НОВОСТИ ФОРУМА:
26/12
Заполняем досье на персонажей
29/09
Опрос о нововведениях
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Походные записи » Let's mess with it and see what happens


Let's mess with it and see what happens

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Облик
Имя: Маханон Лавеллан.
Дата и место рождения: 12 Августа 9:18 ВД, земли Вольной Марки.
Раса: эльф.
Род деятельности: исследователь, агент Инквизиции.
Класс и специализация: маг (ветки: электричество, лёд, магическая защита), специализация — магия разрывов.
Внешность:
[indent]глаза: светло-голубого цвета, по-эльфийски большие радужки с тёмной окантовкой
[indent]волосы: платиновый блонд, длиной по лопатки, обычно присобраны в хвост или скручены в узел на затылке
[indent]рост, телосложение: 167 см, поджарое спортивное, традиционно-расово узкоплечее
[indent]особые приметы: чёрный валласлин, посвящённый богине охоты Андруил, под ним — бледная россыпь веснушек по скулам и неровный шрам на подбородке, едва заметный взгляду за узором, но на ощупь легко узнаваемый; при улыбке виден сколотый край левого верхнего клыка; на теле есть и другие татуировки (см. описание).

I арка

Этот долийский эльф не слишком-то похож на лесного дикаря-язычника: он одевается как человек, говорит как человек и вообще ведёт себя очень по-человечески. Даже больше. От него не услышишь про "Творцов" и "шемов", татуировка на лице как будто ничего и не значит — и вовсе не мешает ему служить в Инквизиции, "личной армии" Верховной жрицы. Лавеллан вежлив, выдержан, учтив — хоть и склонен подчас к прямолинейным, едким колкостям; за словом в карман не полезет. Говорит умно, сложно, витиевато, сразу понятно — учёный, да и воспитания не последнего.
В исследовательском корпусе Инквизиции он занимает место правой руки советницы по магическим вопросам, гнома-арканиста Дагны. После исчезновения Соласа и ухода Вашего Тренера остался ведущим специалистом по вопросам Завесы, в годы после победы над Корифеем запечатав вместе со своим отрядом множество разрывов в разных частях южного Тедаса.
В настоящее время Маханон и Дагна сотоварищи работают над созданием альтернативы утерянному Якорю — артефакта, способного восстанавливать порванную Завесу. Кроме того, при орлейском дворе агент Лавеллан известен как спутник и подопечный — говоря прямым текстом, любовник герцогини Эсмераль де Жевинь. Как минимум несколько раз за сезон он появляется вместе с ней на различных балах и приёмах. Впрочем, в Вал Руайо его не видели с конца зимохода — Маханон отбыл по личным вопросам и не отчитывался, куда. Лишь в узких дипломатических кругах можно добыть вести, что он, сопровождая Инквизитора Тревельяна, последовал за ним куда-то вглубь Ферелдена.
Что стало с ним после низложения Вестника, знают только в поместье Монтилье.


♦ ♦ ♦


Описание

[html]<div style="width:auto;max-height:300px!important;overflow-y:scroll;border:none;padding:8px;text-align:justify!important;background:
#bbb1a8;">По Маханону сразу и не скажешь, что он, как по людским меркам, худосочный недоросль; горделивая осанка и сапоги с подбойками помогают ему казаться выше, чем он есть, а наплечники и свободный покрой одежды создают фигуру более статной и заметной. Впрочем, эльф и без того не какой-нибудь неженка из Круга, проведший все годы за книгами; жизнь долийца куда требовательнее к способностям ведущего её, нежели сытое существование в клетке неусыпного надзора. Сложением Маханон напоминает скорее бойкого поджарого юношу, нежели взрослого мужчину, однако его крепким рукам хватает сил не только махать и бить посохом, но и натянуть средний лук; хотя, конечно, молнией между глаз ему зарядить в разы проще, чем стрелою целиться. С луком Маханон появляется лишь на стрельбищах, для души, а вот с молниями какие-то дела водит постоянно — вплоть до того, что в задумчивости пускает искры разрядов между пальцами и играет с ними, как ребенок с веревкой-путанкой. Если видишь эльфа, который предпочитает осветить себе дорогу шаровой молнией, а не языком пламени — почти наверняка это и есть Лавеллан, если только его дурной пример не оказался кому-то заразительным.
<br><br>
По этой же причине любви к электричеству его лучше лишний раз не злить, а если уж разозлили — на пути локального грозового шторма не попадаться: в гневе эльф буквально мерцает сполохами разрядов и бьётся неприятным током, хорошо хоть, достаточно слабым. Говорит, будто не нарочно, но если хорошенько подумать — какое “не нарочно” может быть у опытного мага, обязанного всеми правдами и неправдами держать свою силу под контролем? В общем-то, такое поведение его говорит лишь об одном — Маханон находится там, где чувствует себя свободным и принятым. Ни его магия, ни сам долиец не выходят за рамки, когда их жестко накладывает ситуация. Свободный в эмоциях, подвижный и открытый в обычной жизни, Лавеллан обладает достаточной выдержкой и умом, чтобы своевременно мимикрировать под обстановку, по собственному выбору следуя принципам Вир Танадал.
<br><br>
Реалии жизни мага-исследователя чаще требуют одеваться в то, что практично и прочно, не важно, как ты в этом выглядишь; но разбуженная знакомством с людскими традициями тяга Маханона к красоте и в этих тесных условиях умудряется проявить себя. Что уж говорить о днях спокойных, когда у эльфа есть время и возможность даже в библиотеке с книгой сидеть в дорогой рубашке из чернёного бархата с золотистой оторочкой. Он ценит такое благо цивилизации, как качественные и приятные на ощупь ткани разных цветов, всегда старается выглядеть аккуратно, выверенно, порядочно, достойно и… в общем, не как служка из эльфинажа или опасный дикарь из лесов. С самого начала он стремился встроиться в людское общество, стать равноправной частью, не затерявшись в нём, а с годами такая линия поведения стало не только привычкой, но и обязанностью. Острые уши не повод считать меня созданием второго сорта, как бы говорит Маханон своим видом и взглядом, умудряясь даже при таком очень среднем росте уметь направить взгляд этот цепкий чуточку свысока.
<br><br>
В отсутствие слуг он сам прекрасно ухаживает за своей одеждой, чистит, складывает, а после носит подобающе — и поговаривают, что даже Топи может наискось пересечь, не заляпавшись, а по Штормовому Берегу пройтись, не намокнув. Врут, конечно, безбожно, но главное же правильное мнение о себе создать, верно? Тогда и начнут за татуированным лицом начнут видеть спокойный и разумный взгляд вполне цивилизованной личности, и слова — негромким, низковатым для его юношески-светлой внешности голосом сказанные, — слушать, а не только слышать. И улыбке доверять станут, а не считать её предвестницей злобного оскала и выхваченного откуда-нибудь лука со стрелой. Не важно откуда, ты ж долиец.
<br><br>
Маханон очень быстро ходит, хотя стремится к обратному, считая, что шустрая суетливая беготня удел служек; редко уступает дорогу, таранит свой путь в толпе без малейших сомнений, не боясь скоплений народа — и людям бывает свойственно с испуганным вскриками отскакивать, освобождая дорогу и возмущенно потирая ту или иную часть тела, ужаленную крохотной колючкой почти невидимого на свету электрического разряда. А он что? Не, он ничего. Вежливая улыбка, прямой и ясный взгляд больших эльфийских глаз, бархатная обходительность манер — и никаких доказательств в пустых руках. С татуировкой во всё лицо сложно выглядеть невинным — из-за тяжёлой линии рисунка над бровями эльф часто кажется обозлённым и мрачным. Даже широкий разрез глаз, порой придающий его взгляду неуместно удивлённый и наивный оттенок, не умаляет этого впечатления. Однако в манерах Маханона хватает мягкой, но весьма убедительной харизмы, которая, к тому же, отчасти компенсирует ему недостаток физической значительности и роста — эльф способен привлечь и удержать внимание других, когда ему это необходимо. Не такой уж плохой актёр, как склонен говорить о себе, легок на импровизацию. Сам долиец по этому поводу только иронично смеётся и называет своё умение проникновенно смотреть и располагающе улыбаться “эффектом котёнка”. Сердце его, правда, неизменно вспоминает оставшуюся с юности болевую точку и жаждет иного — плечистости, роста, силы, внушительности... но приходится пользоваться тем, что есть, недостающее грамотно имитируя. И если уж не любить своё отражение в зеркале, то хотя бы не спорить с теми, кому оно всё-таки нравится.
<br><br>
Валласлин Маханона имеет одну нестандартную деталь — он затрагивает в том числе и края век, перманентной чёрной линией выделяя глаза на лице. Это особенность традиций клана Лавеллан: решиться и вытерпеть такую боль нанесения татуировки на самую тонкую и чувствительную часть лица считается среди молодежи признаком особой силы воли и духа (или лишнего выпендрёжа, мнения расходятся) — как и выбор максимально тёмного цвета чернил с усложнённым дизайном.
<br><br>
Кроме валласлина, эльф за прошедшие годы успел обзавестись и обычными татуировками — выполненными, впрочем, в схожем символическом растительно-лесном стиле гибких острых линий и шипов. Одна тянется под его ключицами от плеча до плеча, треугольником спускаясь к середине грудной кости, другая прикрывает седьмой позвонок, доходя тёмными линиями до точки меж лопаток и линии роста волос. Ещё две двойными спиралями обхватывают плечи на одной трети высоты от локтя; к ним добавляются парные двойные росчерки, спускающихся к паху каждой стороны над линией тазовых костей, и чёрные узоры на икрах, обвивающие лодыжки и поднимающиеся на внешнюю сторону бёдер.
<br><br>
<b>Способности и навыки:</b> <br>
• Талантливый маг-стихийник, особенно отличившийся в искусном использовании магии электричества, вдобавок к которой в бою применяет магию льда. За годы в Инквизиции успешно освоил принципы магической защиты, установки барьеров и развеивания негативных эффектов от контакта с Тенью. Специализируется на магии разрывов и имеет обширный практический опыт в этом вопросе.
<br><br>
• Владеет посохом и своим телом в достаточной степени, чтобы при истощенном магическом резерве отбиться от средних в своём искусстве мечников (большинство придорожных бандитов отлично вписываются в эту категорию). Быстро бегает, ловко прыгает, умеет лазать по деревьям и другим схожим препятствиям. Может удержаться на воде, но боится нырять. В седле держится крепко, умеет находить общий язык с разными ездовыми животными (кроме драколисков, наверное; одновременно тайно мечтает о таком и боится этих тварей).
<br><br>
• Способен находиться при дворе без особых травм для своей репутации и скрывать отвращение к Игре. Есть какие-то зачатки музыкального слуха, позволяющие сносно бренчать на лютне и даже петь, не насилуя чужие уши — приходилось. Грамотно говорит и пишет на торговом языке, владеет эльфийской письменностью и остатками речи, понимает и может общаться на будничные темы на орлейском. Умеет читать на тевине в пределах основного словаря, но говорит на нём так, что лучше бы молчал, самому смешно.
<br><br>
• Знание трав и лекарств, умение ориентироваться в лесу, чувство и понимание мира животных. Умеет торговаться и обладает основными познаниями в критической оценке бытовых товаров и материалов. Будучи предоставлен сам себе, не пропадёт.
<br><br>
<b>Типовой инвентарь и недвижимость:</b> <br>
Чернёный чародейский посох из железного дерева с кристальным навершием, сердечником из эверита (элемент: электричество) и трехзубым лезвием из него же, позволяющим не только нанести неприятную рваную или колотую рану, но при должной ловкости обезоружить противника, поймав между “лепестками” его клинок.
<br><br>
Укрепленная броня боевого мага с символикой Инквизиции на нагрудном щитке. Обычная одежда состоит из нательной рубашки, камзола до верхней трети бедра с широким поясом и треугольными наплечниками, кожаных перчаток до локтя, штанов и сапог до колена с подъемом подошвы, прибавляющим эльфу 4—5 сантиметров роста. Почти вся его одежда в черных, бордовых и коричнево-золотых оттенках, изредка носит рубашки из перламутрового шелка (не без оснований считая, что смотрится в нём слишком беззащитно).
<br><br>
На правах свободного эльфа имеет в своем владении дом в Джейдере — достаточно крупном портовом, но непопулярном из-за соседства с Ферелденом городе, где, впрочем, появляется редко, обычно проездом, — а также ряд сравнительно независимых от воли герцогини де Жевинь финансовых активов.

