НОВОСТИ ФОРУМА:
29/09
Опрос о нововведениях
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Пыльный склад » Under the Skin [волноцвет 9:42]


Under the Skin [волноцвет 9:42]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Under the Skin
[html]<center><img src="https://78.media.tumblr.com/3d6b048a8103b3660f23bfa155d02f81/tumblr_ouelnshVv31wv910vo1_640.gif" class="illust_ep"></center>[/html]
Странным временам — странная магия. Неудивительно, что пытливые умы желают постичь ее основы, стекаясь в Скайхолд со всех концов света. Но что делать, если кому-то необходим индивидуальный подход?

Дата событий:

Место событий:

Молиорис 9:42

Скайхолд и окрестности

Feynriel, Mahanon Lavellan
Вмешательство: nope

Отредактировано Feynriel (2018-06-11 21:22:53)

0

2

[icon]http://imgd.ru/images/2018/06/13/79e9c92a18950ca56667dcb5612ff8d3.jpg[/icon][desc]<a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на анкету"><b>Фейнриэль, 26</b><br><a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на личную информацию">Ученик магистра</a> <br>сомниари под прикрытием[/desc]
   Подставляя лицо ярким солнечным лучам, вдыхая прохладный, но вовсю пахнувший весной воздух, Фейнриэль чувствовал себя по-настоящему счастливым. Ему исполнилось двадцать шесть лет, он жил в хорошем доме, обучался у прекрасных учителей и был на хорошем счету в Круге. А теперь он, наконец-то, после множества недель блуждания по Орлею и горам, оказался в Скайхолде, в том месте, где обосновалась Инквизиция — возрожденный старый орден, чьей миссией было спасение мира.

   Что там насчет всего мира Фейнриэль не знал, но стремился он сюда отнюдь не для того, чтобы погибнуть ради красивой идеи или найти приют своей мятущейся душе: в горную крепость его манило новое знание. Поговаривали, что именно здесь зародилась и начала расцветать странная магия, как-то связанная с той прорехой в небесах, которую сам Фейнриэль так и не успел застать. Что это была за магия? Какие тайны она могла приоткрыть? У тевинтерского мага были только догадки и слухи о том, что местные умельцы научились латать прорехи в Завесе, заглядывать краем глаза в Тень, а то и вовсе ходить туда, как на рынок за покупками! С этим феноменом нужно было разобраться, причем как можно скорее!

   Наслушавшись в салонах, да в кабаках о том, как ужасны маги, пришедшие с севера, Фейнриэль решил немного изменить свою легенду, поискать Инквизицию инкогнито. Для прикрытия прекрасно подошел и старый статус: Казематы, насколько помнил Фейнриэль, до сих пор гнилым зубом высились над Недремлющим морем, и Круг был восстановлен, хотя в нем уже и не было удушающей тирании Мередит и трогательной, отчаянной заботы Орсино. После того, как марчанин влез обратно в старую шкуру, дело по поиску проводников стало спориться куда как быстрее.

   И вот он здесь, в неприступной крепости, наполненной старой магией, которая окутывала всех обитателей теплым коконом, не ослабляя своей защиты даже ночью, когда люди погружались в дрему после полного забот дня. Осторожничая, сомниари не решался покидать границ своего сна, наслаждаясь удивительным покоем Скайхолда.

   Отыскать здешних магов оказалось  достаточно легко, а разговоры за кружкой эля в местной таверне подтвердили и то, что местное мажье действительно творит бесчинства и заигрывает со страшными силами и никакие храмовники им не помеха, окаянным! Среди окаянных каким-то образом затесались и долийцы, и последние заставили полукровку навострить уши: неужто нелюдимые эльфы решили присоединиться к Инквизиции? Это было странно, учитывая, что дикими эльфами шемлены так любили пугать детишек, а уж церковь и вовсе организовывала Священный Поход против остроухих язычников... Но это был шанс не выкручиваться, придумывая и запоминая каждую небылицу, которой нужно было отмахнуться в разговорах, а просто не упоминать о своем прошлом и, что немаловажно, о настоящем.

— Andaran atish’an, — Со сдержанной улыбкой обратился Фейнриэль к эльфу, которого лекари буквально вытолкали за дверь. Он был одним из тех, кто вернулся этим утром в крепость — потрепанный, как и остальные, наспех перевязанный и предоставленный самому себе. Яркий узор на лице эльфа не оставляли никаких сомнений в его происхождении. — Позволь мне помочь.

   На пальцах Фейнриэля заплясали бледные голубые искры — еще неоформленное до конца заклинание потрескивало, грозя распасться в любой момент, если маг не найдет ему применения. Осторожно, словно опасаясь спугнуть редкую птицу, Фейнриэль присел рядом с долийцем и протянул ему другую ладонь. Против воли маг затаил дыхание в ожидании: примет ли эльф помощь от того, кого его родичи презрительно клеймили seth'lin, едва ли не плюя в спину тем, кого не повезло родиться со смешанной "жидкой" кровью.
[icon]http://imgd.ru/images/2018/06/13/79e9c92a18950ca56667dcb5612ff8d3.jpg[/icon]

Отредактировано Feynriel (2018-06-20 23:54:22)

+1

3

Он бы, пожалуй, обошёлся и без внимания лекарей, если бы ко всем синякам и ссадинам от падения с обрыва не прилагались два сломанных ребра, доставивших эльфу злачную меру неприятностей на обратном пути в Скайхолд. Обычная тугая повязка из собственной рубашки едва помогала ему, наложенная наспех в полевых условиях — но умелым и знающим рукам не потребовалось много времени, чтобы переложить бинты как положено, надежно фиксируя повреждение и едва позволяя дышать. Маханону, впрочем, роскоши глубоких вдохов не доставалось уже несколько дней — так что помеха эта была ему скорее удобством, избавляющим от необходимости постоянно контролировать себя. Ничего, не пройдёт и недели, как о трещинах можно будет забыть — не перелом же со смещением, в конце-то концов, заживёт быстрее, особенно на свежих запасах приглушающего боль эльфийского корня.

Едва выйдя из лекарской подсобки и оставив позади стоны мучающихся от куда более тяжелых ран солдат, которым теперь могло помочь только время и милость их Создателя, Лавеллан присел на каменный парапет в тени деревьев, выдыхая и собираясь с силами. Усталость долгой дороги гудела в костях, но жизнь начинала налаживаться — Скайхолд, даже полный суеты и до сих пор не улегшейся после тяжело доставшейся победы под Адамантом суматохи, всегда внушал этим бесконечным биением жизни надежду на лучшее. Даже почти уверенность — удача была на их стороне, на стороне Инквизитора, и очередное поражение Старшего ощутимо подняло мораль. Улыбнувшись своим мыслям в созерцании людей у палаток внизу, эльф за всем мерным гомоном голосов не сразу услышал, что к нему кто-то подошел — и даже не сразу понял, что к нему обращаются.

Спокойную улыбку стёрло с лица оторопью и неприятным удивлением, когда Маханон повернул голову и одновременно с дошедшим до него ощущением взбудораженной Тени буквально наткнулся взглядом на искры заклинания, удержанного в руке незнакомым магом.

"Что за...!"

Рефлексы толкнули сквозь боль, заставляя пересилить страх перед ней, — чужая магия в такой опасной близости вызывала одну вполне однозначную реакцию. Вспышка развеивающей энергии, вплетающейся в эманации Завесы и уплотняющей её, гасящей иную магию временной слабостью духа, прокатилась в стороны от отскочившего Маханона, который в секунду же после этого болезненно скривился, прижимая руку к рёбрам — резкое движение заметно не пошло ему на пользу.

