НОВОСТИ ФОРУМА:
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Линия на песке » Рем Гаргония // наемник-драконоборец


Рем Гаргония // наемник-драконоборец

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ОБЛИК

Имя: Ремилль "Рем" Гаргония // Remille Gargonia
Дата и место рождения: 28 Элувиеста, 9:15 ВД, Тевинтер, Вирантиум
Раса: человек
Род деятельности: наемник, путешественник, драконоборец, бесполезный младший брат и позор рода Гаргония
Класс и специализация: воин (меч и щит), воин духа (любовь)
Внешность:
[indent]глаза: голубые
[indent]волосы: темно-каштановые
[indent]рост, телосложение: 189 см, атлетичное
[indent]особые приметы: на груди справа шрамы от удара электричеством, оставленные дыханием гаморданской буревестницы.

Высокий, плечистый, тренированный мужчина лет около тридцати плюс-минус сколько-то, с харизматичным лицом, легкой щетиной и выбритыми боковинами головы. Несколько прядей волос в гриве заплетены в тонкие косички, помогающие этому зачесанному беспорядку на макушке держать строй и поменьше лезть в глаза. Обычно носит комбинированный доспех путешественника — укрепленная куртка из кожи драконьего крыла, с чешуйчатыми и костяными нашивками, выкрашенными в черный цвет, дополненная сильверитовыми бедренными щитками на штаны, нагрудной пластиной и сапогами с оковкой. Поверх — плащ из тёмной, качественно свалянной шерсти, щит за спиной и меч на поясе. Манера движений собранная, стойкая, осанка горделивая, есть привычка смотреть на людей, чуток задирая подбородок при и без того немалом росте, но склонность тепло и радостно ухмыляться сглаживает высокомерность этого жеста. В Реме чувствуется харизма лидера, который впереди и выше не в обиду кому-то, а потому что может — и выдержит, к лучшему для всех. В нем чувствуется легкость духа, расположенность и надежность, этому уверенному в себе человеку и его протянутой руке многим бывает нетрудно довериться.

картинки

https://78.media.tumblr.com/d75eafbe9348f284e003ef0616ce4af8/tumblr_otkbq46f7p1twth3vo2_400.gif

https://78.media.tumblr.com/100a662e599a6369707cb500665a181e/tumblr_otkbq46f7p1twth3vo1_400.gif

http://funkyimg.com/i/2KfF4.jpg

ИСТОРИЯ

В жизни, конечно, бывает множество куда более печальных судеб, чем родиться без магического дара в семье тевитерских альтусов при родословной, уходящей к первому веку — но это как-то ни разу не облегчает ситуации. Помогли два других везения в противовес такой неудаче: во-первых, Рем родился вторым ребенком, а во-вторых, как ни парадоксально, его родители всё-таки любили больше.

Первый сын рода Гаргония, Ромул, старше Ремилля на пять лет, и со способностями у него всё нормально — отчего только непонятнее, по какой прихоти Создателя Рем родился глухим к магии. И не проявил ни единой искры таланта ни в десять, ни в четырнадцать лет, когда его брат уже был преуспевающим учеником магистра, и на публике — главной гордостью семьи. Но за дверями особняка Гаргония ревность и вскормленная ею братская вражда горела холодным огнём. Жадный, обидчивый и заносчивый Ромул, капризный и к молодости не уменьшивший своих аппетитов в требованиях от мира всего и побольше — в чем открыто винил родителей, вложивших сердце в воспитание младшего, а его "недолюбивших", — и уверенный в себе, спокойный и улыбчивый Ремилль, упрямо видевший только лучшее во всех жизненных каверзах, были противоположностями похлеще солнца и лун. Сила духа, доставшаяся Рему вместо настоящей магии, позволяла ему порой творить вокруг чудеса похлеще призыва стихий и сложных многоступенчатых ритуалов, и была предметом сильной зависти. Тут уж, как говорится, кому чего больше не хватает. Ремилля любили — и родители, и рабы, и множество открытых разумом знакомых семьи; его, рожденного с талантом нравиться, трудно было не любить, он с легкостью входил в сердца к людям своим вниманием и душевной щедростью, желанием делиться с окружающими, а не отбирать у них, как делал старший брат. Ромула утешало то, что другое множество более приверженных "канону" тевинтерцев сторонились младшего сына рода Гаргония, кривя губы и за глаза высказывая немало "хорошего" о приоритетах семьи и настоящей чистоте их крови. Отчего Рем, не желая ставить мать и отца в неловкое положение, предпочитал многие пышные приёмы просто пропускать, и Ромул оказывался в центре внимания. Удержаться там, правда, не мог, будучи довольно занудным ученым юношей, плохо чувствующим тонкости отношений между людьми, но то уже были его личные проблемы. Впрочем, в них он тоже находил, на кого свалить ответственность, нередко срываясь на рабах семьи.