</div>
[/html]

Отредактировано Mahanon Lavellan (2018-02-15 12:08:37)

+1

2

История
Рождённый в семье охотницы и ремесленника клана Лавеллан, Маханон рано проявил свой магический талант. Ему не было и полных семи лет, когда это случилось. В сильную грозу, заставшую клан в дороге, он, упрямый и непоседливый ребёнок, сбежал из аравеля прямо под хлеставший снаружи дождь, навстречу грохочущему грому и без конца сверкающим молниям. Его манило туда, его восхищала и звала стихия, и хотя сам Маханон не помнит об этом ничего, но мать не раз делилась с ним воспоминаниями о том страхе, который пережила, увидев своего сына далеко за опушкой леса в окружении нескольких шаровых молний. Говорила, что он смеялся и радовался, словно по руке его полз не смертоносный заряд, а милый пушистый кролик. Магия, ещё не знающая правил, но освобождённая фантазией и наивностью ребёнка, обуздала энергию стихии, как объяснила потом Хранительница Дешанна. “Мы никогда не сможем постичь всей глубины наших сил,” — говорила она недоуменно моргающему Маханону, в задумчивости качая головой.

Так Маханон стал её учеником — и гостем в собственном доме. Он жил и рос под неусыпным присмотром Хранительницы клана, в её аравеле, где эльфийка долгими вечерами объясняла ему, что это такое он видит, слышит и ощущает, и почему именно так. Где она показывала ему свою магию, где учила секретам мастерства, где он просыпался в холодном поту от видений из Тени. Откуда он вышел совсем другим, рано повзрослевшим и ощутившим на своих плечах степень ответственности, нынешней и будущей. В клане Лавеллан давно не рождались маги — он был первым за больше чем полвека, и был назван Первым уже к одиннадцатому дню рождения. И хотя владеющие магическим искусством пользуются у долийцев почётом и уважением, эта иная суть, по-другому идущая жизнь легла холодной пропастью между ним и остальным его миром. Маханон приходил к отцу, к матери, к друзьям, но, садясь с ними у костра, никогда не чувствовал себя по-настоящему рядом. Магия отделила его, подняла выше, и руки, протянутые к нему, оказывались протянуты с осторожностью и уважением, авансом проявленным к будущему лидеру клана. Он спрашивал у Хранительницы, всегда ли будет так. Всегда, с горечью кивала она. Но ты научишься с этим жить. Маханон хмурился и думал, что это последнее, чего он хотел бы.

Вместо лука и кинжала — посох ученика, вместо ножа для шкур — камни для тренировки концентрации, вместо чтения следов — секреты древней эльфийской письменности. В пятнадцать лет это казалось ему проклятием. Он не хотел быть собой, он хотел быть как те, другие, наравне с ними ходить по тропам, выслеживать дичь, бить стрелой и отдавать богатую добычу в клан, носить на вороте мех собственноручно убитой лисицы. Это были понятные всем, ценные достижения. Его же удивительные для Хранительницы успехи в магии только она сама и понимала, а одного её признания и похвалы было мало. Очень мало. И она запрещала ему браться за лук! Это был один из немногих запомнившихся Маханону случаев, когда Дешанна Истиметориэль Лавеллан всерьёз разозлилась на него — в третий раз поймав на том, что он берёт оружие матери и тайком уходит в лес, тратить по нескольку часов времени на, как сказала Хранительница, бесполезную ерунду.

Она, конечно, была права, тысячу раз права — но донести это до Маханона не получалось: он сцепил зубы и не желал сдаваться, с десяти шагов попадая в ствол дерева одной из двух стрел, когда сверстники могли легко с первого выстрела снять с верхней ветки белку. Не помогли ни наказания, ни разговоры с матерью, бессильной пойти против своего сочувствия к сыну, — и Дешанна зашла с другой стороны, закрыв глаза на выходки с луком и вместо этого став журить воспитанника и огорчённо цокать языком на ошибки в магических практиках, против сердца преувеличивая допущенные им промахи. Сработало как по волшебству: не в силах удержать лук и при этом не уронить посох, Маханон наконец внял чему-то похожему на голос разума и вернулся к своим методичным занятиям, пристыженно делая вид, что ничего не было, и избегая смотреть Хранительнице в глаза. Впрочем, царапина на душе всё равно осталась и не зарастала долго — и ещё несколько лет, пока Маханон не повзрослел и не обрёл уверенность в своих собственных способностях, он при любом удобном случае искал возможности взяться за стрельбу. Уже не ради успеха — но в поисках того успокоения, которое получал, слушая скрип древка и натягивая тетиву раз за разом, стреляя, пока руки не начинали дрожать. Он очень хотел быть сильнее.

Особенно это было важно ему из-за Элланы. Маханон отчаянно желал быть ей интересным, видеть ее улыбку обращенной к себе; они дружили, и она действительно смеялась вместе с ним… как с одним из многих. Дружелюбная, светлая, она была мягка и приветлива со всеми, никак не выделяя Маханона. Ведь был ещё Дерран, ученик мастера луков, Эврис, помощник своей матери, смотрительницы галл, и главное — лучший молодой охотник Шадайенн. Непримиримое соперничество между ним и Маханоном накалялось день ото дня. Шадайенн насмехался над магом за то, что тот не был так быстр и ловок, за то, что казался ему жалким слабаком, за то, что Хранительница запретила ученику использовать магию для мелкой мести, и тот слушался. Соперничали они и за внимание Элланы — наверное, даже главным образом за неё, сделав невольной третейской судьей в своём бараньем столкновении. Но она не спешила выбирать сторону, оставаясь добра к обоим. Маханону всё равно казалось, что Шадайенну она улыбается мягче и охотней, чем ему. Конечно, ведь он старше, сильнее и даже немного выше не такого уж и маленького Первого…

Маханону потребовалось немало усилий, чтобы убедить Хранительницу провести над ним обряд нанесения валласлин раньше положенного срока. Он не мог ждать ещё полгода до лета, он клялся, что готов уже сейчас, что вытерпит всё с достоинством. Не это важно — важно заткнуть Шадайенна, важно опередить его, важно доказать всем и каждому, и в первую очередь себе, что насмешки и шуточки охотника — пустые слова, враньё. Наконец Дешанна согласилась. Боль, разрывавшая кожу изнутри так сильно, что всё лицо казалось содранным о камень, а глаза было невыносимо держать открытыми, была ничтожной в сравнении с возможностью со сладким торжеством взглянуть в лицо возмущенного и удивленного Шадайенна, до последнего дня упрямо считавшего и хотевшего верить, что подготовка к церемонии для Первого — выдумка и слух.

