НОВОСТИ ФОРУМА:
29/09
Опрос о нововведениях
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Воспоминания прошлого » Nobody's fool [Жнивень, 9:30]


Nobody's fool [Жнивень, 9:30]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Nobody's fool
[html]<center><img src="https://vignette.wikia.nocookie.net/dragonage/images/3/35/%D0%93%D0%BB%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%BF%D1%8B_DAI.png/revision/latest?cb=20150904105147&path-prefix=ru" class="illust_ep"></center>[/html]
Глубинные Тропы, одно упоминание этого гиблого места у многих вызывало нервную дрожь. Даже гномы, вынужденные существовать рядом с ним, и те опасались отходить далеко от последней заставы. Отряд Серого Стража, находясь в здравом уме и доброй памяти, добровольно вызвался спуститься глубоко под землю, чтобы... Да, чтобы заблудиться там, потерять часть отряда и оказаться отрезанными от внешнего мира. Мой Страж, я уже говорил, что с тобой не бывает скучно?

Дата событий:

Место событий:

Жнивень, 9:30

Глубинные Тропы

Айдан Кусланд, Зевран Араннай
Вмешательство: нет

+2

2

[indent] — Бездна-а-а-а, — болезненно простонал Кусланд, переворачиваясь с бока на спину. — Твою мать, твою ма-а-ать!..
[indent] Когда пол ушел из-под ног, Айдан так и не понял — до того, как огр успел швырнуть его на пол или после того, но факт был фактом — пол провалился, а вместе с ним — и Страж. Судя по скулежу — еще и пес. Судя по тому, что на нем был явно не только собачий вес, то кто-то еще из тех, кто был с ним. Где-то вверху до сих пор были отголоски битвы — его соратники расправлялись с остатками порождений тьмы, а Кусланд валялся здесь, в гребаной темноте, отбив себе, кажется, ногу, руку и, даст Создатель, не сломав себе ребра при падении. Рядом с грохотом упало что-то очень тяжелое, посыпались сверху камни, и Айдан с очередным стоном, но рефлекторно перевернулся, через боль, зато прикрывая собой, с ног до головы в тяжелых доспехах того, кто был на нем и отшвыривая в сторону мабари. Мелкие камни застучали по металлу доспехов, рядом с рукой рухнул булыжник, слава Создателю, что не на локоть — иначе не было бы у него локтя, и Айдан переждал, пока все стихнет, а потом тяжело перевалился — снова, — на спину.
[indent] Его хватило на то, чтобы стянуть с себя шлем и положить его рядом. В боку что-то невозможно кололо, руку дергало, ногу в районе колена рвала пульсирующая тупая боль.
[indent] — Бездна! — снова выругался Кусланд и со стоном сел, снова ругнулся, на этот раз помянув исподнее Андрасте. Видимо, сделал он это очень громко и очень в сердцах, потому что сверху послышался глухой и осуждающий вдох Винн и сухое, пусть и с облегчением: "жив". Голос доносился с приличной высоты, был глухим и едва слышным, а, значит, провалился он очень глубоко. Это было, демоны дери, очень, очень хреново.
[indent] — Команди-и-и-и-р! — загорланил Огрен так, что стало слышно даже сюда. — Вы там с эльфом держитесь, мы щас, ща-а-а-ас, мигом!
[indent] — Прижми жопу, Огрен! — рявкнул Кусланд так, что слышали его, кажется, в Денериме. Как умел, с чувством и расстановкой. Ага. Значит, помимо пса вместе с ним умудрился свалиться еще и антиванский убийца. Чудно. По крайней мере, это было более приятной компанией, чем тот же Огрен, который бы точно начал пытаться пробить стену своей башкой, как минимум. Или рассуждать, где так же темно, как и здесь, хотя определенные сравнения были и у Стража. — Ждите там, где стоите! Мы выберемся и вас найдем, либо хрен мы вообще выберемся с этих гребаных, Бездна их дери, троп!
[indent] Он выругался снова, но уже тише. Похоже, к ним в их чудную дыру свалился еще и огр, потому что падало что-то катастрофически тяжелое. Здесь было даже темнее, чем на обычных тропах. Может, потому что глубже? Может быть. Мабари заскулил и подполз под руку. Кусланд опустил на спину ладонь и поморщился от боли. Демоны, как же болела вся левая часть тела, на которую он умудрился упасть. С другой стороны, хорошо, что не на спину, иначе можно было бы попрощаться с позвоночником. Хотя он все еще надеялся, что у него ничего не сломано, только ушиблено. Целительница была наверху, и придется ковылять так, как есть. Ох, демоны, как же было больно. И это бесило. А еще бесило то, что проблемой было встать. И вообще вся ситуация была ужасно идиотской и бесила больше всего — провалиться на гребаных тропах ниже гребаных троп!..
[indent] — Зевран? Ты жив вообще? — поинтересовался Айдан в темноту.
[indent] Эльфийские кости были потоньше человеческих. Хотя эльфу повезло упасть практически на мягкое — на Кусланда, пусть и в доспехах, но все же не с размаху и об каменный пол, как это произошло с самим Стражем. Пес, похоже, был цел и невредим, и хоть это радовало, потому что пса бы он точно не бросил, даже если бы пришлось тащить его со сломанными лапами на руках. Жизнь одного мабари Айдан оценивал куда выше, чем жизни многих людей, например.
[indent] — Демоны дери эти Глубинные тропы, как тут Серые ходят вообще без вреда для здоровья... — продолжал ругаться ферелденец, опираясь на пса и пытаясь встать. Нет. Нихрена не получалось. В доспехах это в принципе было увлекательно занятие, а когда ты упал с высоты на каменный пол и ударил, кажется, все и сразу — так тем более.