Смирившись с тем, что не обладает даром колдовства, Ремилль выбрал вложить свои силы и свободное время в освоение боевого мастерства. В пятнадцать он романтично думал, что послужит отечеству и проявит себя в армии, но несколько лет спустя, когда время пришло, отец наотрез отказался его отпускать: нечего сыну древнего рода альтусов делать на поле боя. Рем сопротивлялся недолго, к тому времени уже лучше понимая, что война — гарантия не героической доблести и славы, а скорее безызвестной смерти в джунглях Сегерона. Тем не менее, дома он усидеть не смог — как не смогли и удержать его там. Или не стали. Родители видели, как тесно ему в клетке общества, которое с трудом принимало не-мага таких кровей, и в конце-концов смирились с тем, что Рему предстоит искать своё место и предназначение там, где отсутствие его дара никому не будет мозолить глаза.

Волнуясь за безопасность Ремилля, за некоторое время до того, как он всё-таки последовал своему решению покинуть отчий дом, его мать, опытный медиум, совершила над ним ритуал, призвав из-за Завесы и запечатав в теле сына духа, согласившегося его оберегать. Нет любви, сильнее материнской, и дух, проникнувшись ею, остался — оберегать и любить, отражая чувства той, что останется далеко и ещё долго может не увидеть своего сына.

Диана, и прежде не скрывавшая от любопытства Ремилля — в детстве, как и положено, получавшего общее магическое образование, — своих занятий, многое рассказала сыну о духах и особенностях общения и взаимодействия с ними. О том, чего ему нужно опасаться и чего не допускать, чтобы не потерять благословения и не подвергнуть себя опасности столкнуться с измененной, демонической формой Любви — Страстью. На своё счастье, легкий в общении, чистосердечный, но неглубокий в этом молодой человек к страстям действительно был не склонен — ничто, никто и никогда не могло завладеть его вниманием настолько безраздельно, чтобы он пожелал преследовать какую-то цель во что бы то ни стало. Рему всего хватало в жизни, и он, легко входя в жизни людей, менял одних знакомых на других как перчатки, открытый всем и сразу, но в том по-настоящему не привязанный ни к кому. Даже к родителям — при всем уважении и любви, он не испытывал ни малейшей тягости, седлая породистого коня и отправляясь навстречу приключениям, туда, куда звало сердце.

И куда только оно не зазывало его в последующие годы. Ему нравилась такая жизнь в перемене мест, картин и слагаемых. Еще бы, легко ведь влипать во всякое, когда твоя задница надежно прикрыта родительской поддержкой, и о выживании и работе на пропитание думать не приходится — если наниматель не заплатил или в деле поломался меч, родители всегда рады подкинуть денег на новый и помочь со связями. Так что жизнь Рема во многом была до неприличия простой — а в остальном его хранила Любовь. Которую и он сам, кстати, излучал довольно щедро, прослыв героем добрым, сочувствующим и вообще светлым на всю голову. Он любил помогать — ему это обходилось недорого.

Три года странствий спустя Рем, которому как раз сравнялось двадцать четыре, наконец нашел себе занятие более-менее по душе. Не страсть, но то, за что он всегда брался охотнее прочего... убийство драконов. Именно тогда он схватился буквально один на один с молодой — всего раз в пять больше его драколиска, — самкой дракона и вышел из схватки победителем. Обжаренным слегка, с запекшейся коркой из волос на голове, но победителем. С тех пор он узнал о секретах и особенностях драконов гораздо больше, срубив головы еще пятерым молодым драконам и возглавив охоты на двух высших. Многие из этих знаний и умений были обретены в Неварре, где Рема до сих пор знают, помнят и уважают за достижения, сохранение и обновление поугасшего мастерства драконьих охот. Ему даже предлагали жениться на не такой уж далекой родственнице короля — но Гаргония с присущей ему легкой вежливостью отказался. Создание семьи в его планы как не входило, так и не входит.

А что именно в них входит, он и сам не знает. Он хотел бы вернуться в Тевинтер, домой, да только старая обида на неприятие, нежелание снова ссориться со старшим братом и неумение жить буднично мешает — свобода открытых дорог манит его куда больше. Ходят слухи, в Неварре уладились трудности со сменой власти и снова готовится большая охота — а Рему как раз не помешает на счету третья голова настоящего, высшего дракона. Во имя любви Создателя!