Ни к чему хорошему это не привело. Поначалу, во всяком случае. Взбешенный Шадайенн без разрешения ушёл охотиться в запретный овраг и едва не погиб, выследив и разбудив огромную медведицу. Встревоженный не меньше прочих и не без причины считающий, что большая доля вины лежит на нём, Маханон тоже принял участие в поисках, хотя свежий валласлин всё ещё болезненно ныл при каждом касании ветерка. Вместе с мастером Араторном они и нашли Шадайенна — к счастью, ещё живого, хоть и переломанного ударом когтистой лапы. Бродившую неподалёку разъяренную медведицу не удалось отвадить и успокоить, пришлось убить. Понадобилось восемь стрел, чтобы она перестала двигаться. Благо, у мастера Араторна было время выпустить их одну за другой, пока молнии Маханона не позволяли зверю приблизиться.

Выздоровление Шадайенна заняло немало времени даже со всей лечебной магией Хранительницы. Маханон и Эллана по очереди присматривали за ним. Случившееся переломило хребет затянувшейся вражде — к тому времени, как Шадайенн встал на ноги и снова смог взяться за оружие, они с Маханоном пусть и не стали друзьями, но хотя бы научились друг друга терпеть. Маханон первым сделал шаг навстречу и попросил бывшего неприятеля помочь ему тренироваться с посохом. Шадайенн согласился — и нетрудно догадаться, что спарринг-партнер из него получился не из мягких.

Когда он всё чаще стал видеть Эллану о чём-то подолгу мило беседующей с Шадайенном поодаль, улыбающейся и нежно касающейся недавно наконец украшенной валласлином щеки охотника, сердце почти не болело. Почти. И пусть это был только первый шаг, пусть прекрасная охотница и не сказала однозначного "да", но клан полнился блуждающими слухами, смешками и понимающими взглядами — скоро. Ощущая себя помехой, робея бросить вызов и разбиться об отказ, зная, что Шадайенн скорее умрёт, чем перестанет называть Эллану "своей", Маханон сдался и отступил в сторону, полностью посвятив себя магии и тренировкам, стараясь забыть в них горечь притяжения к девушке. Ему еще столько надо было сделать... Предстояло доказать, что не только под бдительным оком Хранительницы может совладать с магией и расти в искусстве владении ею. У той появилась другая забота — клан получил ещё одного мага: в десятилетней Данире проснулся дар, и девочке остро нужны были уроки и внимание Дешанны. Больше, чем взрослому уже в свои восемнадцать Маханону. Он оставался её Первым, её учеником, он всегда приходил к ней за советом и мудростью, но во многом оказался предоставлен сам себе и своему разумению.

Не раз и не два в последующие годы он проверял себя на прочность, в одиночку посещая места опасные и зловещие, в одном из них даже столкнувшись с живыми мертвецами. Близился Арлатвен, собрание кланов, и Лавеллану безмерно хотелось блеснуть там чем-нибудь узнанным от своего имени, внести лепту в общую память Народа. В прошлый раз ему было всего тринадцать лет, и собрание больше напугало его обилием чужих эльфов, бесконечно встревоженных событиями Мора. Теперь оно представлялось уникальной возможностью заявить о себе, расширить свои горизонты.

И присутствие на созванном жрицей Конклаве, обладание информацией из первых рук о раздирающем Тедас конфликте, должно было стать одним из ключей к этому достижению. Во всяком случае, так смотрел на это сам Маханон. Если бы только толстопузый корабль, единственный, на который согласились взять долийца, не задержался в пути...

Если бы он не задержался, на этом бы всё и закончилось. Но опоздание спасло Маханону жизнь — Брешь порвала небо, когда до Убежища ему оставался один дневной переход.

“Похоже, это займёт у меня больше, чем три недели…” — растерянно думал он тогда, глядя на воронку, бурлящую красками Тени.

Напуганные люди в Убежище были готовы принять любую помощь, какую им могли предложить. Даже дикие лесные эльфы с татуировками на лицах не так страшны, когда за дверью бродят демоны. Особенно пригодились познания долийца в целебных травах и растениях, умение быстро находить, правильно собирать и применять их — жизненно важное для эльфа-кочевника. Когда он думал, что никто не заметит, то тайком использовал и простую магию, подогревая, подмораживая и быстро перетирая сушеные листья движением камней, чтобы ускорить создание зелий. Но способности его недолго оставались тайной: в первый же организованный визит за травами во внутренние земли Ферелдена их отряд столкнулся с демоном Гнева. Ледяная магия Маханона остановила его и прогнала обратно за разрыв, но на долийца стали коситься с двойным опасением даже те, кто, казалось бы, начал ему доверять.

Однако вместе с этой его тайной растаяли и сомнения, упорно грызшие Маханона изнутри всё то время, что он оставался в медленно отходящем от кризиса Убежище. Впервые оказавшись так близко от разрыва, ощутив на себе все немыслимые и дивные завихрения магии вокруг, он чётко и ясно осознал, почему он не может вернуться к своему клану прямо сейчас. Он должен понять. Он должен сделать что-то, чтобы провозглашенный шемами Вестник Андрасте перестал быть их единственной надеждой на спасение мира от краха. Научиться понимать Завесу, изменять и восстанавливать её. Одного человека, да еще и несведущего в магии, не хватит, чтобы закрыть собою от опасностей весь Тедас.

Лавеллан присоединился к Инквизиции сразу же после её объявления. Отправленное через море письмо дошло до рук Хранительницы, Маханон даже получил ответ, одобряющий его выбор. В клане всё идёт хорошо, Арлатвен отложен на неясный срок из-за проблем передвижением по гудящим войной землям и опасности возникающих разрывов, Данира делает большие успехи, ее обучение идёт семимильными шагами… Пусть Маханон возвращается прежде, чем она вырастет и станет ему серьёзной конкуренткой. Лавеллан улыбнулся, понимая истинный смысл этих слов. Она вырастет — и она станет. А он свободен поступать так, как желает, свободен от непременного долга — и кроме него есть, кому вести и защищать клан. И всё же у него всегда будет место, где его ждут, помнят и ценят.

А через три ночи Убежище было разрушено.

Однако Инквизиция оказалась сильнее потрясений. Еще раз убедившись в правильности своего решения остаться, Маханон присоединился к тем магам, что под руководством Тренера начали постигать магию разрывов и совершенствовать базу знаний об этом явлении. Библиотека Скайхолда стала его вторым домом — получив доступ к неимоверному количеству книг, Маханон ушёл в запойное чтение по самые кончики ушей. Каждую свободную минутку он проводил за трактатами и свитками, полными знаний, о каких он прежде и помыслить не мог. Эльф даже начал осваивать тевин — благо, в той же библиотеке обретался самый настоящий тевинтерец, у которого можно было спросить помощи и совета.

Мир продолжал содрогаться от локальных катастроф. Корифей, красный лириум, венатори, дискредитация Серых Стражей, гражданская война в Орлее… Для Лавеллана все эти тяжело гудящие отголоски проблем, и без того звучавшие по большей части информационным фоном за трудным как с научной, так и с практической точки зрения изучением Разрывов, погасли в одночасье, когда вслед за долгим молчанием Хранительницы, наставшем после полученного им письма о проблемах с бандитами, до него дошли вести о событиях в Викоме, уничтожении эльфинажа и вине долийских эльфов в чуме, поразившей людей. Маханон, прекрасно понимающий, что вина эта — глупейшая ложь, надеялся до последнего, заставлял себя верить, что ответа нет потому, что его клан просто ушёл подальше от опасности, в глушь, и не выходит к людям, чтобы получить и передать письма. Но правда оказалась безжалостнее любого страха. При первой же возможности отправившись в Вольную Марку, он после нескольких бессонных ночей отыскал место последней стоянки клана — и всё то, что осталось не разграбленным и не разрушенным шемленами. В том числе и те остатки тел, что не растащило до конца лесное зверьё. 

Сердце просило мести. Задыхаясь от боли потери и пролитых слёз, всё, чего Маханон мог желать — это причинить сотворившим это тварям еще больше страданий, жестоких и долгих, за каждого убитого ими эльфа. Он помнит, как лежал ничком в траве, вцепившись в стебли дрожащими пальцами, вместе с прошедшими дождями впитавшей кровь его близких и родных, и голова шла кругом от осознания, раскаяния и вины. Если бы только он вернулся раньше! Если бы только он был здесь, когда они… Со всем, что он теперь знает, чему научился, наверняка он смог бы!.. Что-нибудь. Как-нибудь. Сумел бы их защитить — не важно, какой ценой.

А теперь — зачем ему всё это? Для чего, если он остался один?..

...но ты не один, шептала ему тогда темнота, сгущаясь вокруг всё сильнее. Ты не один, и я могу помочь тебе. Вместе мы отомстим. Вместе мы восстановим справедливость, вернем равновесие. Они познают ту же боль, о да, они её познают, все и каждый, будут сгорать в огне и молить о пощаде, но ты их не пощадишь…

Это было обольстительно сладкое видение. Заманчивое, желанное, зовущее. Маханон несколько раз прокатил его сцены у себя в голове, прежде чем поднять взгляд покрасневших и опухших от слёз глаз туда, откуда сквозь истонченную смертями этого места Завесу до его раны пытался дотянуться демон, почуявший легкую, ослабшую добычу, уязвимое сознание мага. Вот он, совсем близко, пылающий дух, нужно только потянуться волей, вобрать в себя, выпустить его в этот мир и обрести благословение силы.

“Знаешь, что?..”

Показалось ему или нет, но демон примолк, слушая. Каким он был? Гнев, Отчаяние, Ненависть? Маханону в тот момент хватило бы чувств на всех трёх одновременно. Губы дёрнулись в презрительной гадливости. Едкий манящий шепоток из теней отрезвил его, заставил собраться и вспомнить многое, о чём он почти что забыл, хотел забыть, поглощенный накатившим бессилием повернуть вспять упущенное время.

“Всосись-ка ты туда, откуда выполз. Считаю до трёх.”

