НОВОСТИ ФОРУМА:
29/09
Опрос о нововведениях
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Пыльный склад » Сезон охоты [Страж 9:47]


Сезон охоты [Страж 9:47]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

СЕЗОН ОХОТЫ[html]<center><img src="https://i.pinimg.com/564x/42/23/6b/42236b29e77a2a493515e9e4758a2b85.jpg" class="illust_ep"></center>[/html]
Какие бы катаклизмы не сотрясали мир, а проблемы маленьких людей остаются прежними. Что-то растревожило голодных зимних волков, и жители деревни ищут среди проезжающих мимо путников смельчака, который разделался бы с ними за небольшую плату и сытную еду. Но волки лишь вершина айсберга, и докопаться до глубины причин их злобы по силам только настоящему герою.

Дата событий:

Место событий:

Страж 9:47

деревушка во внутренних землях Орлея и холмы в её предместьях

Атааши, Рем Гаргония
Вмешательство: по желанию

+2

2

Атааши внимательно посмотрела на лес перед собой. Уничтожить волков. Это казалось лёгким заданием. Она даже уже примерно представляла как это сделает. Ну, если, конечно, не попадет в неприкосновенности. Это у нее получалось на удивление хорошо, особенно для своего возраста.

Девочка осторожно пошла вглубь леса, постоянно оглядываясь и выставив посох перед собой, будто это был меч какой. Отец часто так делал, когда они путешествовали через незнакомые места. В смысле, меч выставлял, не посох. Вообще, Атааши иногда жалела, что так и не обучилась владеть хоть каким-нибудь оружием. Заклинаний она знала мало, да и действительно полезных всего пару штук. А вот сталь ей бы сейчас ой как пригодилась. Впрочем, смысла жалеть не было. Возвращаться к отцу и просить простить ее и научить было глупостью, да и невозможно это было сделать. Атааши вздохнула, вновь оглядываясь.

Внезапно она увидела вдалеке фигуру. Вроде, человека. Для эльфа или, тем более, гнома был слишком высок, а для кунари слишком низок, да и что тут может забыть кунари? Атааши осеклась, вспомнив про себя. Вроде ей не говорили, что тут водятся разбойники, но она не решалась проверять. В любом случае, лучше было этого человека обойти, да заняться своим делом. Может, если повезёт, ещё и накормят. Питаться сырой волчатиной Атааши не хотелось.

Позади послышалось рычание. Девочка обернулась и столкнулась с медведем. Видимо, она умудрилась забрести на его территорию. Пока что зверь лишь низко и угрожающе рычал, но уже этого хватило на то, чтобы кунари чуть не упала в обморок со страха. Взяв себя в руки, Атааши начала медленно отступать, глядя медведю в глаза. Отец упоминанал, что ей со злым медведем не справиться даже со всей магией. С тех пор ее силы выросли, но проверять Атааши все равно не хотела. Когда зверь оказался достаточно далеко, девочка развернулась и побежала.

Ей казалось, что медведь погнался за ней. Она честно старалась не оглядываться, но в конце концов не выдержала и сделала это. Не увидев, что впереди, она со всей дури врезалась в кого-то и упала на землю. Потирая ушибленный лоб, Атааши тихо произнесла:

— Прошу прощения....

+2

3

Последнее, что Рем ожидал услышать в прохладном зимнем перелеске, по этому времени хоть и сбросившему никогда не лежавший густо снежный покров, но всё еще пустому от птиц и насекомых — это топот бегущих ног и треск кого-то, опрометью ломящегося сквозь подлесок в его направлении. Меж деревьев, где воздух от близости реки был подёрнут едва различимым вдалеке легким и зыбким туманом, звуки разносились гулко, далеко, и воин настороженно заозирался, отпуская повод следовавшей за ним лошади и вместо него с шагом вперёд вытягивая из ножен меч. Что за неожиданности, кто ещё будет бродить по таким недобрым, опасным даже местам? Ну не окрестные же жители, сезон сборов подножного корма давно уже позади. Даже шишки, и те уже белки распотрошили...