Fenedhis lasa, — прошипел он на выдохе с раздражением и досадой, осознав, что никакой опасности, в общем-то, нет — просто какому-то дураку вздумалось пофарсить своей магией без всякого спроса и осмотрительности. С возмущенным недоумением в глазах, всё ещё сжимая зубы от отголосков боли и очень-очень неглубоко дыша, долиец воззрился на светлоголового мага, совсем юного на вид — и действительно, незнакомого; хотя в Скайхолде каждое второе лицо было таким, но среди условных "коллег" он знал хотя бы глазами большую часть регулярного состава сил Инквизиции. Впрочем, новым лицам ли удивляться после двухнедельного отсутствия.

Какого демона ты творишь?! — уже на всеобщем вызверился остроухий. Вопросов к странной выходке было столько, что один сталкивал другой с языка, и Лавеллан, сдержанно переведя дыхание, спросил иначе.

— Ты кто вообще такой?.. — не отнимая руку от ребер, эльф нахмурился из-под тёмной полосы татуировки на лбу, только усиливавшей этот недобрый оттенок в выражении его лица. Нет, правда, с какой из лун надо свалиться, чтобы подходить к незнакомцам со спины с незавершенными заклинаниями?!..

+1

4

[desc]<a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на анкету"><b>Фейнриэль, 26</b><br><a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на личную информацию">Ученик магистра</a> <br>сомниари под прикрытием[/desc][icon]http://imgd.ru/images/2018/06/13/79e9c92a18950ca56667dcb5612ff8d3.jpg[/icon]
[indent] Эльф оказался быстрым даже в своем нынешнем бедственном положении. Да и стоило ли ждать меньшего?

[indent] Чужая магия волной прошлась по притоптанной траве, сорвала пару листов с ближайшего куста, облепила кожу липким холодным послевкусием, не только загасив магию, но и на мгновение дезориентировав Фейнриэля, не сразу нащупавшего в изменившемся окружающем мире лазейку в Тень. Совершенно детская обида на незнакомого мага тут же была задавлена ехидством взрослого: сам виноват, сунувшись к дикому эльфу с неизвестными умениями, сказал бы спасибо, что остроухий не ножом пырнул, с него бы сталось!

— Всего лишь очередной человек, которому достало безрассудства бросить все и поехать посмотреть на Инквизицию своими глазами. — Сдержанно улыбнувшись, ответил сновидец, потирая ладонь, которую всего пару секунд назад обожгло разорванным заклинанием. Поколебавшись еще мгновение, он сделал решительный шаг вперед и непринужденно, словно ничего и не случилось, присел на парапет рядом с тем местом, где не так давно сидел и сам долиец. Следовало быть осторожнее, не спугнуть своего далекого "сородича", а ведь именно это чуть не произошло!

— Я не хотел пугать тебя. Просто подумал, что тебе потребуется помощь. — Выразительно посмотрев снизу вверх на повязки, наложенные целителями, полукровка смело поймал взгляд эльфа и снова протянул ладонь, на этот раз уже самостоятельно загасив проскочившую магическую искру. — Я не целитель, но кое-что умею.

[indent] Долиец был похож на дикого зверька — осторожного, готового ощериться на любой, самый безобидный жест, а то и укусить любопытного шемлена, чтобы не забывал своего места и оставил гордого сына Долов наедине с его участью. О, эта эльфийская гордость! Даже в родной матери Фейнриэль иногда замечал ее, так и не задавленную бытовыми проблемами, не смывшуюся в канаву вместе с пенной водой, не выеденную горечью и испытаниями эльфинажа; Арианни всегда оставалась долийкой, пусть со времени ее изгнания и прошли долгие годы. Но сейчас эта истинно-эльфийская черта грозила подпортить весь план сомниари.

— Не без корысти, конечно же. — Отвернувшись от эльфа, Фейнриэль так же, как до этого делал остроухий маг, посмотрел вниз, на казавшихся почти игрушечными людей и их заботы. — Я слышал... о местной магии. Поговаривают, что Инквизиция что-то делает с Завесой, что-то странное и опасное. Никогда не верь на слово, не так ли? Вот я и решил... увидеть все сам.

[indent] "И научиться этой странной магии", — повисло над ним невысказанными словами, породившими бы еще множество вопросов, на которые так не хотелось отвечать. Осторожность твердила сновидцу сначала осмотреться, понять, насколько истинны слухи, а потом уже бросаться в омут с головой, грозя выдать своей магической техникой тевинтерскую школу. Долиец хотя бы не был в Круге и наверняка не разбирался во всех тонкостях сложных учебных взаимоотношений.

— Я Фейнриэль. — Неожиданно даже для себя он назвался своим настоящим именем, подивившись, а после — облегченно улыбнувшись. Хотя бы в этом вопросе не придется лгать и скрываться. — А у тебя имя есть, сын элвен?

Отредактировано Feynriel (2018-06-20 23:53:54)

+1

5

С не изменившимся хмурым видом долиец слушал объяснения молодого мага сквозь постепенно утихающую боль в растревоженных ребрах. Стремящимся убежать он не выглядел, несмотря на ранение — скорее наоборот. Не сразу остроухий почти что мирно, хоть и скептически хмыкнул себе под нос, очень осторожно нагибаясь за слетевшей с его плеч верхней рубашкой, встряхивая ткань и перекидывая через локоть. В верховьях гор, среди каменных стен даже в конце весны было прохладно, но эльфа это, по-видимому, не смущало — то ли здоровье, то ли храбрость позволяли; а вероятней всего — ему просто не хотелось шевелиться даже ради того, чтобы хотя бы накинуть рубашку на плечи, не говоря уже о том, чтобы засунуть руки в рукава.

"Сын элвен, ну-ну," — Лавеллан такому учёно-книжному обращению только дёрнул бровью в секундном удивлении, по-прежнему смотря на собеседника без одобрения и скрестив руки на груди.

"Нет, что ты, какое имя, мы в клане зовём друг друга по номерам. А, стоп, да, это же кунари так делают!"

Ясно, сделал для себя вывод по сказанному Маханон. Очередной рафинированный мажик из Круга, окромя книжной пыли ничего не нюхавший — а всё туда же, Инквизиция, правое дело, э! И хорошо бы, если так, если он и впрямь настолько наивен и беспечен, насколько выглядит и насколько себя ведёт, меньше проблем — не задержится надолго. Но ведь магу Круга-то как раз и должны были не то что объяснить, а вбить латной перчаткой в голову, что разбрасываться заклинаниями нехорошо, и вообще с магией надо быть очень, очень осторожным. Откуда тогда подобная раскрепощенность и вопиющая неосмотрительность? Он ведь мог ответить и совсем иной магией — еще год назад, во всяком случае, ответил бы. И не магией — тоже, как знать? Но по сказанному стало чуть понятней — нежданный любопытствующий был в курсе, что обращается к "коллеге" по дару.

— Маханон, — представился эльф, — Маханон Лавеллан, — спокойно приблизившись, долиец снова уселся на парапет на вполне комфортном для разговора расстоянии, по одной вытягивая просящие отдыха ноги.

— Тебе не кажется, что с этого следовало начать? И не размахивать заклинаниями незнамо перед кем? — Маханон с намеком взглянул на собеседника из-под бровей, но вопрос, заданный им, был скорее риторическим — подумать на досуге. — Ты слышал о магии разрывов, хорошо. И что теперь? — эльф прервался, переводя дыхание совсем неглубоким быстрым вздохом, ему явно не хватало воздуха на долгую речь. — Хочешь ходить закрывать разрывы вместе с нами?

Лавеллан насмешливо дёрнул бровью, очевидно, крепко сомневаясь в решимости... Фейнриэля. Имя-то какое ещё. Нетипичное для человека, однако.

— Ты сами-то разрывы... видел хоть издалека? — снова короткий вдох-вдох. — С демонами — встречался? Здесь, в Недремлющем, не в Тени, — долиец похлопал ладонью по холодному камню парапета, не зная, что и думать о странных намерениях собеседника и причинах его интереса — неизвестно ещё, насколько поверхностного.