На самом деле, сказано было куда более емко и менее прилично, но такими словами историю не пересказывают.

Демон, конечно, предупреждению не внял — а зря. Выдернутый в реальный мир сквозь Завесу, он был буквально разодран на части беснующейся энергией молний, размётан в мелкие сожжённые клочки всей обрушившейся на него магией. Горечь выплеснулась в чистую ярость, и когда над поляной повисла опустошенная тишина, Маханон, едва способный стоять на ногах, мог поклясться — откуда-то издалека он услышал одобрительный смешок Дешанны. Сейчас, по трезвому уму, Лавеллан полагает, что сам придумал его себе, одно-единственное зная точно: Хранительница могла бы им гордиться.

Расправа над демоном не залечила его раны, не помогла унять боль, не сделала желание по миллиметру содрать кожу с виновных людей ни на каплю слабее, но хотя бы вернула ему способность мыслить трезво и действовать. Вир Ассан: будь быстр, но не поспешен, бей точно.

То немногое, что не пригодилось людям и каким-то образом уцелело за эти — сколько, два, три месяца?.. — но хранило в себе память, Маханон забрал с собой. Остальное же, совершив положенные обряды над останками мертвых, сжёг, призывая пламя снова и снова, пока в лощине, ставшей последним приютом клана Лавеллан, не остался только пепел, густым слоем покрывающий землю. Пепел, который однажды вскормит здесь новую жизнь. Там же было оставлено и зачарованное послание для Хранителей других кланов, случись им наткнуться на это место. Пусть знают, на какую ещё подлость оказались способны люди.

Что мог сделать один долийский эльф, прячущийся в окрестностях города, жители которого дошли до крайностей в своей злобе на остроухих “козлов отпущения”? Ничего — только надеяться, что красная чума пожрёт всех и каждого, кто был причастен к убийствам здесь или в городе.

Но даже об этой надежде он сожалел, зная, что ещё больше от этой заразы умрёт тех, кто не был виноват ни в чём.

Маханон вернулся в Скайхолд незадолго до триумфа в Арборской глуши, вернулся изменившимся, помрачневшим и замкнутым. Он не слишком распространялся о причинах перемен, поднимая тему гибели своих только с теми, кто, как ему казалось, имел возможность помочь в одной его малой, но стойкой надежде на то, что кто-нибудь из клана сумел бежать и спастись. К сожалению, ни тогда, ни по сей день эти поиски не увенчались успехом.

Так или иначе, пока жив хотя бы один из Лавеллан, клан не уничтожен. Маханон дал самому себе обещание восстановить утраченное, дать потускневшему имени новую жизнь, когда мир вновь обретёт покой.

Низвержение Корифея, как и следовало ожидать, не оказалось точкой в триумфальном шествии Инквизиции. И Маханон исправно принимал участие в работе слаженного механизма, вкладываясь усилиями в общее дело. Талант, трудолюбие и самоотдача позволили ему приобрести репутацию одного из лучших магов, сведущих в вопросах Завесы, а популярность Инквизиции — ещё и покровительницу из числа крупной орлейской знати. Маханона привлекала собранная предками Эсмераль библиотека, Эсмераль привлекал Маханон — что ещё может быть надо? Каждый получил то, что хотел: она — интригующего и примечательного спутника, он — знания, связи и финансирование. Под её влиянием Маханон научился говорить комплименты, танцевать и вести себя более-менее по-орлейски — а большего и не требовалось: долиец должен оставаться долийцем со своим особым шармом чужеродной диковинки. При этом Маханон без зазрения совести пользовался всеми правами и свободами нового отношения к эльфам Орлея — и мог приходить и уходить, когда сам считал нужным, балансируя на грани и не слишком-то балуя Эсмераль своим обществом. Он быстро просёк, что это только добавляет ему очарования в глазах скучающей молодой герцогини.

Оглядываясь назад, Маханон иронично посмеивается над самим собой: мог ли он когда-нибудь подумать, что станет любовником женщины, к которой имеет самые сомнительные чувства, едва ли выходящие за пределы тривиального телесного влечения? Когда-то одна только мысль о подобной "порочной" связи привела бы его в возмущение и негодование. Сейчас он не находил в этом ничего предосудительного: это было практично, удобно и крайне выгодно. Как ещё он мог узнать больше о событиях в Викоме и пролить свет на дела прошлых лет, найти ряд имён виновных и кое-что поменять в их жизни?..

Когда эйфория победы над Злом схлынула и позицию Инквизиции пришлось пересмотреть, а ряды ее значительно поредели вследствие организационных перемен и исчезновения эльфов, Маханон оказался одним из тех немногих остроухих, кто остался при официальных рангах. Он тоже видел сны, уже зная всю правду о случившемся на Перекрестках. Но явившаяся в тех снах идея воздаяния и мести не привлекала его — как не привлекала и многих других эльфов Орлея, уже получивших свободу здесь и сейчас и не желавших ставить обретенное на кон против неизвестности. Причины Лавеллана, столкнувшегося с полным переворотом своих ориентиров, впрочем, были не в этом. Там, в лесах возле Викома, он понял и испытал достаточно, чтобы его не могли ослепить даже самые волшебные идеи возрождения и возвращения прежних времен верховенства эльфов, означавшего обращение расы против всего человечества, вражду, деление на чёрное и белое. Это не решение и не выход. Он желал другого пути.

Два года спустя он продолжает верить, что нужно менять существующий мир, а не создавать его заново. Не симпатизируя Кругам, но и идею противостоящей им Коллегии не поддерживая в полной мере, Маханон крепко держится за свою позицию в рядах Инквизиции, стремясь оставаться значимым и в том свободным от необходимости вникать в правовую политику магов человеческих государств, с которыми он, несмотря на многолетнюю работу бок о бок, так и не ощутил какого-либо должного единства. В глубине души он остаётся долийским Хранителем, по-настоящему преданным только своему народу и его светлому будущему. Какому-нибудь такому, которое не потребует ещё больших убийств и разрушений.

Отредактировано Mahanon Lavellan (2018-02-12 01:49:53)

+3

3

Хронология

http://funkyimg.com/i/2C3Wo.png

...Но если вдруг гроза, если ветер хрипит, то лучше лечь и сравняться с землей,
Так как молния бьет только в тех, кто стоит с гордо поднятой головой.

9:42 ВД

[~ начало Плуитаниса (2)]: знакомство с Вашим Тренером, присоединение к исследовательской группе, начало обучения специализации.

[~ середина Нубулиса (3)]: письмо от Хранительницы, в котором она упоминает угрозу бандитов и трудности передвижения в обход появившихся Разрывов.

[~ конец Нубулиса (3) — Элувиест (4)]: участие в марше на Адамант, поддержка и прикрытие войск в битве с армией демонов.

[~ середина Молиориса (5)]: возвращение в Скайхолд, участие в экспедиции для закрытия разрыва на важном торговом пути в Ферелдене.

http://i104.fastpic.ru/big/2018/0626/f7/02ab7f9f5e7116cbbb3892be61ad27f7.png • [~ середина Фервентиса (6)] Мама знает лучше | Знакомство с Морриган и её сыном.

[~ конец Фервентиса (6) — начало Солиса (7)]: отправившись в Вольную Марку после того, как из-за моря дошли вести об отгремевшей в Викоме "остроухой чуме", Маханон находит свой клан уничтоженным.

[~ конец Солиса (7) — начало Матриналиса (8)]: возвращение в Скайхолд, участие в финальной битве с Корифеем на руинах Убежища.

http://i104.fastpic.ru/big/2018/0626/f7/02ab7f9f5e7116cbbb3892be61ad27f7.png • [Царепуть (9)] Rara avis | Знакомство Маханона с герцогиней Эсмераль де Жевинь и её специфическими предпочтениями.

9:43 ВД

http://i104.fastpic.ru/big/2018/0626/f7/02ab7f9f5e7116cbbb3892be61ad27f7.png • [Драконис (3)] Меж строк и страниц | Эсмераль пишет Маханону и приглашает посетить Вал Гаморд. Маханон, поразмыслив, с должным почтением принимает данное приглашение.

9:47 ВД

http://i104.fastpic.ru/big/2018/0626/f7/02ab7f9f5e7116cbbb3892be61ad27f7.png • [5 Верименсиса (1)] То, что должно быть сделано | Инквизитор Тревельян с вдохновляющего эльфийского пинка снова переходит к активным действиям.

http://i104.fastpic.ru/big/2018/0626/f7/02ab7f9f5e7116cbbb3892be61ad27f7.png • [конец Верименсиса (1)] Случайности неизбежны | Ты не можешь вернуть прошлое, но оно может вернуться само. Вот только захочет ли?..

[NPC] [Страж (2)] Казнить нельзя помиловать | Запятая или точка, вот в чём вопрос...

http://i104.fastpic.ru/big/2018/0626/f7/02ab7f9f5e7116cbbb3892be61ad27f7.png • [15 Стража (2)] С волками жить, по-волчьи выть | Тревельян и Лавеллан прибывают в Пик Солдата на переговоры с Айданом Кусландом.

http://i104.fastpic.ru/big/2018/0626/f7/02ab7f9f5e7116cbbb3892be61ad27f7.png •  [ 2—5 Дракониса (3)] Из снегов да в полымя | Тревельян и Лавеллан отправляются в Антиву на встречу с Жозефиной Монтилье и сталкиваются там с неожиданными новостями, смешивающими им все карты.

http://i104.fastpic.ru/big/2018/0626/f7/02ab7f9f5e7116cbbb3892be61ad27f7.png • [6 Дракониса (3)] Истина и нет | Пока Максвелл безнадежно пьянствует в поместье Монтилье, Лавеллан не собирается тратить времени зря и в одиночку покидает Антиву, чтобы найти Гаррета Хоука. И наверняка очередные проблемы.