+3

3

Главное — сохранить лицо. Вот, о чем думал Зевран, когда шёл позади Серого Стража и сверлил угрюмым взглядом его спину. Если бы антиванец умел испепелять подобным образом, Айдан давно бы осыпался к его ногам кучкой пепла. И это несмотря на то, что он поддерживал большую часть решений Кусланда, какими бы идиотскими и далекими от здравого смысла они ни были. Но это! Айдан превзошел самого себя.
Эй, остроухий трубочист, ты весь как натянутая струна. Если бы я не видел тебя в бою, я бы подумал, что ты боишься. — Подначивал Огрен, довольный тем, что хоть кто-то согласился отправиться на поиски его жены.
Вовсе нет, мой вонючий друг. Однако глупо было бы отрицать, что затея весьма... Сомнительная.
Зевран лукавил. От этого места ему делалось не по себе, но бросить Айдана и отступить, потакая инстинкту самосохранения, попросту не мог. Накануне у них со Стражем случился не самый приятный разговор, во время которого Ворон пытался воззвать к его разуму, на что получил сухой ответ: можешь уйти, когда пожелаешь.
Он злился. И на себя, что не сумел переубедить командира отказаться от заведомо самоубийственного замысла, и на Айдана, с его ослиным упрямством.
"Если мы там все погибнем, я до скончания века буду являться к тебе призраком и напоминать об этом." — Пообещал Зевран. Но по утру (вероятнее всего это было именно утро) вышел вместе с остальными.
И вот к чему это привело.
Айдан и гном колошматили огра, не оставляя попыток изрубить в капусту. Выходило плохо. Огр лидировал по всем фронтам, а его оглушительный рев сотрясал стены и сводчатый потолок. Зевран и Винн прикрывали спины товарищей, пытаясь сдержать чудовищ у входа в тоннель. Эльф схлестнулся сразу с двоими противниками, третий только что получил хорошего пинка и на время выбыл из игры.
Вот зар-раза! — Заскрежетала сталь высекая искры и, Зевран едва не взвыл, ощущая как напряженные до предела мышцы буквально рвутся по волокнам, настолько сильным оказался натиск. Он присел, колоссальным усилием сумев все же оттолкнуть вражеские клинки и уйти в боковой кувырок. Вовремя, оба меча царапнули каменный пол ровно в том месте, где только что находился эльф. Видимо, нападавшие сообразили, что синхронностью мишень не взять и разделились, осыпая Зеврана хаотичными ударами, парировать которые оказалось весьма не просто. К ним присоединился третий.
Ворон отвлекся всего на долю секунды, сталь обожгла скулу, оставив длинный тонкий порез. Это взбесило его. Он поднырнул под руку ближайшего противника, каким-то чудом уклонившись от атак двух других, схватил за запястье и дернул на себя, прямо на подставленный кинжал. Нужно было заканчивать схватку, тем более, что враги все прибывали. Не придумав ничего лучше, Зевран развернулся, вырывая кинжал из груди убитого и швырнул тело в гарлока, что уже целился ему мечом между лопаток. Оставался еще один. Вожак. Боковым зрением Ворон видел, как огр замахнулся своей лапищей, снося часть древней колонны, Огрен, стоявший почти вплотную к ней, успел броситься на пол и откатиться в последний момент.
Гарлок-вожак, уверенно теснивший Зеврана, вывернув топор, с силой ударил эльфа ногой в грудь. Последний подставил руки, защищая ребра, но помогло мало. Его откинуло назад, аккурат под новый замах огра. Он так и не понял, кто кого спасал: Айдан — его, или он — Айдана. Сердце оборвалось, прекратив стучать, когда пол тоннеля ушёл из-под ног, за ним последовало падение в пустоту и сильный удар, который вышиб воздух из лёгких эльфа, заставив его беспомощно позевать ртом. Что было дальше, Зевран не знал, его сознание угасло, подложив тем самым большую свинью.
Сквозь непроглядную тьму до него донеслись неясные голоса и ощущение реальности начало постепенно возвращаться. Ворон с трудом открыл глаза и издал сдавленный испуганный возглас — он ничего не видел. Рядом кто-то гремел железом и ворочался, жалобно скулил мабари. Зевран уперся рукой в пол, приподнимаясь на локте. Дышать было больно, каждое движение тоже причиняло боль. Но вроде бы повезло, он или ничего не сломал, или у него шок, и неприятные подробности падения выяснятся немного позже. Раздавшаяся рядом ругань очень четко обозначила — кто именно составил ему компанию.