Следопыт из него, жителя убеждённо городского и цивилизованного, был аховый — оттого Рем, запутавшись в отголосках звуков, смотрел совсем в другую сторону, когда с треском между ближайших елей на него выломился, оглядываясь на бегу, чей-то крупный серый силуэт.

— Эй! — только и крикнул он с запоздалым возмущением, неудачно прянув в сторону и всё равно не уйдя от щедрого толчка. На ногах устоял, не впервой было держать напор — но только хотел обложить бегуна парой ласковых, как слова застряли в горле. Перед ним, сбитый на землю и потирающий лоб, сидел... сидела, поправил Рем себя, когда создание убрало руку и подняло на него взгляд — настоящая кунари! Серокожая, беловолосая, рогатая — на удивление некрупная для привычных тевинтерцу боевых представителей этого народа, — но во имя Создателя, кунари в пасторальном Орлее?!..

Но подумать о том, как далеко тянутся руки Бен-Хазрат, равно как и признать посох мага в руках рогатой девушки Рем не успел — ему, верней, не дали. Вот почему топот был таким тяжелым, глухим и неоднозначным — бежало-то двое, не только кунари, но и гнавший её растревоженный медведь, проснувшийся раньше своего времени и оттого необычайно злой. С рёвом тварь возвестила о себе, вываливаясь на прогалину в десяти шагах от них. Тихое "прошу прощения" за этим представлением первобытной кудлатой ярости совсем затерялось, да и не было в нём особой нужды. Рем быстро шагнул вперёд, мимо сидящей на земле кунари, только бегло наклонившись, чтобы похлопать её по плечу:

— За лошадью присмотри, — сообщил воин, доверительно подмигнув, и уже обращаясь к медведю: — Хэй! — гаркнул, выхватывая из-за спины щит и грохотом рукояти меча об него привлекая внимание зверя. Медведь, только надумавший двигаться в сторону рогатой и нервно приплясывающей, храпящей лошади Рема, с раздраженным рёвом повел головой, тяжеловесно поворачиваясь в сторону мечника.

Массивность зверя делала его обманчиво неповоротливым, грузным — но Ремилль сталкивался с медведями не впервые, отчего знал и про скорость, с какой они могут ударить мощной лапой с когтями, разрывающими кольчугу вмиг, и насколько прочна их шкура и вязок подкожный жир. Забить медведя непросто даже со стаей собак, а уж тем более в одиночку... но деваться было некуда. Вспрыгивать на лошадь и гнать назад было не в характере Гаргонии, да и на лошади от бегущего медведя на пересеченной местности не скрыться. Если только не уповать на факт, что мохнатый будет занят расправой с кунари — но это тем более не было вариантом.

Только смелость была не единственной причиной вступить в эту драку. Трудно побить медведя в одиночку, но кто сказал, что он один? Ощерившись в ухмылке, воин духа привычно потянулся к силе, уверенностью светло горящего огня разлитой в теле, никогда не уходящей далеко. Он не чувствовал самого духа, но особую его силу и защищенность ею — всегда. Стоило обратиться в себя, как находилось в душе что-то бережно окутывающее, поддерживающее на каждом шагу.

Оттого и медведь не страшил его: Рем сам зарычал на атакующего зверя и сиганул вперёд, отбил удар лапы краем щита и полоснул зверя клинком по морде. Рёв боли пополам с гневом огласил прогалину, стряхивая иголки с елей. Медведь мотнул головой с алеющей на ней глубокой раной, едва не задевшей — а ж-жаль, он и метил туда! — связку его пасти. Рем отпрыгнул, избегая нового свирепого удара. Один глаз зверя заплыл кровью и плохо открывался, это отчасти упрощало задачу. Только дотянуться до жизненно важных органов у этой твари размером больше лошади, будет не настолько легко...