AU

• [Волноцвет (5) 9:43] Неизбежности случайны | Как всё сложилось бы для Маханона и Элланы, если бы их клан не был уничтожен.

• [~ середина Солиса (7) 9:34] A MOMENT TO REMEMBER | ...а если бы Эллана всё-таки узнала о его чувствах до того, как ответила другому "да"?

OFFLINE

[Зимоход (1) 9:42] Трудности перевода | Книги на древнем тевине как фундамент для общения, несмотря на все исторические заморочки.
[~ конец Молиориса (5) 9:42] Under the Skin | Равноценный обмен магическими знаниями и умениями с тевинтерским сновидцем.
[Жнивень (10) 9:42] А что не клеится, то мы прибьём гвоздями! | Продолжение работы над закрытием разрывов в Южном Тедасе. Священные равнины и эльфийки, для которых ничего святого не осталось.
[Царепуть (9) 9:45] Не зная броду, не суйся в воду | Столкновение культурных воззрений и деловых интересов с тирашанской эльфийкой Элиэль, агентом Фен'Харела, или сказ о том, как два эльфа древнюю гробницу не поделили. Или?..
[конец Верименсиса (1) 9:47] И не оглядывайся | Нечаянная встреча Маханона и Элланы: мир велик, но от судьбы не уйдешь // Сон в зимнюю ночь.
[Страж (2) 9:47] Не только вопросы | Задушевные беседы с Тревельяном по поводу прошедших переговоров — с элементами пропесочивания.

Отредактировано Mahanon Lavellan (2018-03-14 15:25:15)

+2

4

Отношения

http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/44886.jpg

Эсмераль де Жевинь
орлейская герцогиня, покровительница и любовница

В какую привычку превращается мимолётная прихоть и как теперь от неё избавиться?

Eurielle — Je t'adore
David Usher — Black Black Heart
Broods — Heartlines

http://funkyimg.com/i/2JNwQ.png

Эллана Лавеллан
прошлое, настоящее и будущее

Ara lethal'lan, lasan ara'len sul saota; lasan ara'sal, sule ha'lam'sal'shiral.
Juleanathan i myathan na ove min'sal'shiral,
I su uthenera.

The Calling — Wherever You Will Go
Icon For Hire — The Grey
Trading Yesterday — May I
Eurielle — I'll be waiting

Aqualung — Strange and Beautiful

http://funkyimg.com/i/2LpAK.jpg

http://funkyimg.com/i/2LpGZ.jpg

http://funkyimg.com/i/2LpAH.jpg

http://funkyimg.com/i/2LpAR.jpg

I've been trying to be where you areAnd I've been secretly falling apartUnseenTo me, you're strange and you're beautifulYou'd be so perfect with meBut you just can't seeYou turn every head but you don't see meI'll put a spell on youYou fall asleep when I put a spell on youAnd when I wake youI'll be the first thing you seeAnd you'll realize that you love
Sometimes the last thing you wantcomes in firstSometimes the first thing you wantnever comesBut I know that waiting is all you can doSometimes...

http://funkyimg.com/i/2LpAJ.jpg

http://funkyimg.com/i/2LpAM.jpg

http://funkyimg.com/i/2LpAN.jpg

http://funkyimg.com/i/2LpAQ.jpg


http://funkyimg.com/i/2C4Ev.png

Максвелл Тревельян
Лорд Инквизитор, хоть и бывший
веник андрасте
"Твою... Макс!" ©

Легко занять место левой руки, когда настоящей нет в наличии, неправда ли?..

Нет, Макс, нет, убери подальше свои шуточки про то, какой рукой ты... Сам ты моржовый, ты теперь с той соломы до конца жизни надо мной прикалываться будешь?!
А хотя это ж ты. Ты можешь.

• Thousand Foot Krutch — Untravelled road

http://funkyimg.com/i/2C4Ew.png

Морриган
ведьмать

Загадочная женщина с особым мнением о долийской культуре, после встречи с которой Маханон до сих пор на многих ворон смотрит с подозрением.


.
ФАКТЫ ИЗ ИГРЫ

Дом в Джейдере

...Примыкающий к городу квартал, где селились обеспеченные купцы и младшая аристократия, встретил их чистыми и пустыми улицами, и подковы вороного выбивали по мощеной камнем дороге звонкий цокающий ритм. Двое конников-стражей с факелами проехали по параллельной улице, озаряя светом засаженные кустами и поросшие красным от холодов плющом каменные и кованые заборы, в отдалении за которыми прятались дома, роскошные и не очень, но всё равно дающие знатную фору любой постройке тесного города.

Дом, выкупленный магом Инквизиции у безразличных наследников баронессы Гризелль, был скромным по местным меркам, старого, дважды достраивавшегося образца, но темные песчаные стены его с отделкой из кремового камня за прошлый год обновили, и налёт старины теперь можно было разглядеть только в архитектуре, да и то знающим глазом. Створки ворот по темному времени были закрыты, но сидевший "на стрёме" мальчишка-подросток быстро громыхнул засовом и оттянул одну в сторону, цепляясь всем весом, но без особого труда поворачивая на хорошо смазанных петлях.

— Привет, Торак, — улыбнулся долиец с высоты лошадиной спины, заезжая во двор.
— Мастер Лавеллан! — обрадованно откликнулся юный, как видно было по ушам под короткой стрижкой, эльф. — Как съездили? Все было хорошо? — спросил он важно, толкая створку назад, с явной попыткой копировать деловую серьезность старших. Он посматривал на спутницу, с которой вернулся хозяин дома, но, по всей видимости, был достаточно воспитан, чтобы не спрашивать лишнего.
— Я потом тебе обязательно расскажу, — терпеливо, но быстро проговорил Маханон, — а сейчас сбегай за мамой, пожалуйста. Мне очень нужна её помощь.
— Сейчас позову! — пацанёнок оживлённо рванулся с места чуть ли не быстрее воробья, порхнувшего с ветки.

Впереди крыльца дома горел один из факелов, озаряющий участок подъездной дороги и бросающий теплый рыжеватый отсвет на озелененный двор. Судя по отдаленному свету в окнах наверху, в малой гостиной топили камин — уезжая утром, он не говорил, к какому времени вернётся, но Латиша, старшая дочь в семье садовника, и без того знала, что должна делать.

Из пристройки, где жили обе семьи смотрящих за домом слуг, выглянул на голоса и тут же вышел во двор, пропуская змейкой нырнувшего в дом мальчишку, остроухий Мартан, конюх, принявший у спешившегося мага поводья подуставшего и присмиревшего вороного.

***
Все слуги в доме — городские эльфы.

Элрен — садовник, около сорока пяти лет, заметно седой, прихрамывает.
Навья — жена садовника, домохозяйка, кухарка и экономка, сорок с небольшим.
Латиша — дочь Навьи, ее помощница, девушка около двадцати лет.
Торак — сын Навьи, мальчишка около десяти лет.
Мартан — конюх, племянник Элрена, немногим за двадцать пять.

иллюстрация

https://i.pinimg.com/564x/c7/9d/41/c79d4144b4a6b7dce32b6228907ea672.jpg

Клан Лавеллан

Аниз и Халлен — мать и отец Маханона. Охотница и ремесленник, столяр, резчик по дереву.
Марен — дядя Маханона по линии отца, получил ранение на охоте и погиб, когда племяннику было примерно лет девять.

Молодые девушки клана (20—30 лет): Эллана, Рейлин, Эвелин, Сайла, Халесиа, Лайрина, Дайра, Милина, Ная, Ашара, Фенина, Лорна. AU-43: Салира, городская эльфийка.

Салира

http://funkyimg.com/i/2M6sE.jpg

Шадайенн — лучший молодой охотник клана, на год старше Маханона. AU-43: Муж Элланы.

внешность

http://funkyimg.com/i/2M6sq.gif
http://funkyimg.com/i/2M6sr.gif
http://funkyimg.com/i/2M6st.gif
взято отсюда

Эврис — сын смотрительницы галл, старший брат Даниры. AU-43: Женат на Нае, зимой родился сын.
Дерран — помощник мастера Араторна, стрелка и изготовителя луков.
AU-43: еще двое городских эльфов.

+2

5

Галерея и музыка

Всякий-разный Лавеллан

http://funkyimg.com/i/2NHrs.jpg

http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/86263.jpg

http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/96454.png

http://funkyimg.com/i/2NHrt.jpg

http://funkyimg.com/i/2Q5df.png
http://funkyimg.com/i/2Q5de.png
http://funkyimg.com/i/2NHt4.jpg
http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/56137.jpg

Ракурсы/варианты гардероба

http://funkyimg.com/i/2R3pQ.png

http://funkyimg.com/i/2R3pU.png

http://funkyimg.com/i/2R3pY.png

http://funkyimg.com/i/2R3pN.png

http://funkyimg.com/i/2R3pA.png

http://funkyimg.com/i/2R3q3.png

http://funkyimg.com/i/2R3q4.png

http://funkyimg.com/i/2R3q5.png

С распущенными волосами.
Причина, по которой Маханон всегда носит волосы собранными или хотя бы отчасти заплетает их, открывая линию челюсти, проста: в противном случае люди до обидного часто принимают его за эльфийку. Пока голос не подаст, конечно, но тонкие черты лица и подводка валласлина у больших глаз делают своё грязное дело. Комментарий "как девчонка", может, уже и не воспламеняет эльфа так, как раньше, но всё ещё остаётся верным способом услышать зубной скрежет и испортить с ним отношения.

http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/27514.png
http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/26739.png
http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/62442.jpg
http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/28457.png

В динамике (.gif)