Способности и навыки:
Тренированный и умелый воин, использующий меч и щит. Имеет за плечами дюжину лет опыта, специализируется на противостоянии драконам.
Имеет общие познания в алхимии, сам всяких бомб и эликсиров не делает, но умеет их правильно применять.
За счёт контакта с духом может использовать "теневой плащ", на время становясь нематериальным, ускорять свои движения и наносить урон духовной энергией, ошеломляющей и ослабляющей врагов.
Отличная физическая подготовка и все стандартные навыки путешественника в наличии: ездит верхом на чем придется, разбирается в картах и ориентируется на местности, может переплыть речку, разбить лагерь из относительно подручных средств, развести огонь и добыть пищу не только из мешка с провизией. Владеет навыками первой помощи, может сам себя перевязать и обработать полученные раны.
Также его раны заживают быстрее и целительная магия действует на него лучше за счёт расположения доброго духа.
Разговаривает, читает и пишем на общем и тевине, немного понимает неварранский орлесианский.

Типовой инвентарь и недвижимость:
Меч с руной, усиливающей урон драконам, и щит, зачарованный на лучшее противостояние стихиям и способный выдержать драконье дыхание. И то, и другое сделано на заказ из кости убитых им драконов.
Доспехи, достаточно легкие для воина, он больше полагается на щит.
Амулет ускользания, обостряет интуицию и позволяет лучше блокировать атаки или уклоняться от них. Поясной ремень, опять же, повышающий сопротивление воздействию стихийной магии.
Фамильное кольцо Гаргония на пальце, подарок отца. Никакими особыми свойствами не обладает.
Небольшой дом в Неварре, купленный на деньги родителей, и охотничье поместье в Нессуме, в истоках реки Минантер.

ПРОЧЕЕ

Пожелания и планы: ввязать персонажа во что-нибудь, из чего он просто так не выпутается, определиться с его целями в жизни, поспотыкаться о живущего в нем духа и вообще подышать этим миром, как удача распорядится.
Мастеринг: всегда "за" поприключаться с ГМ-ом, но без него не пропаду.
Пробный пост:

Xenon the Antiquarian написал(а):

Хотелось бы увидеть зарисовку из жизни Рема на эту тему. Как же ему все-таки удалось не сломаться под гнетом принебрежения своего круга и т.д. и т.п.


ответ

[indent] Бинты на руках остро пахнут смесью целебных трав, и на свежей, туго облегающей кожу ткани уже проступили влажные следы от излишков не впитавшейся мази. Это не мешает ему крепче хвататься за меч — стёртые до крови мозоли под повязками уже не болят, только глухо ощущаются на ладонях. Рем не собирается ждать, пока они заживут, ни секунды не хочет медлить — и снова, снова упрямо бросается бить установленный в саду деревянный манекен. Замах, удар, замах, удар, отлетающая щепка, притупленный клинок вязнет в древесине, вынуждая приложиться сильнее, чтобы его выдернуть. И снова замах.
[indent] Магистр Тедориус наблюдает за ним из верхней галереи, скрытый тенью купола и зеленой листвой высоких деревьев, растущих близко к стенам особняка. Смотрит, степенно заложив руки за спину, с ничего не выражающими глазами, как смотрят на порхающего над травинкой мотылька. Разве что юноша почти шестнадцати лет от роду, взмокший от усердия до темного клина пота на спине, липко цепляющем безрукавку к телу, до топорщащихся ершиком мокрых волос, не особенно похож на легкокрылое насекомое. Движения его тяжелы, неотёсаны и пока ещё неловки, схожи с мотыльком только в одном — что значат для мира так же мало. На другой тренировке такой манекен не прожил бы и десяти минут, оказавшись обращенным в пепел, расколотым молнией и льдом, свернутым, измененным сильной магии. Силой, которой Рем не владеет, и меч в его руках — кегля, пустышка. Пешка на поле боя, капля в море таких же ни к чему иному не пригодных болванов, способных только выйти и умереть, не продержавшись и нескольких сражений с серокожими. Клеймо позора, бессилия крови Гаргония — и крови Варас, коль скоро его мать происходит из них. И сколько споров еще будет о том, чья же всё-таки вина...
[indent] — Для своей ситуации он хорошо держится, — замечает Тедориус своему собеседнику, второму неявно наблюдающему за затянувшейся тренировкой, — но наблюдающему с куда большей причастностью и скрываемой тревогой в глазах.
[indent] — Такой уж он парень, — вздыхает Редим Гаргония, и губы его трогает негромкая усмешка. — Мой сын всегда верит в лучшее завтра. Даже Диана не может с ним в этом сравниться — хотя, очевидно, с этим он пошел в неё.
[indent] — Как знать, только ли с этим, — бормочет себе под нос Тедориус, но недостаточно тихо, чтобы собеседник его не слышал.
[indent] — Альдерий, ты друг нашей семьи, — голос Редима моментально покрывается сталью. — Ты наставник Ромула, и я знаю, что ты хотел обучать и Ремилля, и никому не желаешь зла. Я ценю твоё мнение, но об этом попрошу тебя не судить и не потерплю, если ты станешь.
[indent] Тедориус, очевидно, мог сослаться на то, что имел ввиду иное, не стал этого делать, только вздохнув и с кивком прикрыв глаза. Помолчав, Редим продолжил:
[indent] — В том, что Рем — не маг, не виновата ни Диана, ни я, ни он сам. Ведь на всё...