+2

4

Атааши уставилась на человека перед собой.  Что же, когда она разглядывала его издалека, то не ошиблась. А то боялась, что зрение портится. Он разглядывал её буквально несколько секунд, а потом позади раздался рев явно недовольного медведя. Атааши тут же вскочила, стремясь скрыть посох. Хотя раскрытие, пожалуй, было не самым страшным по сравнению с жёсткой смертью от когтей медведя. Однако человек не испугался и, бросив, чтобы Атааши последила за его лошадью, понесся на зверя.

Кунари понимала, что самым разумным разумным выходом было бежать без оглядки. Проблем в этом универсальном выходе было всего две: Атааши было неудобно перед человеком и он мог обидеться и в честь обиды потыкать ее мечом на манер того, как тыкал сейчас медведя. Что же, особого выхода не было. Еще и лошадь не оценила присутствия рогатой мелочи рядом и Атааши постаралась держаться от нее так далеко, как могла.

То, что с этим человеком что-то странное она поняла по Завесе рядом с ним. Будто он был особенно сильным магом. Хотя Атааши и слышала о магах-воинах, но что-то сомневалась, что столкнулась с одним из них. Так что она решила немного понаблюдать, уповая на то, что ее скудных знаний хватит на то, чтобы понять, что с этим парнем.

Нескольких минут драки ей хватило на то, чтобы понять, что человек — не маг. Иначе почему он совсем не использовал заклинаний? Одного горящего меча хватило бы, чтобы отогнать медведя, а то и убить его. Но нет, хоть сражался человек лихо, но без магии. Значит, дело было не в его талантах.

Немного подумав, Атааши решила сама проверить что там с ним. И лучший способ для этого всегда был в том, чтобы применить какое-нибудь заклинание. Путём быстрых раздумий выбор пал на старую добрую Ледяную хватку. Сосредоточившись, Атааши представила, как лапа медведя, на которую он как раз хотел сейчас опереться, коченеет и покрывается инеем. Затем девочка подняла посох, читая заклинание. Результат не заставил себя ждать. Попытка перенести вес на лапу привела к сильной боли и зверь взревел ещё пуще прежнего. Затем вновь повернулся к Атааши и понесся прямо на нее. Девочка вскрикнула, пытаясь отскочить и выставила вперёд посох. Единственное к чему это привело — медведь навалился на нее и вгрызся в дерево, пытаясь добраться до кунари.

+2

5

Рем отступал и кружил, выжидая следующего шанса дотянуться до медведя сквозь его когти и оставленную раной агрессивность. Он только пуще поддразнивал зверя, чтобы тот атаковал, промазывал, снова замахивался — пока воин собирался, в буквальном смысле, с духом, чтобы нанести удачный удар. Но вот незадача! Знакомый ледяной звон магии ударил медведя по опорной лапе, сковывая ту холодом и болью от него. Драконья кровь, да кунари-то маг! Саирабаз? Не похожа ведь, и посох при ней, и рот не зашит. Васготка значит? Но было не до угадаек: психующий от боли медведь забыл про гремящего и рычащего воина, развернулся и попёр на магичку.

— Э, куда! Вишшанте каффас, — по-тевинтерски ругнулся Рем, за стремительным броском медведя не поспевая. Но зверь хотя бы развернулся к нему спиной, чудом каким-то не прокусив подставленный посох пополам. Толку с того, впрочем, долгого не обещалось — одного живого веса злому хозяину местных елок хватит, чтобы поваленная кунари превратилась в мясной блинчик, художественно взбитый когтями, каждый из которых был с ладонь.