[html]<div style="width:100%;height:auto;" align="center"><a onmouseover="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/37160.gif';" onmouseout="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/28706.jpg';"  href="http://daaccord.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=61"><img src="http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/28706.jpg" name="banner"></a></div>[/html]
[html]<div style="width:100%;height:auto;" align="center"><a onmouseover="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/83106.gif';" onmouseout="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/51152.jpg';"  href="http://daaccord.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=61"><img src="http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/51152.jpg" name="banner"></a></div>[/html]
[html]<div style="width:100%;height:auto;" align="center"><a onmouseover="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/29700.gif';" onmouseout="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/54387.jpg';"  href="http://daaccord.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=61"><img src="http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/54387.jpg" name="banner"></a></div>[/html]
[html]<div style="width:100%;height:auto;" align="center"><a onmouseover="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/54869.gif';" onmouseout="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/82565.jpg';"  href="http://daaccord.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=61"><img src="http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/82565.jpg" name="banner"></a></div>[/html]
[html]<div style="width:100%;height:auto;" align="center"><a onmouseover="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/10613.gif';" onmouseout="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/67352.jpg';"  href="http://daaccord.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=61"><img src="http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/67352.jpg" name="banner"></a></div>[/html]
[html]<div style="width:100%;height:auto;"><a onmouseover="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/20941.gif';" onmouseout="document.banner.src='http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/18598.jpg';"  href="http://daaccord.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=61"><img src="http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/18598.jpg" name="banner"></a></div>[/html]

Без валласлина

http://funkyimg.com/i/2Q5ck.png
http://forumfiles.ru/files/0012/04/67/10886.jpg
http://funkyimg.com/i/2Q5cq.png

.
САУНДТРЕК
к образу персонажа

EquilibriumHimmelsrand

[html]<audio controls>
  <source src="http://forumfiles.ru/files/0019/75/58/17884.mp3" type="audio/mpeg">
Your browser does not support the audio element.
</audio>[/html]

Future World MusicStroke of Luck

All Time LowOld Scars / Future Hearts

Thousand Foot KrutchMove

MeshSafe with me

AviatorsFading Light

+1

6

Хэдканоны
обновлено 18.11

[html]<center><img class="illust_ep" src="http://funkyimg.com/i/2JgNx.png"></center>[/html]

A way of a Rift Mage

• Типы демонов, с которыми можно столкнуться возле разрыва, зависят от местонахождения этого разрыва и, соответственно, отражения в Тени такового места и связанных с ним эмоций. Если разрыв расположен в глубоком тёмном лесу, месте, которого все боятся, вы наверняка получите нескольких демонов Ужаса, если в гиблой лощине, где терялись люди — очень может быть, что к ним присоединится Отчаяние или Гнев, как и на местах былых сражений. А вот Гордыню вы скорее найдете ближе к каким-нибудь древним руинам и прочим обитаемым и густонаселенным сейчас или в любое прошлое время местам — как и иных демонов с достаточным интеллектом вроде Желания.

• Всякий разрыв перед "запечатыванием" необходимо зачистить, т.е. уничтожить демонов, привлеченных возможностью выйти в иной мир — ведь "добрые" духи, как известно, от разрывов стараются держаться подальше, чтобы не оказаться "затянутыми" в неинтересную и непонятную им реальность. В норме разрыв пребывает в относительно спокойном состоянии (понятие "спокойное" может сильно различаться от разрыва к разрыву, разумнее сказать "относительно безвредное"), и демоны сквозь такие небольшие трещины сами по себе проскальзывают сравнительно редко, даже тогда предпочитая оставаться поблизости. Однако приближение людей, особенно в группах, пробуждает их жажду и интерес, и разрыв начинает "плеваться" желающими приобщиться к страстям Недремлющего мира в ощутимом количестве. Из-за этого разрывы, находящиеся рядом с трактами и иными людными местами, представляют наибольшую опасность, и лучше дать крюк на их обход, не приближаясь больше чем на сто, а то и три сотни метров, если вы путешествуете с караваном. Чем больше людской активности поблизости, тем проще "пробудить" разрыв.

• Рядом с разрывами влияние Тени на Недремлющий мир настолько сильно, что сами законы существования материи начинают слабеть и разрушаться. Всё физическое и живое в зоне действия разрыва или в радиусе применения заклинаний магии разрывов будет ослаблено потусторонним влиянием неоформленной магии, просачивающейся в мир через затронутую, измененную Завесу. Если вы когда-нибудь сталкивались с духами здесь, в живом мире, то можете примерно представить себе, что происходит — они словно вытягивают из вас вашу реальность, из-за них становишься зыбким, непонятным даже себе.

• Что маги разрывов делают с Завесой? Не рвут, нет. Из слов, применимым к физическим процессам, ближе всего будет "раздвигают". Как иголка раздвигает плетение в ткани. Только за тем исключением, что Завеса — не ткань, не материал. Это процесс. Колебания, отталкивающие магию. Отдельные волны, идущие одним потоком, как прилив. Если вы практиковались драться посохом, то можете себе представить, как он вибрирует в руках под чужими ударами. Порой настолько сильно, что одной рукой не удержать, вырывается. Завеса в каком-то смысле то же самое — только без посохов и ударов. Когда-то запущенный своим создателем, теперь этот процесс отрицания магии в каком-то смысле генерирует сам себя, резонирует... и в этом является своего рода объектом, источником даже, определенной отдельной силой. Отчего получается, что ею можно манипулировать, её можно изменять и направлять. Это мы и делаем. Мы даже не чиним, не "зашиваем" разрывы, как можно подумать, нет. Мы скорее создаём условия, усиливаем отрицание, подталкиваем этот процесс, и это позволяет ему сомкнуться и возобновиться в местах, где он однажды был нарушен настолько, что Тень не просто сочится, как вода сквозь крышу, а открыто контактирует с нашим миром.

• Вот только из-за всей сложности и количества лириума, который для этого нужен, один маг никогда не сможет закрыть разрыв без помощи со стороны. Такое только Вестнику по силам.

• Контакт с дикой магией, схлестывающейся с реальностью на границе разрывов, дорого обошелся иным невнимательным и неудачливым. Были те, кого случайные всплески "потусторонней" энергии заставляли необратимо меняться, и те, кто, окунаясь в Тень слишком глубоко, видел там что-то, с чем его бодрствующий разум оказывался не в силах совладать, и те, чью физическую оболочку просто уничтожало, и те, чью душу затягивало на ту сторону, ввергая тело в странную форму беспробудного сна... Много странностей и проблем случалось на таком причудливом стыке реальности и Тени, как разрывы.

• Как уже говорилось, Завеса — это процесс. Это энергия, это волны, сменяющие одна другую. Маг разрывов может своей волей кратковременно повлиять на их течение, стянуть в точку и нанести удар, сконцентрировав их. Сила этого удара, на самом деле, невелика, если сравнивать с той же стихийной магией, ею даже кость человеку сломать не каждый раз получится. Но энергия эта диссонирует с процессами нашей реальности и сбивает с толку — для попавших под влияние это похоже на кратковременный обморок.

• Мы не используем магическую энергию для того, чтобы влиять на Завесу. Мы используем саму Завесу — и то, что лежит за ней. Изначальную Тень. В каком-то смысле Завеса сама есть заклинание, по сути-то своей. Это энергия, которой придали форму, направили, и которая продолжает существовать. И на неё можно повлиять точно так же, как на любое другое плетение магии. Вот только если плетение, которое творят маги, таким образом можно разве что разрушить, разорвать, уничтожить, то с Завесой другая история. Её источник, каким бы он ни был, в сотни, если не в тысячи раз сильнее обычной магии. И чтобы разорвать и прекратить это заклинание, нужна мощь, сравнимая со взрывом на Конклаве. Мы, маги, можем разве что за самый краешек подергать да потянуть. Но чтобы тянуть, надо начать с осознания Завесы как средства. Как источника. Неверно пытаться взаимодействовать с ней, как с объектом, как это делается во всей другой, не побоюсь слова, нормальной магии, где ты черпаешь энергию, чтобы воплотить ею свои представления в реальность. Мы действительно привыкли воспринимать Завесу как фильтр, как препятствие, помеху между нами и нашими желаниями. И это восприятие может очень мешать в начале освоения специализации.

• Оставить просочившиеся частицы магии витать и мешать всем, кто попал в радиус действия, или же использовать в других своих заклинаниях — решать самому магу. Но это может очень выручить, если он устал или хочет ударить сильнее, чем обычно получается. Только удержать и навести такие подпитанные заклинания в разы сложнее.

• ...
• ...
• ...

[html]<center><img class="illust_ep" src="http://funkyimg.com/i/2JgNE.png"></center>[/html]

Долийцы: то, о чём обычно не говорится

бытовые моменты

будет раскрыто позднее

• Вопреки общеизвестному стереотипу о принципиальном хождении босиком, долийцы изготавливают и носят обувь. Просто не всякую, не везде и не всегда. В основном используются обмотки для ног из мягкой кожи и плотной ткани, оставляющие открытыми пятку и пальцы ног. Гибкость и чуткость стопы, легкость шагов очень важны для тех, кто проводит много времени наедине с природой и лесами. В то же время ноги необходимо защищать от повреждений. Долийская обувь кроится без подошвы, с боковым швом, наподобие мокасин. Она мягко облегает стопу и не сковывает её — но большинство долийцев всё равно предпочтёт, чтобы их ноги "дышали" и не потели под "второй кожей", предпочитая минимальную защиту обмоток, а обувь надевая только в холодное время года. С точки зрения эльфов, твёрдые и тяжёлые сапоги шемленов делают шаги шумными, неудобны, грубы, натирают ноги, мешают держать равновесие — в общем, воплощают в себе всё то, что отличает людей от долийцев в худшую, по их мнению, сторону. Необходимость носить обувь в грязных и холодных шемленских городах у многих "диких эльфов" не вызывает ни малейшего энтузиазма.