+2

6

[icon]http://imgd.ru/images/2018/06/13/79e9c92a18950ca56667dcb5612ff8d3.jpg[/icon][desc]<a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на анкету"><b>Фейнриэль, 26</b><br><a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на личную информацию">Ученик магистра</a> <br>сомниари под прикрытием[/desc]
— Что теперь? — Эхом повторил Фейнриэль, непонимающе заглядывая в лицо эльфа. Для него самого все казалось более, чем очевидным, ведь для чего иного стремиться в холодный, открытый всем ветрам и полный злобных варваров край? Ответ, впрочем, пришел в голову тут же, стоило отвести взгляд. Ради мира. Ради славы. Ради знания. Ради всего сразу. Каждый, кто преодолевал мост и ступал под стены Скайхолда, ждал чего-то особенного и надеялся если не совершить подвиг, то послужить чему-то великому. Редко кто приходил сюда ради сытого обеда за красивые глаза, тунеядцы отправлялись обратно в низину, так и не найдя для себя уютного угла.

— Хочу. — С внезапной решительностью, удивившей его самого, заявил Фейнриэль, обеспокоенно хмурясь от неприятных предчувствий. Эльфу требовался отдых, а не болтовня, следовало бы оставить его в покое, пообещав навестить его чуть позже, но кто мог обещать, что долиец просто не растворится среди прочих жителей крепости? Приметный вблизи, издали он мог легко слиться с прочими агентами, затеряться в прохладных коридорах или исчезнуть в очередном походе. Нет, допустить этого было нельзя!

— Да, я... видел. — Память услужливо подсунула поездку с наставником на границу Империи, собственный интерес и категоричный отказ приблизиться к будоражащей чувства аномалии. Слишком опасно и непредсказуемо. Как-нибудь в другой раз... — В прошлом году мы проезжали мимо какой-то деревеньки. Милое место, вот только в поле неподалеку возник этот разрыв. Деревенские не успели сбежать, они лежали там, испепеленные или растерзанные на куски, а на крыше одного из домов, из тех, что не успели сгореть и развалиться, сидела жуткая тварь...

[indent] В нос снова ударил запах старого горелого дерева, сладковатый аромат разложения, а по нервам пробежалась бодрящая наэлектризованная волна — отклик Тени и предупреждение.

— Ближе мы не приближались, надо было делать ноги. — Вплетающаяся в рассказ ложь легла на язык пугающе легко. "Учитель бы тобой гордился", — с горькой усмешкой поздравил сам себя Фейнриэль, отгоняя вьющуюся возле уха пчелу и оглядываясь по сторонам. — Я отступник, сбежал из киркволлского Круга перед тем, как... Как все стало чересчур плохо. Ну а если я решу осесть где-нибудь, то лучше уж быть начеку. Не хотелось бы в один прекрасный день столкнуться с истончающейся Завесой и не знать, что делать.

[indent] Закончив свою повесть на лукавой ноте, Фейнриэль вновь обернулся к долийцу, но, качнув головой, рывком подтянул себя поближе к эльфу.

— Маханон, я ни в коем случае не хочу тебя обидеть, но выглядишь ты ужасно. Позволь мне помочь, а потом поговорим и о том, откуда я, и кто сдал мне "дикого намагиченного эльфа".
[icon]http://imgd.ru/images/2018/06/13/79e9c92a18950ca56667dcb5612ff8d3.jpg[/icon]

Отредактировано Feynriel (2018-06-20 23:54:12)

+1

7

Выслушав историю собеседника, Лавеллан усмехнулся, ненадолго прикрыв глаза. Из Кирквольского круга... это довольно давно. Выходит, не такой уж и новичок? Эльф с некоторым сомнением дёрнул бровями. Не похоже, что этот странный деликатный на вид человек здесь для того, чтобы помогать — не Инквизиции, во всяком случае. Его интерес к магии, по всей видимости, преследовал куда более эгоистичные и конкретные цели. Лавеллан затруднялся определить для себя, хорошо это или плохо. Знание, на которое нацелился молодой маг, было тяжелым знанием. Но только если использовать его в полную силу, если делать Завесу действительным инструментом и обращаться с ней именно так — как с орудием. В определенных ограниченных пределах эта магия была даже менее опасна, чем стихийная — но, с другой стороны, требовала от мага умений концентрации и контроля, заметно превосходящих средний уровень. Без них осознать Завесу как объект для манипуляции не представлялось возможным.

— Если ты собрался делать с Завесой те же странные и опасные вещи, что и мы, — дыхание подвело его, сипло сорвавшись, но эльф упрямо перевёл дух и продолжил, — "делать ноги" от жутких тварей уже не получится. Придётся оставаться и драться. И...

Что именно "и",  Лавеллан сказать не успел — собеседник то ли не услышал его, прервавшегося на необходимый медленный вдох, то ли предпочёл перебить и не вдаваться в подробности. Долиец таким же рывкам рефлекторно отклонился назад от его приближения и поморщился, опираясь на руку позади себя: напряжение мышц моментально прошило грудную клетку ноющей болью. Да чтоб тебя...

— "Намагиченного эльфа", — повторил он через паузу с некоторым раздраженным скептицизмом. — Кажется, я знаю, о каком... информаторе ты говоришь, — хрипловато выговорил Маханон, кое-как меняя позу и опираясь локтями на колени. Так было немножечко легче. Он некоторое время смотрел на Фейнриэля, повернув голову; боль была не тем, что он не мог бы вынести, и травмы не такими тяжелыми — чуть попозже, когда настойки приглушат болевой синдром, он сможет сам подправить своё состояние, не впервой — несмотря на то, что прогонять собственную боль было в разы сложнее, чем чужую. Чужая так не отвлекала. Доверять чужому лечению, с таким энтузиазмом предложенному? Не то чтобы хочется, но и причин "не" не видел сколь-либо чётко. Только настороженность и недоверие жгли изнутри — эльфу всегда было проще справиться самому, чем положиться на кого-то. Правильно ли он поступит, если откажется и уйдёт сейчас?.. Поколебавшись, Лавеллан тихо выдохнул.

— Помогай, раз так рвёшься, — хмыкнул он, взглянув в глаза Фейнриэлю. Желудок в предчувствии прикосновения чужой магии предсказуемо сжался тугим узлом, и Лавеллан даже не заметил, что придерживает дыхание больше, чем оно необходимо. Не целитель, говоришь? Ну, хочется верить, что хотя бы хуже не сделаешь...

+1

8

[indent] Стоило воистину огромных усилий не заулыбаться от уха до уха, радуясь еще одной маленькой победе. В иные дни Фейнриэль даже не обратил бы внимания на столь ничтожную уступку, обратился бы к кому-нибудь другому, кто был бы посговорчивее и гораздо покладистее; в иные дни ему, возможно, даже не пришлось бы вести лишних разговоров, ведь стоило упомянуть имя покровителя — и пред ним распахнулись бы пусть не все, но многие двери... Проблема была в том, что в Тевинтере еще не было чародеев, владеющей таинственной южной магией, а в Морозных горах упоминание Магистериума несло за собой не столько радушие, сколько подозрение.

[indent] Нежелание стать белой вороной и своей глупой кичливостью закрыть себе доступ к новым знаниям толкало Фейнриэля на обман, на маленькую и почти безобидную ложь. От нее ведь никто не мог пострадать.

— У тебя здесь не так уж много друзей? — Негромко хмыкнул полукровка, сплетая быстрыми ловкими пассами паутину исцеляющего заклинания. Ворчащий долиец, экая невидаль... Интересно, это из-за ран Маханон был столь ворчлив или же то было его естественное состояние? — Расслабься, не на пытки же тебя ведут.