Но Рем не собирался медлить. Он разбежался широкими шагами, бросая щит, да и прыгнул на широкую медвежью спину, с лихого замаха сверху вниз вонзая клинок меж лопаток зверя, обеими руками для надежности. Лезвие вошло глубоко, и медведь с хриплым рёвом вскинулся на дыбы, махая лапами. Выносливости и упрямой мощи надолго не хватило. Рема с его спины сразу после удара и след простыл — воин прыгнул вбок, кувыркнулся, перекатился по земле, подскочил на ноги... как раз к тому моменту, как шатающийся медведь стал заваливаться назад, да и рухнул на тропу, мёртвый. Клинок если и не вошёл в сердце, то что-то другое жизненно важное задел неизбежно. Два локтя стали в грудной клетке ни на чьей выживаемости хорошо не сказываются.

— Хух, — Рем выпрямился, улыбнулся и откинул ладонью волосы со лба. — Неплохое отвлечение, малышка, — похвалил он кунари. Ничего себе малышка, конечно, стоя она совсем немного уступала ему в росте. Но уступала всё-таки. Обычно это Рему приходилось задирать голову, чтобы поговорить с кунари, подпирающими рогами потолок. Женщины их, правда, поменьше ростом будут... но всё ж тоже не настолько. Ремилль озадаченно почесал кончик носа.

— Ты в порядке? Не сильно помял тебя? — спросил он, протягивая руку, чтобы помочь рогатой подняться. — А где.. — тут он сообразил, чего не слышит: лошадиного ржания и фырканья. Рем оглянулся и с досадой застонал. Ну конечно! Лошади-то уже и след простыл, не выдержала, когда медведь на них с магичкой попёр. Куда только рванула, где потеряется теперь, как искать?  А искать придётся. И сбруя-то недешевая на ней, и вещиц в седельных сумках... Вот же незадача. И волки, говорят в деревне, лютуют этой зимой...

— Ну я же просил подержать... эх, — взгрустнул безоружный мечник, махнув ладонью досадливо. — Тебя как звать-то, медок? — руки в боки, Ремилль обратился к "спасенной" жертве повышенного медвежьего внимания. — Откуда ты тут, в лесу, такая?..

Какая такая, он показал, поднимая ладонь над своей макушкой с намеком на рога.

+2

6

Атааши закричала, пытаясь выдернуть посох из пасти медведя. Она не может позволить какому-то зверю лишить ее последней памяти о матери! Зверь посох отдавать не захотел и зло помотал головой, увлекая за собой и кунари. Девочка забила ногами по брюху зверя, понимая, что весовые категории у них слишком уж разные. Девочка панически посмотрела вбок, будто тот человек мог съезжиться до крохотных размеров аккурат так, чтобы можно было его отсюда разглядеть.

Внезапно она услышала привычный чавкающий звук вхождения стали в чужую плоть. Медведь взревел, вставая на дыбы и наконец отпуская посох. Рядом спрыгнул с его спины тот самый человек. Атааши отползла к нему и поднялась на ноги, используя посох по самому прямому назначению. Она взглянула на медведя, готовая мужественно свалиться от страха в обморок, но к счастью этого уже не потребовалось. Зверь в последний раз взмахнул лапами и рухнул на спину. Атааши заметила в его спине рукоять.

Девочка, шатаясь от пережитого, подошла к зверю. Скорее на инстинктах, она попыталась перевернуть тушу зверя. Как-то раз отец взял ее с собой на охоту. Меч тогда застрял в медведе, пойманном в ловушку и Атааши было поручено вытащить его. Она провозилась час, прежде, чем наконец получилось. С трудом вспомнив, что тогда нужно было сделать, она использовала магию и с трудом всё-таки вытащила оружие. Только в этот момент до нее дошло, что она зачем-то делала. Атааши недоуменно смотрела то на медведя, то на меч, то на его обладателя. Наконец, она сунула меч человеку:

— Спасибо, — хрипло сказала она, потирая обоженную руку. Она что-то разболелась после драки. Затем взглянула туда, где была лошадь. Ключевое слово — была. Атааши ощутила лёгкий укол вины и вновь прикоснулась к ожогам. После драки она ощущала сильнейшую усталость, будто не спала три дня. Девочка тихо ответила, исподлобья глядя на человека:

— Атааши. Тут волки завелись. А ты?.. — она пожала плечами. А человек и впрямь был высоченным. Даже выше неё. Пожалуй, он даже мог сойти за очень низкого кунари. Такое совпадение вынудило девочку улыбнуться. Затем она, вспомнив про людские обычаи, протянула руку для пожатия.