Кроме того, с детства живущие и выживающие в лесах эльфы куда лучше многих закалены и терпимы к низким температурам. Даже лёгкие заморозки и беготня по первому снегу не страшны крепкой и натруженной коже их ног.

(Принимая во внимание правду об эванурис и рабстве во времена их правления, нетрудно догадаться, что босоногость в истоках не имеет ничего общего с "единением с природой" и "удобством", как это скажут современные эльфы, а является таким же превратно истолкованным и по-новому адаптированным знаком рабского, подчиненного положения, как и валласлин. Во многих культурах обувь снимали с пленников и рабов по нескольким причинам: так они разительно отличаются от всех свободных, благоразумно защищающих ноги обувью, то есть это метка статуса; без обуви привычному к ней пленнику сложнее передвигаться и труднее сбежать, и без обуви меньше возможности отбиваться и вредить своим тюремщикам — пинки гораздо опаснее обутой, чем босой ногой. Босые ноги — знак бедности, рабского, подчиненного положения. Солас, очевидно, принципиально ходит босиком в знак поддержки, стремясь не возвышаться над рабами, которых он некогда спасал.)

• Основная посуда в долийском лагере — глубокие деревянные плошки разных размеров и функциональные ложки-лопатки для супов и каш (похожие на те, которыми современные люди обувь надевают, ага). Всё, что можно есть руками, — мясо, овощи, куски сыра, — долийцы едят руками. У них нет столов, миску держат на коленях или ставят рядом на землю/на бревно, на котором сидят. Шемленская культура поведения за столом для них чужда и неочевидна. Традиционно еду готовят на весь клан, на больших кострах, и собираются вместе в часы обеда и ужина не только ради еды, но и ради разговоров. Опоздаешь ко сбору или не придёшь со всеми — будешь есть оставшееся и остывшее один и в тишине. С точки зрения долийца — не самая приятная участь, даже если терпимая; большинство из них не любят "отбиваться от коллектива".

• Численность клана
• Выращивание продуктов и их сохранение.
• Домашние животные кроме галл.
• Сообщение между кланами, путевые знаки.
• Использование магии в бытовой жизни клана. Ускорение роста растений, замораживание, поддержание огня, отопление аравелей, этц. Отношение к магии.
• Ароматизация травами. Вообще использование трав. Отпугивание насекомых, защита от клещей.
• Костры и готовка.
• Снабжение водой. Мытьё.
• Речь и использование/знание языка.
• Слухи, ходящие о долийцах (выколоть глаза за взгляд на татуировки.
• Какие сказки рассказывают долийцы.
• Валласлин, покрывающий всё тело. Узоры валласлин. Отношение к татуировкам вообще. Выбор валласлина. Процесс нанесения. Духовные пути.
• Что одевают в лес, что в лагере носят
• Ритуалы, приметы, связанные с богами. Рождение ребенка (Силейз?), путь матери и вынашивания (Митал), охота и удача (Андруил), просьбы о защите, о внимании.
• Создание предметов, ориентировка стиля на старое время. Оружие из железной коры.
• Музыка, на чём играют, кто играет, песни, танцы.
• Торговля с людьми, специи, ценности.
• Арлатвен. Переход из клана в клан?

англ.версия

I’ll bet the Dalish make mean crafts. Not just of weapons and armor, but potters, weavers, sculptors, jewelers, etc. I’ll bet they base their designs on ancient elven designs they’ve found, which they keep hoarded away in those giant aravels, which they then sell and trade to each other and human villages. -That said, I’ll bet different clans have different levels of creativity. Some clans might be okay with creating styles “inspired by the ancients,” while others are more conservative and dogmatic, who say “copy the style as closely as possible!”

The Dalish have had trail markers for as long as they’ve been nomads. The clans compare every Arlathvhen to make sure everyone is still using the same marks. Things like if the hunting is good, if there are ruins in the area, how close a human town is and how aggressive the occupants. They also have dead drops of a sort.
• Торговля с людьми, ценные материалы, железная кора, специи.

-Lighthearted stories about the Evanuris (disneyfied versions)

-Animals to avoid/watch out for in the wild

-The Wolf can be either your friend or your enemy (A cautionary tale involving an Emerald Knight who abused his wolf partner)

-Elf rescues a halla from a spirit/demon.

-Golden halla, its significance, power. How it became golden, maybe?

-Tales of the floating cities

-Ironbark is a gift from the Sylvans

-How to avoid humans 101

-The boy/girl who cried wolf, Dalish version

-The gift of magic

-Our brothers and sisters in the cities (city elves in alienages and how the Dalish view them)

-City elves joining the clans

-Modern stories about elven Wardens (Mahariel or Tabris) or Inquisitor Lavellan created for the children.

отношения, ухаживания, партнёрство и рождение детей
• Вступать в интимные отношения до брака, по прихоти, в долийских кланах не принято — и резко осуждается, если об этом узнают. Логика простая: не любишь — не трогай, а если любишь — женись, а потом уже тащи в постель за продолжением рода и прочими прелестями. При этом тема отношений полов не табуирована, детей просвещают в этом вопросе по мере возникновения у них интереса к своей и чужой биологии. Секс — хоть и приватное, но естественное и ни в коей мере не постыдное занятие, но только для официально созданных пар. Секс — не только удовольствие и следствие любви, но и синоним готовности рожать и воспитывать детей. А дети для малочисленных, вымирающих долийцев — священная обязанность, надежда и единственное средство выживания клана в будущем.

• Вдобавок, малочисленность "лесных эльфов" — это и нависающая над каждым кланом угроза вырождения крови. Стремясь не допускать близкородственного скрещивания, Хранители не только обмениваются молодежью между кланами, но и ведут тщательное отслеживание поколений и имён. Это одно из двух оснований строгого института запрета секса без заключенного партнёрства, одобренного Хранителем и хагренами клана: необходимость точно знать, кто является отцом ребенка. Второе — поддержание порядка в тесных долийских сообществах, которому служит вся эта формализация и огромная роль обрядов в их жизни.

• В силу всего этого долийцев воспитывают с установкой крайне серьезного по людским меркам отношения к выбору партнёра. Выбирают того, с кем действительно готовы связать свою жизнь. Не даром вступление в партнерские отношения называется "клятвой Уз". У них нет традиции "встречаться" для развлечения и без серьёзных взглядов на будущее, да это и не имеет смысла — эльфы одного клана и без того слишком много времени проводят даже если не рядом, то относительно на виду и на слуху друг у друга, становятся свидетелями самых разных событий жизни соплеменников, отчего обычно знают, чего от кого ожидать. Миловаться, обниматься и целоваться на публике, отступая от обычного дружеского общения — поведение, присущее и позволительное только паре, в которой парень инициировал "ухаживание" в соответствии с традиционным обрядом. Таковое ухаживание может занять как несколько дней, так растянуться не то что на месяцы, но даже на годы, если девушка не против брака, но не хочет спешить и желает получше присмотреться к "кандидату". Или — и такое случается, — если кто-то из наметившейся пары еще слишком юн для обетов.

• Юноша обязан доказать твердость и постоянство своих намерений в отношении выбранной девушки ритуально добытыми шкурами животных — показывающими, что впоследствии он сможет охотиться и работать за двоих, когда его подруга будет вынашивать и кормить его детей. Допустимы и иные подарки и знаки внимания избраннице, но решающей роли они не играют  — приятными мелочами обмениваются и вне ухаживаний, по дружбе. Решение всегда за девушкой, принять ухаживания или нет, и прямой отказ уважается неизменно. Только парень может инициировать подобную "помолвку", и только девушка может её разорвать.

• Официальные "ухаживания" считаются начатыми, когда парень (традиционно, при свидетелях) преподносит девушке первую добытую шкуру. Шкура должна быть свежей, добытой в пределах месяца и снятой с крупного зверя. Если парень — ремесленник или маг, то это может быть несколько заячьих или лисья шкура(ставить силки все умеют), но толково обработанной в соответствии со способностями дарителя.

До совершения подобного публичного жеста парень может приглядываться к девушке (или девушкам), оказывать им жесты внимания и дарить приятные мелочи, но преподнесенная шкура — знак начала чего-то большего, главный и серьёзный шаг. После этого всё внимание и время парня принадлежит девушке — и в его интересах доказать ей, что он достоин её как пары.

• Как быстро за принятым подношением последует предложение клятвы Уз и сколько раз оно будет сделано до получения согласия, публично или приватно, зависит от конкретной пары. Когда решение принято, пара обращается к Хранителю за благословением, а тот уже в свою очередь объявляет о готовящемся браке во всеуслышание. Обычно это только формальность: если у Хранителя есть причины не допускать подобного союза, он обычно высказывает их заранее, отговаривая девушку от принятия дара. До принесения клятвы эльфийка всё ещё может вернуть парню его подношение, если ей случилось или пришлось передумать. Тот может распорядиться возвращенной шкурой по своему усмотрению, но только не использовать в качестве подарка другой избраннице.

Очень редко, но случается и такое, что девушка получает подношения от двух или даже трёх парней, соперничающих за неё. Она вправе принять во внимание их все и дать ответ одному по истечении назначенного Хранителем срока — чаще всего до следующей полной или новой луны, иногда дольше.