[indent] Магия тонким туманом окутала кисти рук Фейнриэля, заискрилась, стоило магу прикрыть глаза и сосредоточиться, направляя поток энергии внутрь чужого теплого тела — не излишне медленно, чтобы не умножать боли, но и не торопливо, чтобы не спровоцировать сопротивление и не навредить как себе, так и эльфу. Магия развеялась, оставив после себя едва уловимый шлейф горького полынного аромата и фантомное ощущение липкого масла на руках. Довольный своей работой, Фейнриэль машинально вытер ладони о штанину и с удовольствием уселся уже возле парапета.

— А как часто вы Разрывы латаете? Возьмите меня с собой в следующий раз, ну пожалуйста!

[indent] Нетерпение и жадность до новых зрелищ просочились в голос полукровки, заставив его поморщиться и упрямо уставиться на эльфа. Если уж не получится присоединиться к отряду остроухого официально, то придется сесть на хвост и преследовать посланников Инквизиции тайно. Вот уж сомнительное приключение, когда рядом будет полно демонов...

— Обещаю не путаться под ногами. Так как, замолвишь за меня словечко?
[icon]http://imgd.ru/images/2018/06/13/79e9c92a18950ca56667dcb5612ff8d3.jpg[/icon][desc]<a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на анкету"><b>Фейнриэль, 26</b><br><a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на личную информацию">Ученик магистра</a> <br>сомниари под прикрытием[/desc]

Отредактировано Feynriel (2018-07-05 14:03:41)

+1

9

Единственным ответом магу на комментарий о друзьях стал мрачный взгляд долийца, который предпочёл оставить при себе просившуюся на язык ремарку в духе "не твоё дело" — и только поерзал на бортике, в меру терпения выпрямляя спину. Прикрыв глаза и из-под ресниц наблюдая за творимой магией, он и в самом деле постарался расслабиться, не создавая лишних преград течению энергии сквозь своё тело. Щекотливое чувство, чужеродное, одновременно приятное и в то же время до зуда в костях толкавшее закрыться, защититься от неподвластного, иного влияния, пробирающегося под кожу; Маханон свёл брови, медленно выдыхая и сдерживая эту брыкливую реакцию. Много времени не потребовалось — держащая в тисках боль, готовая, словно пустынный скорпион, вскинуться и растопыриться от каждого неосторожного движения, притихла и отступила дальше. Вдохнув глубже, чем раньше, эльф осторожно потёр ладонью повязку на груди, словно убеждаясь, что ему не кажется, и встряхнул головой, переведя взгляд на охочего до новых знаний чародея.

— Достаточно часто, — с саркастичной усмешкой — впрочем, не в адрес собеседника, а скорее своим собственным словам, отметил Лавеллан, пользуясь тем, что магия сняла отёчность с тканей и подлатала бедственное состояние мышц — о полном заживлении трещин говорить было рано, это потребует куда больше работы, — чтобы пошевелить плечами и развести руки, нормально надевая рубашку. — Достаточно, чтобы после Адаманта всем, кто вернулся своим ходом, было дано времени только лошадей поменять, — ну, может, не настолько мало, но расслабляться команды не было даже для победителей. Работа не собиралась ждать, и каждый это понимал, по дороге сквозь Орлей уже насмотревшись на разрушения, оставленные не только затянувшейся гражданской войной, но и вылезшими тут и там теневыми тварями. Мрачное зрелище, в самом деле. Даже чувство спасительного триумфа над одержимостью Стражей меркло перед ним на раз-два — там-то остановили, а тут кто поможет?..

Только они, больше некому. Вестнику-то недосуг, у него бал с переговорами на носу, да и кто бы ожидал, что Инквизитор будет заниматься рядовыми вопросами безопасности, когда на кону стоят вопросы разборок с древним магистром? И даже так, с силами почтим трёх десятков магов приходится в первую очередь браться за те разрывы, что мешают торговле и большим поселениям, оставляя демонов из десятков "менее проблемных" свободно разгуливать по земле. Просто не всё сразу. Всего не хватает — ресурсов, людей... сколько из обученных в первые месяцы тренировок не вернулись со штурма Адаманта? Много. За бесценный опыт выживших пришлось дорого заплатить. И не менее важная задача — передать этот опыт дальше, другим, способным применить его по назначению.

Вот только Фейнриэля, с таким непосредственным и детским "ну пожааалуйста" набивавшегося в поход, словно у мамы разрешения поиграть с ребятами подольше выпрашивал, знание это интересовало, очевидно, совсем не в таком ключе. Иначе с чего бы ему заходить через рядового агента вроде Лавеллана вместо того, чтобы официально присоединиться к Инквизиции и попросить назначения на область действий, соответствующую интересам? Работы для магов, желающих помочь, в крепости было больше чем достаточно и помимо практики с разрывами и Завесой, но целеустремленных и рисковых никто не ограничивал.

— Если всё, что ты до этого делал с демонами — это "ноги", то уверяю, ты будешь сам не рад, если увяжешься за нами, — эльф опёрся ладонями на парапет, немного наклонившись вперёд и скрестив ноги в лодыжках. — А никто из наших магов не будет рад, если ты увяжешься только затем, чтобы стоять в сторонке и записывать. Каждый разрыв, с которым мы работаем, надо сначала зачистить — а это значит убить всех демонов, которые окажутся поблизости, по эту и по ту сторону Завесы. А это, как видишь, — он усмехнулся, указав пальцем на свои ребра, и добавил, — плюс две смерти только в этой раз. Тут как повезет. Может, отделаемся обычными неспокойными духами и тенями, а можем напороться и на Гордыню. Да даже Гнев или Отчаяние могут наделать бед не меньше. Или Ужас, — проговорил Маханон, покачивая головой из стороны в сторону. — Сколько ты о них знаешь? Что умеешь из боевой магии? Сможешь защитить себя хотя бы? Это как минимум для "не путаться под ногами", — долиец серьезно и внимательно взглянул на собеседника.

— Видишь ли, мы магию ни от кого не прячем. Всё, что мы делаем с Завесой — не секрет. Но это совсем не та магия, которую разучивают в Кругах. Мы не просто тянем энергию сквозь Завесу, чтобы плести заклинания, оставаясь на безопасной стороне, мы используем в заклинаниях саму Завесу. Понимаешь, чем это может обернуться?..

0

10

[indent] Даже слепой не углядел, но почувствовал бы сомнения Маханона, они плотным коконом окутывали его, вязко затягивая в себя все вокруг. Фейнриэль понимал его очень хорошо: никому не хотелось возиться с новичком, чей интерес так похож на праздный, такое обучение было схоже с бросанием камней в море — как ни пытайся, а дна не увидишь еще очень и очень долго. В себе Фейнриэль был уверен, оставалось доказать Лавеллану, что новый знакомый может чего-то стоить не только на словах.

[indent] Он слушал эльфа внимательно, не перебивал и даже не шевелился, мысленно вздрагивая от картин, щедро нарисованных богатым воображением. Фейнриэлю не впервой было видеть смерть, ощущать ее смрадное дыхание, но терять тех, кто всего лишь секунду назад был рядом, с кем коротались долгие вечера под хвастливую байку и кружку эля, приходилось не часто — хватило бы пальцев одной руки, чтобы перечислить каждый такой случай.

— Я не так уж беспомощен. — Уже гораздо серьезнее заговорил Фейнриэль, спрятав легкомысленную улыбку и поймав взгляд Маханона. Время праздной болтовни и кокетства стремительно подходило к концу, сменяясь более практичными и правдивыми разговорами. — Да, я не часто встречался с демонами здесь, среди Недремлющего мира, предпочитал держаться на расстоянии. Но в Тени... В Тени наши встречи были даже чересчур частыми.