***

[indent] — ...на всё воля Создателя, — шепчут его губы, но голос звучит другой: пожилой служитель заканчивает проповедь, улыбаясь и гостеприимно разводя руки, словно проводя к слушателям нисходящую на него божественную благодать. Постепенно народ начинает расходиться, но Рем всё ещё стоит, скрестив руки, у дальнего угла скамьи, и смотрит на монументальную статую бога, окруженную пляшущими огоньками сотен свечей. Золото и кровь, желтый жар и запах горящего воска. Ветер гуляет меж арок и дверей, но свечи не гаснут, окруженные магией. Кто-то иной почувствовал бы. Он — просто знает.
[indent] — Магия существует, чтобы служить человеку, но никогда — чтобы повелевать им, — повторяет юноша себе под нос и вздыхает. Долгая беседа с проповедником, состоявшаяся накануне, всё ещё не улеглась до конца в его душе, но надежда, которую вдохнули его слова, постепенно пускала корни. Ничто не случается просто так. Он спрашивал, почему, для чего, как так, что он, чистокровный альтус, наследник двух достойнейших линий крови, долженствующей обладать силой, способной менять мир к лучшему, не может высечь даже простой искры. Что это, наказание, насмешка, поучение? Если да, то кому и за что?..
[indent] "Ты сам решишь, какой урок в этом будет для всех нас," — было сказано ему после умиротворённого молчания. Создатель распоряжается судьбами людскими, но деяния их подвластны только им самим и их выбору. Клеймо позора, стыд отца и матери, пятое колесо в телеге... пятое — не лишнее, пятое запасное, буркнул тогда Рем. Или, может, что-то большее чем это. Тот, кто станет примером и напомнит, что магия — лишь подспорье, инструмент, не единственный способ творить благо? Что и без магии тот, кто хочет изменить мир к лучшему, может его изменить. Что там, где всё даётся легко, многие идут с закрытыми глазами, лишь повторяя, а не создавая; а там, где тропа трудна, всё с точностью до наоборот...
[indent] Рем слушал, но он не хотел быть ни примером, ни учителем, ни светочем новых надежд. Он просто жить хотел — без груды взваленных на него ожиданий, долженствований, которые он опять может не оправдать. Но он найдёт свой путь — свой собственный. Зачем доказывать кому-то, что он достоин всего того же и не меньше, что он такой же, как и все другие, если очевидно, что это не так? Хватит того, что Ромул всегда находит, чего еще потребовать. Не одному старшему за младшего "стыдно", младшему тоже... есть, что сказать.
[indent] ...но зачем? Ромул всё равно его не послушает, зачем, у него же есть маа-агия. За которой он и правда не видит ни шиша. Знает двенадцать версий ритуала охранения, но не знает, какие любимые цветы у матери. Может сотворить собственную статую из льда и устроить представление из теней от огня, но не отличает интереса в чужих глазах от вежливой скуки и вымученного терпения. Может, и правда, магия не пришла к нему, потому что от жизни ему уже было дано что-то другое, и ей просто не хватило места...
[indent] Парень вздохнул снова, глядя на свои ладони. Мозоли от рукояти меча постепенно заживали, кожа грубела в нескольких местах, вырабатывая устойчивость. Пусть это так, что в магии его талант ничтожен, кто бы спорил. Но всё же он может что-то ещё. Не только быть альтусом, достойным своей крови, нет, не только то, что приписано с рождения. Проиграв в этом, он по-своему освободился — одна дверь захлопнулась, едва не прищемив ему нос, засыпав осколками чужих взглядов... но, значит, где-то рядом открылась другая. Так, по крайней мере, ему говорят. И он может быть кем-то, кем он решит быть... когда-нибудь. Зачем он был создан именно здесь, именно так, именно таким.
[indent] ...а сейчас ему пора возвращаться  — прежде, чем мама забеспокоится и снова решит, что он из всех дорог уже выбрал одну и, в светском обществе себя не найдя, решил податься в церковники!..

Отредактировано Rem Gargonia (2018-08-11 23:50:42)

+1

2

Добро пожаловать на Dragon age: final accord!
Создайте личную хронологию, заполните профиль, найдите соигроков, и, конечно же, присоединяйтесь к нам в таверне «Чайка и маяк»!
Желаем интересной и динамичной игры!

0


Вы здесь » Dragon age: final accord » Линия на песке » Рем Гаргония // наемник-драконоборец