Да. Я в порядке. — Вранье. Какой тут к порождениям порядок. — Здесь просто темно или?..
Вопрос отпал сам собой, когда Ворон поднялся на ноги и увидел вверху слабый свет. Он облегчённо выдохнул, протягивая Айдану руку, чтобы помочь встать. Конечно, сейчас было не совсем уместно думать о подобном, но беспомощный в своей броне Страж напомнил Зеврану перевернутого на спину большого жука.
Ситуация, в которую они попали, казалась если не безвыходной, то очень и очень неприятной. Во тьме, отрезанные от своих соратников, раненые (эльф чуял запах крови и опасался, что Айдан пострадал сильнее). К тому же в "яме" нестерпимо воняло огром.
Надеюсь, хоть этот сдох. — Зевран попросту не находил в себе достаточно сил сейчас, чтобы продолжить бой. Им нужна была передышка. — Ты не ранен, мой Страж?
Сам Ворон чувствовал себя изрядно помятым, он точно зашиб плечо при падении и теперь одна рука слушалась хуже, жутко болела голова и звенело в ушах. Собственно болело все, что только могло болеть, будто он весь сейчас представлял собой сплошной комок оголенных нервов, однако с этим вполне можно было мириться, особенно если не обращать внимания.
Я упустил оружие. — Зевран отошёл от Айдана, чтобы отыскать свои разлетевшиеся после падения клинки. Темнота играла против них. Забывшись, эльф двинулся вдоль залы, но через несколько шагов обнаружил препятствие в виде упавшего сверху здоровенного куска камня, бывшего некогда частью подземной дороги. Удар пришелся на самую незащищенную часть ноги, аккурат под коленную чашечку, где кончались наколенники, а сапоги ещё не начинались. Зевран тихо вскрикнул и замер, перестав что либо слышать вокруг себя, в глазах должно быть потемнело, однако он этого не заметил из-за того, что вокруг было уже темно. Как только первая волна болевого шока отступила, эльф рухнул лицом вперёд, выставляя руки и упираясь ладонями в валун. Так он и стоял, наклонившись и едва дыша. Когда дар речи вернулся к нему, он громко и грязно выругался, а его голос эхом разлетелся по подземному залу. Да, ругаться Зевран умел виртуозно, не менее виртуозно, чем Айдан. Откуда-то сверху послышался усталый, с нотками осуждения голос магессы, минутами ранее бедная Винн уже выражала свое недовольство по поводу мыслеизъявлений Стража.
Зевран.
Эльф недовольно засопел, умолкая и выпрямляясь. Обошел валун, придерживаясь за него, и дальше передвигался по подземному залу уже с предельной осторожностью: выставив перед собой руки и тщательно выбирая куда ставить ноги.
Подошва сапога наткнулась на какой-то металлический и плоский предмет, эльф случайно отбросил его, и он прозвенев по каменному полу, отлетел куда-то в темноту. Однако теперь отыскать его было проще. Второй клинок обнаружился рядом с местом их падения. Переломленный пополам упавшей сверху каменюкой.
Я так любил этот кинжал. — С досадой произнёс эльф, ощупывая пальцами сломанное лезвие. Увы, для боя оно больше не годилось. Он снова вздохнул. Хотелось произнести порядком надоевшую, но такую уместную фразу: а я говорил! Зевран сдержался, решив приберечь лестные высказывания на потом.
Как будем выбираться? — Ворон сомневался, что Страж знает ответ на этот вопрос. В какую сторону ни пойди, существует высокая вероятность, что ход уведет их далеко от союзников, Глубинные тропы были тем ещё лабиринтом, по которому блуждать можно вечно.
Вдалеке, в конце широкого тоннеля, заплясали отблески света. К ним направлялись враги (или спасательный отряд гномов, что вряд ли), а значит передышка закончилась.
Будем биться или попытаемся сбежать? — Зевран отшвырнул сломанный кинжал и встал рядом с Айданом, сердито сжимая рукоять меча. Он снова начинал злиться.