[indent] Было что-то унизительное в том, чтобы доказывать свою пригодность, убеждать, что достоин нового знания, пусть оно и не пряталось, как утверждал Лавеллан. Что же хотел услышать от него эльф? Заверения в том, что уже завтра Фейнриэль положит свою жизнь служению Инквизитору или подастся в Певчие при церкви? Сам Фейнриэль с удовольствием порушил бы сомнения Маханона наглядной демонстрацией своих умений, но сбивать с ног мирных обитателей крепости или мучить самого долийца, вытягивая из него магическую энергию, казалось излишеством.

— Моя магия больше связана с поддержкой, нежели с обороной. Барьеры, руны, распустить почву под ногами — всегда пожалуйста. Из остального... Могу ударить кого-нибудь сгустком энергии, не смертельно, но больно. Если же у меня будет чуть больше времени, то могу раздробить неприятелю все кости. — Это заклинание было его любимым. Оно было сложным, не раз срывалось в процессе учения, обжигая руки и оставляя растяпу-мага с гудящей головой на весь оставшийся день, но чувствовать, как дрожат тонкие, как струна или, напротив, сплетенные в тугие канаты энергетические потоки, как они подрагивают на кончиках пальцев, ожидая лишь одного сознательного жеста своего хозяина, прежде чем распасться на части или сомкнуться, рассекая попавшую в ловушку жертву на части... Жуткая, хотя и быстрая смерть.

[indent] Запустив руку в волосы, Фейнриэль на секунду задумался о чем-то, а потом, помотав головой в ответ на свои мысли, вновь заговорил с Маханоном и голос его был полон сомнения.

— Ты говоришь о Завесе, но нужна по-настоящему сильная или искусная магия, чтобы разорвать ее. Даже там, где тонка преграда с Тенью, творятся странности, но не обязательно образуются прорехи. Или... Ты что, хочешь сказать, что эта ваша магия может не только латать, но и резать? Да как это вообще возможно!
[icon]http://imgd.ru/images/2018/06/13/79e9c92a18950ca56667dcb5612ff8d3.jpg[/icon][desc]<a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на анкету"><b>Фейнриэль, 26</b><br><a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на личную информацию">Ученик магистра</a> <br>сомниари под прикрытием[/desc]

Отредактировано Feynriel (2018-07-05 21:06:34)

+1

11

Лавеллан отнюдь не в насмешку допрашивал наивного — или отчаянно старающегося таким казаться мага о его умениях; хотя, казалось бы, какое ему дело — ну сунулся бы неугомонный шемлен со своим любопытством к разрыву так же неосмотрительно и азартно, как сунулся с магией в руках к незнакомому эльфу, ну осталось бы от него... что-нибудь, так кому от этого хуже? Но позволить это было бы вопиющей безответственностью, допустить которую долиец не мог. И потому внимательно выслушал Фейнриэля, слегка кивая сказанному им — и озадаченно подняв бровь, когда тот упомянул о "чересчур частых встречах" с демонами. С чего бы? Даже в Скайхолде, несмотря на не самую прочную здесь завесу, ни он, ни другие маги не испытывали никаких проблем со снами и интересом демонов. Странный он, этот Фейнриэль.

— Защитные заклинания — это хорошо, пригодится, — прокомментировал остроухий маг. — Рядом с разрывами влияние Тени на Недремлющий мир настолько сильно, что сами законы существования материи начинают слабеть и разрушаться. Если тебе знакомо магическое очищение, то ты уже будешь при деле, даже просто стоя в сторонке, — Маханон дёрнул уголком рта в усмешке. Это была самая первая практика в школе духа, за изучение которой он взялся, не желая зависеть в работе от прикрытия коллег. Конечно, маг поддержки на то и маг поддержки, чтобы успевать, но долиец не собирался полагаться на то, что такой маг всегда будет поблизости. Всё критически нужное он должен уметь сам — пусть и ценой часов сна, потраченных во время привала на отработку магических манипуляций. Это давало свои плоды — хотя барьеры его по-прежнему лопались от второго удара едва ли реже, чем рассыпались и даже взрывались сами по себе, но развеяние эльф, до сих пор предпочитающий защищаться стихийными ударами, отточил до той степени, когда заклинание удавалось уже на уровне самого импульса желания, воли, не доходя до осознания.

Можно было бы, наверное, гордиться собой, только зачем? Всё равно, что гордиться тем, что научился ходить; привилегия тех, кто тебя учил, для тебя же самого — навык неизбежный и обязательный, в овладении которым нет ничего "особенного". И оттого только сильнее пробирало тоской, желанием оглянуться и увидеть подбадривающую улыбку Хранительницы, рассказать ей обо всех успехах, о том, чему научился теперь — благодаря ей, благодаря тому, чему она его научила. Он писал об этом в письме еще по пути от Адаманта, и сейчас запечатанная бумага уже должна была оказаться в той деревушке, староста которой знал, куда ее отнести и где оставить. Но как знать, сколько времени пройдёт, прежде чем охотники придут проверить? Как знать, как далеко клан ушёл в леса, оберегаясь от испорченных разрывами мест и разгула людской жестокости? И сколько потребуется времени ответной бумаге, чтобы пересечь море и в сумке бегуна и достичь Скайхолда... Ничего, он дождётся. Не маленький уже всё-таки. И делает всё это для себя, а не затем, чтобы его хвалили. Правда ведь?..

— Не резать, — ответил Маханон, покачав головой, когда с его лица сползла ухмылка, вызванная таким неподдельным удивлением Фейнриэля. — И тем более не рвать. Из слов, применимым к физическим процессам, ближе всего будет, хм, "раздвигать". Как иголка раздвигает плетение в ткани. Только за тем исключением, что Завеса — не ткань, не материал. Это процесс. Колебания, отталкивающие магию. Отдельные волны, идущие одним потоком, но не пересекающиеся. Если ты практиковался драться посохом, то может себе представить, как он вибрирует в руках под чужими ударами. Порой настолько сильно, что одной рукой не удержать, вырывается. Завеса в каком-то смысле то же самое — только без посохов и ударов, — эльф улыбнулся; теперь, когда дышать и говорить ему стало легче, а разговор затронул определенно интересную тему, стало заметно, что разговаривать он в общем-то умеет и любит, как бы не казалось поначалу обратное.

Когда-то запущенный, теперь этот процесс отрицания в каком-то смысле генерирует сам себя, резонирует... и в этом является своего рода объектом, источником даже, определенной отдельной силой, — пояснял долиец, поводя ладонью. — Отчего получается, что ею можно манипулировать, её можно изменять и направлять. Это мы и делаем. Мы даже не чиним, не "зашиваем" разрывы, как можно подумать, нет. Мы скорее... создаём условия, подталкиваем этот процесс, и это позволяет ему возобновиться в местах, где он однажды был нарушен настолько, что Тень не просто сочится, как вода сквозь крышу, а открыто контактирует с нашим миром, — сглотнув, Маханон локтем потёр немилосердно чешущийся под тугой повязкой бок и вздохнул.

Вот только из-за всей сложности и количества лириума, который для этого нужен, один маг никогда не сможет закрыть разрыв без помощи. Такое только Вестнику по силам. Так что, если ты хочешь изучать эту магию на случай проблем с истончением Завесы, то, — эльф неопределенно пожал плечами, разводя ладони в стороны, — полагаю, единственный путь — присоединиться к нам и помогать в исследованиях. Возможно, со временем мы сумеем упростить схему и довести ее до уровня обычного ритуала, — задумчиво заметил он, разглядывая потоптанную и пожухлую траву под ногами туда-сюда снующих по двору крепости людей и эльфов. — Но если же наша магия интересна тебе больше как неизведанная сила, от которой немногие пока умеют защищаться, — с изменившейся интонацией подняв цепкий взгляд на Фейнриэля, Маханон мрачно усмехнулся, — то это уже совсем другой разговор...

+1

12

[indent] Фейнриэль слушал долийца внимательно, жадно внимая каждому слову. Наконец-то их разговор свернул в нужное ему русло, наконец-то остроухий поделился чем-то, не косясь с подозрением и не пытаясь отговорить собеседника от безрассудного плана познать умение, которое могло быть ему не по зубам!

