять нельзя, — особенно словам орлесианцев, готовых клясться в верности, но при этом держать в одной руке за спиной камень, а в другой кинжал, чтобы было удобнее осуждать вместе со всеми или ударить самому тайно и незаметно. Так, чтобы ловкий уход противника со сцены был еле заметен.
Ведьма постаралась улыбнуться. Селина говорила, что улыбка может стать лучшим оружием. Ведьма лучшим оружием почитала посох, полагая императрицу наивной в её стремлении видеть только лучшее. Улыбки улыбками, а против проклятия или удара посохом по голове мало кто устоит. Хотя сейчас оглушающей скорее была жара, и никакого посоха не надо, чтобы потенциальный враг упал в усталости и не мог пошевелиться. Было бы неплохо переодеться перед тем, как отправляться в мастерские. Если маркиз... Когда маркиз согласится, именно этим она и займётся в первую очередь.

Отредактировано Morrigan (2018-02-17 12:15:26)

+2

5

-Тогда, вам в любом случае нужно переодеться, миледи. В плавильнях слишком жарко для и без того жаркого дня.
Маркиз открыл дверь внутрь замка, пропуская вперед виконтессу. Внутри было прохладнее, что ощутимо контрастировало с жарой, стоящей снаружи.
-Надеюсь, вы проголодались с дороги, иначе мои повара зря готовили блюда, — маркиз мог проявить светскую учтивость, но зачем? Здесь было лишь двое знатных человека, не считая ручных псов императрицы. – Прошу меня простить, но приоткрыть тайну изготовления я не могу, поколения маркизов оберегали эту тайну и, увы, кем бы вы ни были я не могу предать память предков. Серо отличается от остального Орлея, леди Морриган. Прошу, Фредерик, мой домоуправитель, проводит вас в отведенные для вас покои.
Улыбнувшись в ответ на улыбку виконтессы, Эмерик откланялся и отошел к поварам, дав им указания подавать блюда. Рик заметил, что советница Селины тоже не особо поощряет все эти орлейские манеры, но игрок из нее получился достойный, по крайне мере, она может стать хорошим союзником. Но для этого было нужно предоставить ей стекло и, быть может, лучше узнать ее. Слухи не врали, личностью она была более чем интересной, но никакого ужаса не вызывала, как говорили все. Люди любили преувеличивать то, чего или кого не понимали. 
Маркиз приказал своим следопытам разместить и спутников виконтессы. Эльфийку, которая вызывала у местной детворы неописуемый восторг, а у взрослых опасения из-за того, что остроухие в Серо были редкостью и обычно не сулили ничего хорошего, разместили недалеко от комнаты ее госпожи. Шевалье же были устроены в комнатах для стражников. Да, им это не подходило по статусу, но вполне было по должности. Эмерик испытывал к шевалье некоторую неприязнь в основ из-за того, что знал достаточно много о том, как они превышали свои полномочия и пользовались этим достаточно часто, но отрицать их полезность на поле битвы отрицать было бы верхом идиотизма. В любом случае, маркиз приказал своим людям внимательно наблюдать и, в случае чего, немедленно вмешаться в деятельность этих так называемых рыцарей, но без лишней шумихи. Не хватало еще погрома в Серо и новой истории, которая бы прогремела на всю империю, как гром средь ясного неба.

+1

6

Серо был прекрасным местом для уставшей от столицы ведьмы. Иные правила, под которые стоило подстраиваться, иная публика, к правилам Вал Руайо не привычная. Словом, если бы только она могла, непременно осталась бы на всю жизнь, потеснив законного владельца с его земель. Эмерик был прав: жара стояла неимоверная, а ведьма была ужасно голодна.
Туго затянутое платье в комнате она стянула достаточно проворно, оставаясь в одной сорочке, но и ту поспешила как можно скорее скинуть, едва на дне дорожного сундука среди всех платьев, любовно переложенными веточками лаванды, нашлись её любимые одеяния, более подходящие как и для погоды, так и для отдыха на природе, которым она предпочитала считать визит в Серо, если учитывать его соседство с лесом и, кажется, долийцами. Иначе почему люди маркиза так странно косились на Лию, будто не ожидали от эльфийки ничего хорошего?
— Маркиз, — кивнула ведьма, спустившись в столовую в своём более откровенном наряде, но не теряя достоинства и изящества. Хороша ведьма-дикарка, болото так просто из души не вытравить никакими нарядами, и если ей удобнее было в сапогах и штанах, то никакие правила приличий не смогут убедить Морриган вернуться к платьям. Не в такую погоду.
— Небольшой обед и правда не повредит, — продолжила она, окинув взглядом стол и позволяя осмотреть себя. Благо её наряд вполне позволял такое сделать. Провокация вполне в её духе, для большего эффекта к столу можно было бы спуститься пауком или медведем, хотя вряд ли в Серо оценили бы чувство юмора жителей Коркари.
— В Серо какие-то проблемы с эльфами? — поинтересовалась ведьма, присаживаясь за стол. — Мне не понравилось, как ваши люди смотрели на мою служанку. Будто она опасна для них. Даже если бы это было так, ваша стража не справится с одной эльфийкой, которая толком не умеет держать оружия в руках?
Умеет, но маркизу это знать совершенно не обязательно. Равно как и самой эльфийке, не знающей, что её госпожа знает о её тайнах достаточно, чтобы не доверять слишком многое. В конце концов, даже с этой рыжей шпионки был какой-то толк, потому что прислуживать она умела и выполняла свои обязанности на совесть. А кому захочется гнать от себя хорошего слугу, будь он хоть сто раз шпион? От Орлея иного и не ожидаешь, это их национальный спорт, победителя в котором они выбирают веками и всё никак не выберут.

+2

7

Спустившаяся женщина стала выглядеть еще экстравагантнее. Ее открытый наряд давал чуть ли не полный обзор ее тела, но маркиз предпочел не акцентировать на этом внимание. Он учтиво улыбнулся и пригласил ее к столу.
-Разве что с теми, что обитают в Тирашане, — маркиз начал резать оленину на кусочки. – И не стоит меня обманывать, леди Морриган, что я, что мои следопыты, умеем распознать владеющего оружием. Как минимум, об этом говорят ее довольно тренированные мышцы, для служанки, конечно же.
Вторую часть предложения Эмерик сказал так, чтобы это слышала только Морриган. Как никак, Серо тоже был Орлеем и маркиз был уверен, что шпионы императрицы и не очень вполне могли быть и при его дворе.
-Как обстоят дела в столице, миледи? – маркиз решил быстро перевести диалог в другое русло, пока их шептания не были замечены не нужными людьми. – Я слышал, что споры между Селиной и Гаспаром все еще не утихают.
Под спорами Эмерик подразумевал чуть ли не открытую конфронтацию. Как любил говорить маркиз Серо, все беды случаются одновременно. Возросшая активность Тевинтера, конфликт магов и храмовников и грызня за власть. Все вовремя, все в самый подходящий момент. Особенно когда в маркизате только начала налаживаться торговля. Да, маркиза мало волновал весь южный Орлей. Основное его внимание всецело было сконцентрировано на его земле и его людях. Кто, если не он позаботиться о них?

0


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Пыльный склад » Свет мой, зеркальце, скажи...