+2

7

Рем не без удивления наблюдал, как кунари использует магию, чтобы перевернуть медведя и извлечь из его туши клинок. И всё-таки не без толики зависти. Сам бы он до возвращения Создателя провозился бы, наверное — а тут буквально что раз, два, три, и меч снаружи, в путах телекинетической энергии. Магам, всё-таки, насколько же проще живётся... в некоторых отношениях. Гаргония потёр себя по нагрудной пластине и принял протянутый меч.

— Спасибо, — с искренней благодарностью кивнул он и вытащил из внутреннего кармана тяжелой куртки платок из бархатистой ткани. Собрав ею остатки медвежьей крови с клинка, воин вогнал его в ножны, мысленно порадовавшись вернувшейся на пояс увесистости. Без меча, с одним кинжалом там откровенно пустовато было.

— Рем, — представился он, подбирая с земли щит, отряхивая и отправляя его обратно за спину. Протянутую руку дружески и крепко пожал, разглядывая неожиданную новую знакомую. Имя типично кунарийское... Васготское, то есть. Ремилль знал, что значит это слово: дракон. Правда, применительно к самой малорослой рогатой оно ему ничего особенного не говорило. Но за что-то же их выбирают?.. Последний знакомый ему васготский маг звался просто, Сааром. Хотя для уха другого кунари странно, пожалуй. Он бы посмотрел на человека с именем Опасность или Табуретка...

"А как по-кунарийски табуретка?.."

— Волки, говоришь? В деревеньке судачили об этом, помню. И что же ты, решила  сама с ними расправиться? Одна? И не побоялась? — он качнул подбородком на пожеванный медведем посох юной, по-видимости, особы. Если с медведем у неё всё вот так не заладилось, то что же она надеялась противопоставить волчьей стае, случись ей привлечь их внимание прежде медвежьего?..

— Что у тебя с рукой? — всё-таки не удержался от ещё одного вопроса Рем. То, как кунари несколько раз потёрла плечо, не укрылось от его внимания. Мышцу потянула, когда медведь посох дёрнул? Немудрено было бы. С травмой гулять по лесу, где участились нападения волков, не лучший выбор. Ещё одна причина найти ускакавшую лошадь: в седельных сумках найдётся свежая лечебная мазь как раз для таких случаев...

+1

8

Атааши внимательно наблюдала за Ремом. После всех причитающихся обменов любезностями, она быстро огляделась, нет ли где удобного пенька. Разумеется, не было. Девочка никак не отреагировала. Ну, не повезло, что тут скажешь? Ещё и посох теперь весь в слюнях. Оттирать придется долго, да надеяться, что ничего жизненно важного не повредилось. Бегать по миру с голыми руками Атааши не очень-то хотелось.

Имя человека ей показалось странным. Конечно, не с ее колокольни судить, но даже в Орлее подобные имена встречались нечасто. Звали бы его каким-нибудь Шарлем Дю Поном вопросов бы вообще не возникло. А так.. Атааши с любопытством поглядела на нового знакомого. Вроде, человек как человек. Они все для нее были чем-то похожи. Наверное, ростом. Тут-то ещё высокий попался, а обычно на одном уровне или ниже.