• "Разводов" долийцы не практикуют, сходиться и расходиться по прихоти — выше их разумения и принятия, и еще один повод относиться к людям с пренебрежением. Если пара приносит обеты, значит, оба желают этого, готовы провести с другим всю жизнь и собираются соблюдать клятву Уз любой ценой. Разлюбить, надоесть друг другу — такое, конечно, тоже случается, но даже тогда партнёрство стараются сохранить, относиться с уважением, поскольку данное слово забрать нельзя, и для долийцев поддержка и терпимость друг к другу крайне важны в ключе трудностей их выживания. Клану необходим каждый, все на счету, и пары нужны в первую очередь для того, чтобы у каждого была самая близкая защита и опора, право на которую священно. Защищать и оберегать жизнь партнера и качество этой жизни — прямая обязанность тех, кто приносит клятву Уз. В большей степени это касается именно мужчин в отношении их беззащитных во время беременности и вскармливания женщин, но и мужчина, раненый или покалеченный на охоте, может быть уверен в будущем.

Хранители кланов обычно позволяют партнёрам расстаться по обоюдному согласию, если в течение трёх и более лет союз остаётся бездетным. Если же у пары рождается ребенок, даже добровольное избавление от обязательств не рассматривается.

В трагических случаях потери партнёра долиец или долийка считаются освобождёнными от принесенной клятвы Уз спустя год от смерти или изгнания их пары из клана. По прошествии этого времени они приобретают право принести новые обеты, если найдётся желающий принять их. Но используется это право в очень редких случаях.

• Кстати, по уже упомянутому принципу важности каждого долийцы, несмотря на неизбежные мелкие распри, возникающие в тесном сообществе, никогда не бросают своих соплеменников просто так. Любые рабочие руки в клане на счету. Личная вражда не может стать причиной повернуться спиной к тому, кто живёт с тобой одной жизнью. Насмехаться, злословить, на дух друг друга не переносить — но при этом протянуть руку помощи и поделиться едой в трудное время, потому что родство духа и крови значит больше, чем персональное восприятие. Желать соплеменнику гибели и смерти, подводить и подставлять — глубокий моральный криминал в понятиях долийцев.

Эльфов, которые нарушают законы жизни в клане и подвергают опасности других — не говоря уже об убийствах или покушениях на убийство, — изгоняют и никак иначе не наказывают, в отличие от людей с их порками, казнями и прочими развлечениями. Изгнание, неприятие, оставление в одиночестве — более чем достаточная кара и тяжело переносится теми, кто был воспитан в тесном сообществе. Показательно, что чаще всего изгнанниками, добровольными или нет, становятся долийские маги.

• В среднем возраст официального вступления в партнёрство у долийцев колеблется от 18 до 21 года, редко позже. Молодость дана для рождения детей, и тянуть с этим долгом обычно неприемлемо. До получения валласлина обеты не приносятся, хотя ухаживания имеют полное право быть. Если в своём клане для эльфа подходящей пары не находится, это можно исправить во время Арлатвена — где эльфы старше шестнадцати по желанию или по необходимости переходят в другие "семьи".

Остаться в возрасте старше 25—27 лет холостяком или холостячкой, без детей и семьи — редкость и признак большого невезения; хотя порой это может быть личным выбором, но к таким эльфам, неспособным найти партнёра и родить детей, часто относятся с жалостью и презрением, как к неликвиду.

• У юных долийцев, особенно девушек, две главные причины не спешить с плотскими радостями:
— во-первых, кланы живут очень тесно и доверенно, и разок покувыркаться в кустах, разойтись и больше друг другу на глаза не попадаться не получится. Такой "неудачный" опыт может очень осложнить совместное существование. Даже поцелуи у них — уже серьезный шаг в сторону от дружбы: в щеку, в нос, в лоб — еще ладно, но губы — зона табу, не говоря уже о любых других ласках.
— во-вторых, применение сухостебля и иных трав для предохранения и очищения после соития — практика порицаемая и нераспространенная, едва ли не запрещенная, как и иные способы абортов.
Если происходит нежеланное зачатие, практически любая знахарка откажет в "помощи" обратившейся к ней девушке, убедив или заставив выносить дитя. Каждая возможность нового рождения бесценна. Отец ребенка так или иначе становится известен, и пара общественным давлением оказывается принуждена принять ответственность за совершенное и принести обеты. Перспектива всю жизнь провести в обязательствах со случайным интересом здорово остужает головы даже в самые жаркие и пьяные ночи праздников.

Кроме того, потеря девственности у девушек сакрализирована понятием "первой крови", sael'lin. Долийки прекрасно осведомлены о том, что первый секс не слишком-то приятен, а зачастую и болезненен, и оттого растут с убеждением, что должны отдать эту "первую кровь" только самому надежному и терпеливому, способному принять её бережно и позаботиться о девушке в момент этой боли. Парней наставляют симметрично и готовят к тому, чего потребует от них первая ночь. Принять "первую кровь" — большая честь и ответственность, в норме достающаяся только мужу или тому, кто позднее станет им. А провести первую ночь с девушкой и оставить её после этого — едва ли мыслимое бесчестие.
"Вторую кровь", tael'lin, долийки отдают в родах своему ребенку — первому и всем последующим.

Девочек с детства приучают к мысли, что партнёра выбирают по перспективе рожать его детей и полагаться на его умения в быту — нежные чувства и влюбленности, особенно взаимные, всего лишь приятная опция. Парням в этом плане предоставляется больше свободы, но чем здоровее, энергичнее и хозяйственнее девушка, тем она "красивее".

• Впрочем, установка "секс = дети" основана скорее на традициях жизни клана и особенностях воспитания, нежели на действительной неизбежности "залететь" от любого интима с проникновением. Фертильность эльфов обоих полов достаточно низкая — их изначально бессмертная раса слабо предрасположена к бурному размножению, в отличие от людей, — и в силу этого банального ППА обычно достаточно, чтобы избежать беременности в нежелательное для пары время. Впрочем, способ этот требует практики и какого-никакого сексуального опыта — приобретаемого по всем порядкам уже только в законном браке. А в силу того, что рождение детей в первые год-три после свадьбы является прямой обязанностью, делом смысла и чести для каждой пары, прибегают к этому методу контроля уже после рождения первого ребенка, и то — далеко не все.

• Нормальное количество детей в долийской семье — двое, в лучших случаях — трое, но нередко из-за различных несчастных случаев остаётся только один или и вовсе никого. Такие семьи редкость, но случаются. Как правило, выносить больше троих эльфийка не может, наступление четвертой беременности и тем более счастливое ее завершение — редчайший случай для их биологии. Рождение близнецов или двойняшек такая же редкость, а уж о тройняшках и говорить не приходится. Чаще всего разница в возрасте между братьями и сестрами невелика, около двух-трёх лет. Погодки — скорее исключение из правила опять же в силу низкой фертильности: эльфийкам свойственно долго, порой до года восстанавливаться после вынашивания и рождения — опять же, в отличие от "быстрых" людских женщин.

Когда детей отлучают от груди, их передают под присмотр старейших эльфов, а матери возвращаются к своим обязанностям по обеспечению жизни клана. Дети в семьях "мирных" профессий обычно с самых малых лет помогают матери или отцу в их занятиях.

• Гомосексуальная ориентация среди долийцев встречается, но открытого понимания и принятия не находит. Вступить в партнёрство с кем-то одного с тобой пола — нонсенс, глупая шутка, такой вопрос даже подымать не стоит. Свою романтическую привязанность друг к другу таким эльфам приходится скрывать, и делать это очень тщательно — всё личное в клане стремительно становится достоянием общественности, ведь вокруг всегда слишком много чужих глаз и ушей. Чем-то "отвратительным" гомосексуализм не считается, но вызывает глубочайшее недоумение — одно дело платоническая любовь и братская поддержка, такое не редкость, но целоваться и ласкаться с другим парнем или другой девушкой — для подавляющего большинства долийцев решительный разрыв шаблона. Кого-то одного с собой пола в их культуре просто не принято воспринимать как объект для сексуального вожделения, и из-за этого юным долийцам, осознающим свои нетрадиционные взгляды, приходится тяжело, стыдно и непонятно.

Хотя, казалось бы, с сакральным отношением к зачатию было бы вполне естественно обернуться за желанными наслаждениями к "любви без последствий", однако здесь опять путается под ногами теснота жизни в клане и долг перед сообществом. У подобных отношений нет и не может быть совместного будущего, не появляется так необходимых клану детей, это пустая трата времени, да и давление традиций "одного партнера на всю жизнь" очень и очень сильно. Кому-то с большим везением удаётся приспособиться, но большинству о своих пристрастиях приходится молчать и справляться с жизнью в "нормальных" союзах.

маги и магия

• Вопреки распространенному мнению, магией в клане долийских эльфов зачастую владеют не только Хранитель и его Первый/Второй ученики. Ребенок, проявивший магический дар, не всегда получает посох ученика. Хранитель в обязательном порядке обучает каждого, но кого-то — лишь самым практичным основам и безопасности использования своих талантов. Простой магией часто владеют знахари и хранители галл, иногда — ремесленники, применяющие некоторые магические трюки в работе. Маги у долийцев в большой цене и почёте, и они берегут кровь, несущую в себе искру дара.

• Но не всегда. Слабый маг, не способный хорошо контролировать себя, уязвимый для демонов, опасен для клана. Сильный маг, на воспитание которого не хватит ресурсов и времени Хранителя — тоже. Не каждая ситуация позволяет Хранителю направить ученика в другой клан, который его примет. Поэтому таких детей и подростков обычно изгоняют из клана искать себе лучшей доли. Находят они её, понятное дело, нечасто.

• Впрочем, чаще долийцы сталкиваются с недостатком магов в клане, нежели с их избытком. Нередко Хранителю просто не из кого выбирать, детей с даром нет либо он настолько посредственен, что и речи не идёт об освоении сложных путей слабыми руками; тогда учеников приходится искать на стороне, в других кланах, а то и вовсе принимая мага из "городских" эльфов.

• ...

+1


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Походные записи » Let's mess with it and see what happens