[indent] Но к радости от разговора прибавился и неподдельный интерес: Фейнриэль помнил Завесу как зыбкое марево, вуаль, покрывавшую границу между мирами, одновременно очень тонкую и очень крепкую. Он никогда не задумывался о том, чтобы взаимодействовать с ней, научный интерес сновидца до сих пор распространялся только на Тень, а не на границы между мирами.

— Я видел, как некоторые пытаются взаимодействовать с Завесой, — Задумчиво прокомментировал он новую информацию, воссоздавая в памяти и словно чувствуя под руками то, о чем говорил Маханон: дрожащий от внутренней энергии посох, звон от резкого хлопка, пляшущий воздух, словно от жара пламени... Эфемерная суть Завесы потихоньку теряла свою недоступность и неприкосновенность. Если уж у других магов получилось овладеть местной разновидностью магии, то должно получиться и у Фейнриэля, иначе никак не должно быть!

— Но обычно это заканчивалось не слишком хорошо, Будто завеса... Хм, слишком гибкая. Осмелившийся притронуться к ней щедро получал под зад.

[indent] Промаршировавшие мимо солдаты заставили чародея оборвать свою речь и задержать взгляд на скромных доспехах, украшенных уже узнаваемой символикой. Не слишком ли большая цена за знания — присоединение к новообразованному ордену? Слишком уж это было странно и чревато неприятными последствиями. Таиться всю жизнь за чужими именами Фейнриэль бы не сумел, а если же кто-то доберется до его способностей — не обратит ли он их во зло? Не заставит ли шантажом или дружбой оказать несколько сомнительных "услуг"?..

— Я не могу присоединиться к Инквизиции. — После недолгого молчания заговорил Фейнриэль, уже не глядя на долийца и растеряв беспечные нотки из голоса. — Это... личное. Я знаю об этой "завесной" магии лишь по слухам, не видел ее в действии, но... У тебя же бывало так, что ты точно знаешь, что какое-то дело тебе по силам? Если это чародейство способствует своеобразной регенерации Завесы — я хочу знать о ней. Если она способна еще и защитить мага — замечательно! Не только на юге возникают проблемы, если после обучения я смогу уменьшить их число — кому от этого станет хуже?
[icon]http://imgd.ru/images/2018/06/13/79e9c92a18950ca56667dcb5612ff8d3.jpg[/icon][desc]<a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на анкету"><b>Фейнриэль, 26</b><br><a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на личную информацию">Ученик магистра</a> <br>сомниари под прикрытием[/desc]

Отредактировано Feynriel (2018-07-14 14:20:18)

+1

13

— Ты видел? — Маханон удивлённо приподнял бровь, но дождался, пока собеседник пояснит свою мысль, прежде чем продолжить, невесело хмыкнув услышанному. — Наверное, мне не стоит удивляться, что где-то за пределами Скайхолда нашлись другие рискнувшие попробовать себя в таких манипуляциях. Но, хм, щедро получить под зад... кем бы они ни были — те, кого ты видел, — и что бы они на самом деле не делали, знай, им очень повезло. Та женщина, что учила меня и других магов использовать Завесу, была единственной выжившей из двадцати исследователей. И всё равно, не обошлось без...

Лавеллан поморщился, потирая висок пальцами — вспоминать было не очень приятно. Контакт с дикой Тенью, схлестывающейся с реальностью на границе разрывов, дорого обошелся иным невнимательным и неудачливым. Были те, кого случайный всплески "потусторонней" энергии заставляли необратимо меняться, и те, кто, окунаясь в Тень слишком глубоко, видел там что-то, с чем его бодрствующий разум оказывался не в силах совладать, и те, чью физическую оболочку просто уничтожало, и те, чью душу затягивало на ту сторону, ввергая тело в странную форму беспробудного сна... Много странностей и проблем случалось на таком рваном стыке реальности и сна. Сейчас-то большая часть ошибок — хотелось верить, что большая — учтена, цена уплачена, опыт получен, и идущие следом по той же тропе уже не рискуют настолько пострадать от банальной непредсказуемой случайности — если, в отличие от ряда своих предшественников, не будут совершать уже известных глупостей. И Лавеллан действительно был уверен, что может достойно передать другим эти знания. Время рассудит, окажутся ли эти другие — другой, — таких знаний достойны; в любом случае, хуже, чем есть, Завесе уже не сделаешь... руками одного мага, во всяком случае.

Эльф коротко тряхнул головой, явно отгоняя неприятные мысли и предпочтя не договаривать, без чего именно не обошлось, оставив это на собственное разумение и меру фантазии любопытного мага. В повисшую паузу отчетливее стали слышны голоса, звон металла, чья-то ругань, приглушенные стоны боли и далекое лошадиное ржание. Маханон рассеяно скользнул взглядом по двору и скосил глаза на призадумывавшегося Фейрниэля, но с ответом не торопил — вместо этого предпочтя еще немного сосредоточенно подышать, проверяя состояние своих подлатанных ран и через рубашку потирая ребра кончиками пальцев.

— Никому, — откликнувшись на риторический вопрос, долиец задумчиво посмотрел на собеседника несколько долгих мгновений, пожевав губы. — Но и лучше — тоже вряд ли, — отрезал он, поведя головой из стороны в сторону. — Как я уже сказал, для восстановления Завесы нужно больше, чем просто сила одного мага, — Маханон оттолкнулся ладонями от колен, поднимаясь на ноги, и кивком предложил Фейнриэлю следовать за собой.

— Возможно, я смогу научить тебя чему-то, с чем тебе уже не придётся удирать от разрывов, подобрав юбки, — остроухий не отказал себе в удовольствии отпустить ехидный комментарий в адрес традиционных мажьих роб, так любимых в Круге, за разговором направляясь в сторону большой палатки полевой кухни довольно-таки бодрым шагом. Бодрым, по крайней мере, на вид — по факту, упрямства в нём было куда больше, чем бодрости. — Возможно, ты даже сможешь использовать что-то из узнанного, чтобы уменьшать проблемы, — обведенные тёмной линией татуировки глаза смешливо скосили взгляд на собеседника; эльф, очнувшись от досаждавшей ему боли, хоть и прекратил выставлять колючки, но всё равно отчего-то не упускал возможности ими потрясти. — Однако не надейся на многое. Спасти себя ты с этим сможешь, но... Хотя как знать, может, в твоих руках даже такая магия будет в первую очередь служить людям, — ухмыльнулся долиец, останавливаясь в конце небольшой очереди к раздаче мисок с похлёбкой.

Но сначала... — Лавеллан придержал излишне торопливый и оттого неприятно стрельнувший по ребрам вдох. — Если тебе вдруг нечем будет заняться в следующие два дня, присмотри в окрестностях место, где мы сможем колдовать, не рискуя спустить себе лавину на голову или ноги на камнях переломать. А потом отыщи меня. Если повезёт, никуда дальше библиотеки я не денусь, — эльф неопределенно пожал плечами. — Начнём так, как начинал я сам — сразу с практики... — устало вздохнув, Маханон саркастично усмехнулся, взглянув на странного мага, словно все ещё гадая, как далеко он сможет зайти и что на самом деле окажется тому, такому уверенному, по силам — кроме вдохновенных фантазий. И вот мало ему было других "головных болей", теперь ещё и это?

А почему бы и не да, в общем-то?..

+1

14

[indent] Не удержав в себе победной улыбки, Фейнриэль поспешил сорваться за Лавелланом, с которого наконец-то слетела мрачная туча вечного скептика и он озарился хоть каким-то внутренним светом. Это был хороший знак, вот только слова эльфа отвесили щедрую затрещину оптимизму Фейнриэля.
— Пустынное место. Библиотека. Учиться. — Подытожил полукровка, едва не выпустив плошки из рук, когда торопящийся повар шлепнул в нее вязкую съедобную субстанцию, едва не переключившую на себя внимание Фейнриэля: изучение походного варева и попытки опознать, что же плавает в общей куче, было весьма занятным, но бесполезным делом.