Девочка осторожно сунула посох за спину, за пояс. Это требовало определенной практики. Помнится, раньше она попадала раза с пятого в лучшем случае, а теперь вот как лихо все делает. Выслушав вопросы Рема, Атааши пожала плечами:

— А как иначе-то? Есть всем хочется, — не понимала она этого. Другому бы такие вопросы задавать не стали. Даже не отца, эльфа какого-нибудь и то спрашивать бы не стали. Даром, что большинство эльфом ростом ей были по подбородок от силы. Но тем не менее, этот человек тоже что-то ту забыл. И, судя по тому, что про волков упомянул мельком, дело было не в них. Атааши спросила, расправляя плечи:

— А ты что тут делаешь? Или тоже за волками пришёл? — кстати о них. Атааши слышала, что приходят они со стороны холмов. Вот только по дороге свернула не туда, а потом наткнулась на медведя и дальше все понятно. А вот как вернуться к холмам было неизвестно. Может, у Рема спросить? Вдруг он знает? Девочка оглянулась, будто пройденный ей путь можно было увидеть невооружённым глазом. Внезапно, но все было не так. Тем временем человек задал ещё один вопрос. Атааши обернулась, слегка удивлённая, что он заметил. Хотя, учитывая, как она за руку хватается чуть что, неудивительно. Тем не менее, светить особыми приметами направо и налево не хотелось, так что девочка просто махнула рукой:

— А, это уже давно... — и не сразу заметила, что рукав в ходе битвы оказался порван. Когда она держала руку внизу это вообще нельзя было заметить. Но сейчас можно было увидеть, что у нее есть ожоги. Ну просто прекрасно. Стоит ей не хотеть что-то сделать, как обязательно это происходит. Атааши вздохнула, поворачиваясь так, чтобы покалеченную руку было сложнее разглядеть.

+1

9

Рем озадаченно поскрёб в затылке на такой ответ рогатой. Есть-то, конечно, хочется, но... впрочем, с чего он взял, что такая небольшая кунари легче найдёт себе достойную работу здесь, в Орлее, чем то было бы в родном его Тевинтере. Да еще и магом будучи. Гаргония как-то забывал, что сам смотрит на вещи шире, чем какой-нибудь средний горожанин или тем более деревенский житель. Орать и бегом бежать прятаться, может, и не станут, но и большого расположения серокожей великанше... ну, будущей великанше? ожидать к себе не приходилось наверняка. Хорошо ещё, что местная Церковь вроде как перестала за ними охотиться и стремиться всех без исключения загнать по клеткам своих Кругов. У Рема, выросшего при совсем другом отношении к магии, такое обращение вызывало много недоумения пополам с неодобрением. И если так подумать, то и правда, все встреченные им прежде кунари — васготы, как их правильнее называть, но Гаргония трудно переучивался, — были наемниками. Только вот размерами они при этом были как-то... ну побольше. Не так, чтобы самим смотреть на Рема снизу вверх, это ему приходилось голову задирать. Кстати, а он ведь и впрямь никогда раньше не задавался вопросом, как выглядят кунари до того возраста, когда их посылают в Антаам, сочтя пригодными для войны, и в каком, собственно, возрасте это происходит. Но как-то привычно считал, что им, как и человеческим зеленым рекрутам, должно быть лет по восемнадцать, двадцать. И это уже два метра с гаком. А ей тогда сколько? Или просто сама по себе такая малорослая?..

Но это был явно не главный вопрос, который сейчас требовал ответов. В лесу да с убежавшей лошадью не до праздного любопытства.

— Не за волками, — Ремилль покачал головой. Мог бы и сказать, что не его полета дело, за волками бегать хвосты крутить, но так на самом деле не считал. И помог бы деревеньке обязательно, если бы это не значило бестолково гоняться за симптомами проблемы, игнорируя ее корень. С тварью, выгнавшей волков из холмов, разобраться — и они сами вернутся на прежние территории, перестав донимать людей. — В холмах видели виверна. Здоровенного, говорят, лошадь слёту перекусить может. Я пришел за его шкурой и головой для местного барона. Волки из холмов, вестимо, бежали от него.