+1

4

[indent] — Здесь не просто темно, — прорычал от досады Кусланд, ухватываясь за протянутую ладонь, поднимаясь и тяжело опираясь плечом на каменную стену, — здесь темно, как в Бездне.
[indent] Вопрос был интересным. Айдан не знал, что там на счет ран, на пробу сделал несколько аккуратных шагов. Тупая боль в колене становилась острой при каждом шаге, но не такой, которую нельзя было бы терпеть. Рука немела, особенно пальцы, локтя и плеча он не чувствовал, но все еще как-то слушалась. В боку мерзко кололо, да и, кажется, он вообще его отбил к проклятым, но да ладно. Шевелился, ничего сломано не было — и на том спасибо. Правда, неизвестно, защитил его доспех или сделал только хуже, тем более, что он четко ощущал, что наколенник как-то уж сильно впивается в коленную чашечку. Бездна, Бездна, Бездна.
[indent] — Демон знает, — честно ответил Айдан и обернулся. — Да, я тоже.
[indent] Но Стражу было проще — его двуручный меч валялся ровно там же, где свалился его хозяин. Правда, наклониться и поднять его без стона и витиеватых ругательств не получилось. Однако он все же смог это сделать, мысленно себя похвалил, сцепил зубы и тяжело оперся на эфес, ткнув клинок острием в каменный пол. Надо было, по-хорошему, еще поднять шлем и водрузить его обратно на голову, но Айдан философски рассудил, что если он будет еще и в шлеме, а воздуха и так не хватало после падения, дышал он тяжело, неполной грудью и хрипло, то, в принципе, далеко не уйдет. Так уж лучше рискнуть. Учили его, что в таком состоянии надо максимально избавляться от тяжелого, но оставаться совсем без доспехов было очень плохой идеей. Прямо вот очень плохой. Пришлось от нее отказаться, хотя очень хотелось снять с себя хотя бы нагрудник.
[indent] — Ногами, Зев. Ногами, — снова прорычал Айдан, злясь. На себя, на эту идиотскую ситуацию, на порождений тьмы, на гномов, которые не в состоянии были справиться со своими внутренними проблемами сами и приходилось идти Создатель знает куда, искать Создатель знает кого, а судя по рассказам Огрена — так и вовсе сумасшедшую гномскую женщину, — на Глубинные тропы, на то, что ему было больно и обидно, на Мор, на Логейна, на Вейсхаупт, на Дункана, на Хоу, мать его так, чтобы он спал и видел сны, пока Айдан лично не перережет ему глотку, но только после того, как он хорошо помучается за смерть его семьи. И, видит Создатель, просто так он не умрет, нет — воспоминания снова всколыхнули в Кусланде очередную волну бешенства. И на весь Тедас он стал злиться еще сильнее. Но, конечно же, на себя в первую очередь. Потому что, Бездна раздери, сам же видел, куда пер, мог бы и глазами смотреть, а не причинным местом, чтобы не решать повоевать с огром там, где земля уходит из-под ног. Наверное. Может быть. Скорее всего, злость была беспричинной, но в этом отчет не отдавался. И, конечно же, его бесило до невозможности, что он не знал, как теперь выбираться. Но показать это — заочно признать свое поражение, а поражений Кусланд не получал — вообще никогда и ни при каких условиях. Поэтому... как-то выберутся.
[indent] Мабари рядом прижался грудью к земле и зарычал, а в конце тоннеля действительно начали играть отблески факелов. Мелькнула только тщедушная мысль, что лишь бы не очень много было порождений и с ними не было эмиссара. Бежать было точно некуда, да и не с его ногой. Догонят, поддадут и еще раз догонят.
[indent] — Без вариантов, — ответил Айдан, пытаясь пошевелить плечом так, чтобы чувствовать его и перехватывая меч поудобней, — чем меньше порождений на тропах — тем лучше. Тем более, нам, похоже, в ту сторону.
[indent] Как минимум потому что там были факелы. Существовать в темноте было, может быть, кому-то и занятно, но только не Айдану Кусланду. Он не видел в темноте и не мог идти на ощупь долго, а выбираться из той дыры, в которую они попали, так или иначе придется. Рыкнув от боли, Страж двинулся вперед.

+2


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Воспоминания прошлого » Nobody's fool [Жнивень, 9:30]