[indent] Спустя пару дней Лавеллан отыскался, вопреки сомнениям и подозрениям сновидца, именно в библиотеке, занятый каким-то толстенным фолиантом, из которого выглядывала самодельная закладка с карикатурным изображением не то дракона, не то демона.
— Выглядишь гораздо лучше. — С улыбкой поприветствовал долийца Фейнриэль и, незаметно подцепив пальцами закладку, перепрятал ее в свой карман. — Я нашел нам подходящий угол!
[indent] Отыскать в горах тихое укромное место оказалось несложно, гораздо больше трудностей пришлось преодолеть в поисках площадки, которая не заканчивалась внезапным обрывом, не таила под собой тонкого льда горного озера или не была утыкана валунами, как тренировочное поле для солдат-новобранцев. Немного поплутав со своим спутником по горным дорожкам, Фейнриэль с гордостью развел руками, демонстрируя Лавеллану свою находку: относительно ровную площадку, уходящую в пологий склон, уже прогретую солнцем так, что на некоторых проталинах уже виднелись робкие ростки травы, а на границе участка уже вовсю полыхал агрессивным рыжим огоньком какой-то неизвестный Фейнриэлю горный цветок, радующийся своей недолговечной жизни. Насладившись хрустом продавливаемого сапогами снега и обернувшись на виднеющиеся вдалеке стены Скайхолда, Фейнриэль глубоко вдохнул горный воздух и шагнул к эльфу, возвращаясь мыслями к цели их небольшого путешествия.
— С чего начнем?
[desc]<a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на анкету"><b>Фейнриэль, 26</b><br><a href="http://daaccord.f-rpg.ru/ссылка на личную информацию">Ученик магистра</a> <br>сомниари под прикрытием[/desc]

Отредактировано Feynriel (2018-09-05 11:56:39)

+1

15

Признаться честно, пока Маханон отлеживался и отпаивался от своего помятого состояния, в голову ему пару раз закрадывалась мысль, что никто на третий день его разыскивать не будет, а странный маг-энтузиаст подумает-подумает, да и передумает связываться, исчезнув так же внезапно, как и появился. Оттого как ни в чем ни бывало заявившегося в библиотеку Фейнриэля встретил озадаченно-удивлённый взгляд — но, захлопнув и отодвинув книгу, ничем более своих смешанных чувств по поводу этой настойчивости Лавеллан не выразил, только кивнул на его "комплимет" — и неторопливо выбрался из-за стола.

— Немалую работу проделал или просто повезло? — прокомментировал он с лукавой усмешкой его радостное заявление. Что ж, ладно. Если он всё ещё здесь, это в принципе можно счесть... интересным.

Оглядывая площадку, на которую привёл его рвущийся к знаниям маг, Маханон сделал несколько шагов вперёд него, оценив с гордостью представленный пейзаж и одобрительно кивнув — подойдёт. Всё-таки манипуляции с Завесой могут быть даже не столько разрушительными, сколько просто вредными для всех не-магов, кто попадает в зону действия. Оставалось надеяться, что где-нибудь тут под камнями и снегом не погребены тела каких-нибудь неудачливых путешественников, и какие-нибудь случайно проскользнувшие сквозь Завесу духи не найдут их достаточно привлекательными вместилищами. Хотя почему бы и нет? Заодно поупражнялись бы на движущихся целях.

— С наглядной демонстрации, — ухмыльнулся Лавеллан на вопрос Фейнриэля. Практическая часть — самое занятное в любых уроках, разве нет? — Но сначала — выровняй дыхание и сконцентрируйся. Ощути завесу, обрати на неё внимание. Постарайся отследить и почувствовать то, что я буду с ней делать. Пошагово не обещаю, так что — следи.

За неимением целей вовсе — цветок, конечно, притягивал взгляд, но его было банально жалко, — пришлось импровизировать. Магия, повинуясь воле долийца, вьюжными завихрениями собрала снег, сплетая его с ледяными кристаллами в подобие статуи, очень отдаленно напоминающей человеческий силуэт шагах в десяти от них. Не трудясь доставать зацепленный в креплении за плечом посох — опору для обычной магии, канал, помогающий тянуть её сквозь Завесу, — Маханон прикрыл глаза, вчувствываясь, вслушиваясь в ирреальный мир, сотканный из чистых идей и чувств, отделенный от привычного, но такой бесконечно близкий в каждой точке, в каждом моменте — шепчущий, мерцающий, зовущий. Завеса сопротивлялась этой энергии, отталкивала её, мешала привлечь. Переступить, пересилить её было легче легкого, вплести свою подкрепленную Тенью волю поперек существующих законов, изменить их — движение, форму, вид... нужно было не это. Само это тонкое сопротивление было его материей для работы сейчас. И это не имело ничего общего с привычным постепенным сплетением заклинаний, воплощением символьных формул, запомненных настолько хорошо, словно их ножом вырезали на внутренней стороне век. Это была не протяженность, не глубина Тени — это была пульсация иной силы, которую тоже можно было обернуть в служение себе.

Он плавно поднял ладонь — и быстрым, ударяющим движением опустил вниз схвативший что-то невидимое кулак. Вспышка бледного зеленоватого свечения — не самой Завесы как таковой, но энергии Тени, свободно дыхнувшей в мир в том месте, где Завеса была изменена, на долю секунды направлена в другую сторону, — и условный снеговик, словно смятый этим самым ударом, брызнул в стороны ошметками снега и льда, сплющенный до остатков у самой земли. Не похоже было, чтобы такой удар причинил серьезный урон чему-то более крепкому или живому, но смысл был не в этом — не только в этом. Зеленоватое свечение над областью диаметром шагов в пять сохранялось, постепенно бледнея и истаивая в прозрачном горном воздухе.

— Любое изменение Завесы результирует проникновением в наш мир большей части магии, чем обычно, — пояснил долиец, зачем-то отряхивая ладони одна об другую. — Ты и сам это чувствуешь, не так ли? Подобное становится ущербом для твоих противников — всё физическое и живое в этой зоне будет ослаблено потусторонним влиянием неоформленной магии. Если ты когда-нибудь сталкивался с духами здесь, в живом мире, то можешь примерно представить себе, что происходит — они словно вытягивают из тебя твою реальность, становишься зыбким, непонятным даже себе. Кроме того, — Лавеллан обернулся к своему слушателю, — ты — ну и любой другой сообразительный маг, не будем обманываться, — можешь обратить это проникновение себе на пользу. Подойди поближе и попробуй что-нибудь наколдовать, — кивнул он в сторону уже едва заметного, но всё ещё ощутимого на уровне взаимодействия с энергией Тени зеленоватого отголоска заклинания.