Рем не стал пытаться высмотреть, что такое с рукой у прячущей её кунари. Следам на коже он поначалу значения не придал, даже не думая, что старые ожоги — а узнать такие повреждения после всех лет схваток с драконами было нетрудно, — могут сейчас болеть. Но отметил не без беспокойства:

— Если болит, то я могу... — мечник осекся и вздохнул, оглядывая на то место, где теперь не было лошади. — Мог бы помочь тебе. В седельных сумках была хорошая мазь... Да только где её теперь...

Ну где-то да найдут. Вряд ли перепуганный конь удерет далеко, быстрее запутается в подлеске да поймёт, что никто за ним не гонится. Пока, во всяком случае. А там уже или волки, или хозяин... Лучше бы хозяин. Так что стоит поспешить.

— Слушай, — на ум ему как будто бы пришла поразительная идея, с которой Рем обратился к кунари. — А ты не хочешь ли настоящим героем прослыть да заработать получше? Помоги мне отыскать коня и одолеть виверна, и сможешь притащить в село его голову. Явно получше добыча, чем пара волчьих хвостов, а? — ухмыльнулся воин.

Нельзя было сказать, что Ремилль не рассчитывал справиться с виверном сам. С оглушающими ловушками и манками, что тоже остались у коня, это было бы почти что простое задание. Да только отпускать кунари саму с волками бодаться ему не особенно-то хотелось. Хоть и маг она, но обозленная потерей прежних охотничьих угодий стая — противник, с которым стоит считаться. Рем и сам не рискнул бы пешим связываться с ними — иначе непременно пришлось бы прибегать к помощи духа. А Гаргония предпочитал своему "спутнику" лишний раз не навязываться — не из страха отнюдь, но из уважения к силе.

+2

10

Кунари внимательно выслушала слова парня. Так вот почему тут так много зверей развелось. Она, конечно, следопытом не была, но понимала, что даже самое глупое животное уйдет оттуда, где поселилась виверна. Точнее поселился. Атааши подумала, что она знает о вивернах. Немного, если честно. Ей вообще всякие чейшучайтые были малоинтересны. Она предпочитала вести себя почти как остальные звери и быстренько уходить от злых драконов, ну, или же виверн. Попадись она кому-нибудь из этих исход в любом случае будет один — ее трупик и съеденный посох.

Но зато за виверна наверняка заплатили бы куда больше, чем за стаю. Что не говори, Атааши выросла в семье наёмников и не могла отказаться от крупной дичи. Отец мог назвать это неразумным, но ему в принципе было куда легче найти работу. Трудно спорить, что если поручаешь убить кого-то двухметровому рогатому мужику с комплекцией шкафа, то трудно сомневаться в том, что у него получится. А Атааши похвастаться силушкой или мышцами не могла при всем желании. Разве что ростом, но это семейное.

— Виверн, значит? Ну, всяко веселее, чем за волками гоняться, — она пожала плечами. Возможно, полученного куша хватило бы даже на покупку нового посоха или одёжки получше ее тряпиц. Да что уж, у неё целый список был из того, что нужно купить, но на что не хватает денег. А так можно было бы его подсократить на пару пунктов. Атааши подумала, к чему эти недо-драконы могут быть уязвимы. Интересно, льда и холода боятся? Хотя к чему размышлять, все равно у неё выбора что колдовать нет. Если, конечно, она не найдет чисто случайно томик с заклинаниями под ёлочкой в паре шагов.

— А где его логово-то? — она подумывала о том, чтобы подбросить какую-нибудь отраву. Или вот, взять медведя, начинить его всякими бомбами и ядами, да оставить в таком виде у логова. Кто в здравом уме откажется от такого количества свежайшего мяса? Правильно, никто. Атааши даже подумала сказать об этом, но сначала решила узнать, как долго нужно будет идти. А то мало ли, предложит, а окажется, что виверн живёт на другом конце леса. Она же даже магией так далеко не дотащит, не говоря уж о том, чтобы нести с помощью каких-нибудь носилок или вроде того.

+2


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Пыльный склад » Сезон охоты [Страж 9:47]