+2

16

[indent]Отношения Фейнриэля с Завесой можно было описать одним словом — своеобразные. Чувствительный ко всем причудам Тени, обращающийся с ней гораздо фривольнее прочих магов, сомниари тем не менее был столь же ограничен в мире недремлющем, сколь и остальные маги. Не считая совсем небольших уловок, открытых его наставником за последние годы. Конечно, хотелось фыркнуть на долийца, обращавшегося с ним как с малолетним учеником, еще не научившимся контролировать себя и уничтожающего все на своем пути, но пришлось прикусить язык и следовать рекомендациям эльфа так, словно Фейнриэль действительно был им — несмышленым самоучкой, имеющим лишь приблизительные представления о тонких материях.
[indent] Вдох-выдох. Удивительно, что в полудреме еще можно было уловить момент, когда перед глазами мир Тени накладывается на реальность, и также удивительно и странно было ощущать эту преграду — незримую, но прочную, столько веков разделяющую два мира. Гибкая, эластичная, но незримая — казалось, ее можно было потрогать руками, только дотянись!
И у тоненького стройного эльфа это получилось!
— Как ты..? — Увиденное впечатляло. Не только и не столько внешним проявлением — красивых магических трюкачеств и впечатляющих дуэлей Фейнриэль повидал немало и в Тевинтере, но никогда еще не ощущал каждым волоском на теле, каждой клеточкой то бодрящее, захватывающее чувство наэлектризованной бодрости и холода, исходящей от Тени. Он невольно дернулся и машинально коснулся виска, словно пытаясь унять сильную головную боль, но уже в следующую секунду отдал все свое внимание Лавеллану.
— Ты словно на мгновение истончил Завесу. — Попытался описать свои ощущения Фейнриэль, пристально вглядываясь в остаточное сияние и с хрустом разминая пальцы. — Но все же по-иному. Удивительно...
[indent] Повторить увиденное — казалось бы, не было ничего проще. Чуть-чуть смекалки, расчет сил — и готово! Беда была в том, что, как и в любом ремесле, магии также нужно было учиться постепенно. Протянув руку, сновидец зовущим жестом перебрал в воздухе пальцами, вывернул ладонь, словно в танцевальном па приглашая партнершу присоединиться к нему, мысленно стараясь воссоздать те ощущения, что возникли у него в момент перед тем, как Маханон освободил связанное заклинание и уничтожил снежную скульптуру. Завеса дрогнула, словно прогибаясь под тяжестью чего-то, но вместо того, чтобы свернуться петлей, сквозь нее хлынула неоформленная энергия, машинально и щедро зачерпнутая Фейнриэлем по старой привычке. Закружившись прозрачным вихрем, она заискрилась и рассеялась по поляне легким туманом, блеклыми космами хватающим магов за ноги.
— Кажется, это будет сложнее, чем я предполагал. — Сдержанно хмыкнул Фейнриэль, скептически наблюдая за привязчивым погодным явлением, что он случайно сотворил. — Когда мы творим заклинания, мы стягиваем энергию Тени к нужной точке, а потом выпускаем ее. Завеса выступает своеобразным фильтром, как если бы мы процеживали молоко сквозь ткань. Как у тебя получается сделать так, что магия не вырывается до времени, а... не знаю, давит на этот "фильтр"? Ты подключаешь свои внутренние резервы? Собираешь силу по крупицам извне? Повтори, этот финт не так-то легко уловить.

+2

17

— Растянул, если быть точным, — откликнулся эльф на удивление Фейнриэля, внося коррективы. — Я уже говорил тебе, что Завеса — это процесс. Это энергия, это волны, сменяющие одна другую. Я могу кратковременно повлиять на их течение, стянуть в точку и нанести удар. Его сила, на самом деле, невелика, если сравнивать с той же стихийной магией, ею даже кость человеку сломать не каждый раз получится, но энергия эта диссонирует с процессами нашей реальности и сбивает с толку — для попавших под влияние это похоже на кратковременный обморок. К тому же...

Когда Фейнриэль, дослушав его объяснения, перешел к попыткам практики, Маханон сделал несколько шагов в сторону, подхватывая локоть одной руки ладонью второй и в задумчивости наблюдая за его попыткой. Поняв, что пытается сделать маг, только усмехнулся и покачал головой — экий прыткий, сразу повторить пытается, не узнав и половины того, что должен хотя бы для первой попытки. Что-нибудь наколдовать не значит же выше головы прыгать, эй... Что он и кому пытается доказать, что вот так с места в карьер за сложности хватается?..

Маханон не удержался и прыснул смехом в ладонь, когда "ученик" с важным видом заметил про сложность заклинания, по единственному быстрому примеру, конечно же, не удавшегося — тем более, что выполнял его Фейнриэль так, как привык творить любую другую магию, беря энергию и делая Завесу целью, объектом. Правильно с точки зрения обычной магической теории, но совершенно неверно с позиции магии Разрывов. Сложнее, чем предполагал? Серьезно, что ли? А как он предполагал тогда, просто взять, посмотреть и повторить по щелчку?..

Вспоминая сунутое ему под нос, едва не срывающееся с пальцев заклинание, с которого началось это странное знакомство, Лавеллан ощутил укол тревоги. С такими замашками с места в карьер этот молодчик когда-нибудь точно допрыгается. Но — он предупредил же, правда? Что будет нелегко и опасно. И что в процессе очень даже можно умереть — еще и не самым приятным способом.

— Нелегко, потому что ты бежишь впереди лошадей, — осадил остроухий его порыв. — И нелегко, потому что я не использую магию для того, чтобы влиять на Завесу. Я использую саму Завесу. Видишь ли, в каком-то смысле — Завеса сама есть заклинание, по сути-то своей. Это энергия, которой придали форму, направили, и которая продолжает существовать. И на неё можно повлиять точно так же, как на любое другое плетение магии. Вот только если то, что творят маги, таким образом можно разве что разрушить, разорвать, то с Завесой другая история. Её источник, каким бы он ни был, в сотни, если не в тысячи раз сильнее. И чтобы разорвать и прекратить это заклинание, нужна мощь, сравнимая со взрывом на Конклаве. Мы, маги, можем разве что за самый краешек подергать да потянуть. — Маханон насмешливо дернул уголком рта. — Но чтобы тянуть, надо начать с осознания Завесы как средства. Как источника. Ты пытаешься взаимодействовать с ней, как с объектом, как это делается во всей другой, не побоюсь слова, нормальной магии. Но здесь это не верно. Мы действительно привыкли воспринимать Завесу как фильтр, как препятствие, помеху между нами и нашими желаниями. И это восприятие будет очень тебе мешать поначалу. Не так-то просто сменить свою перспективу, это нормально. Но помедитировать над этим осознанием ты сможешь и потом, без меня. Что же до того, что я хотел тебе показать...

Лавеллан оглядел лужайку, застланную туманным пологом, с медленным вдохом прикрыл глаза, концентрируясь — и в стороны от него над землей прокатилась волна очищающей энергии, отгоняющей частицы магии подальше, очищающей и развеивающей туман, от которого остались лишь бледные, постепенно истаивающие следы.

— Еще раз, сосредоточься на Завесе и смотри внимательно. Я потом поясню, что я делаю, но, думаю, ты и без меня поймешь, — утвердив это, эльф снова повернулся к открытому пространству и повторил тот жест, что Фейнриэль видел ранее: ладонь, хватающая воздух, кулаком бьющая вниз. В этот раз он обошелся без конкретной цели, и удар Завесы только колыхнул редкие стебли травы и разметал в пыль остатки снега. И — конечно же, впустил в мир дыхание Тени, смутным присутствием инакости, чужеродности повисшее над радиусом удара.

Дальше было интереснее. Привычным Фейнриэлю образом потянув силу сквозь Завесу, Маханон одновременно сманил к себе и то зеленоватое свечение, свободные частички потусторонней энергии — и заклинание, стремительно налившись готовностью, аж запульсировало, просясь сорваться с пальцев, и сбросить этот импульс было облегчением и удовольствием. Мощный разряд молнии, с чистого неба ударивший в один из камней с густым электрическим гулом, расколол его на несколько частей и опалил до черноты, оставив после себя в воздухе легкий запах озона.

— Вот так. Оставить просочившуюся магию витать и мешать всем, кто попал в радиус действия, или же использовать в других своих заклинаниях — решать тебе. Но это может очень выручить, если ты устал или хочешь ударить сильнее, чем обычно получается. Только сам понимаешь, удержать и навести такие подпитанные заклинания сложнее. — Переведя дыхание, маг как ни в чём ни бывало продолжил, предлагая с усмешкой. — Еще раз попытаешься сам? Или сразу следующий фокус показывать?..

+2


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Пыльный склад » Under the Skin [волноцвет 9:42]