НОВОСТИ ФОРУМА:
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Воспоминания прошлого » Герои меча и магии [Первопад 9:36]


Герои меча и магии [Первопад 9:36]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Герои меча и магии
[html]<center><img src="http://funkyimg.com/i/2Hn6g.jpg" class="illust_ep"></center>[/html]
Вернувшись в Вейсхаупт по окончании зачисток земель Ферелдена от остатков орды, Каронел в замешательстве исследует знания, унаследованные от духа из разбитой филактерии. Эльф затрудняется ответить, что именно с ним произошло, и потому держится в стороне, не желая никому объяснять, что он делает на своих тренировках и почему именно так. Он и сам не знает — наитие ведёт его руку. Как не знает и того, что в Вейсхаупте куда больше внимательных глаз, чем может предположить новичок, не прослуживший тут и полных двух лет...

Дата событий:

Место событий:

Первопад (11) 9:36

Вейсхаупт, закрытый внутренний дворик

Корвин Аше, Каронел
Вмешательство: нет необходимости

+1

2

[indent] Буквы разбегались перед ним, словно были живыми. Манускрипт перестал читаться еще полчаса назад, но Аше упорно смотрел в книгу и видел, в общем-то, причинное слово. Он устал, в глаза будто насыпали песка, и пытаться сейчас прочитать еще что-то было просто невозможно. Корвин устало потер ладонями глаза, тихо вздохнул и встал. Скрипнул стул, отодвигаясь от грубо сделанного, но добротного стола, а Страж подошел к медному тазу с водой, зачерпнул ладонями холодную жидкость и умылся, долго тер пальцами раскрасневшиеся глаза. Стало лучше. Следовало отдохнуть — хотя бы запустить в комнату свежий воздух, но уж лучше это делать после захода солнца — в Андерфелсе, только лишь открыв створки, ты запускаешь в помещение настоящий огонь. Старые камни Вейсхаупта еще были способны держать холод и мерзли, как кости старика — зато в крепости можно было находиться весь световой день не боясь умереть от теплового удара или удушья.
[indent] Солнце, расплываясь в очертаниях, медленно ползло к горизонту, но до заката было  еще хороших часа полтора. Оперевшись плечом на стену и тяжело вздохнув, Корвин посмотрел в окно. Картина не менялась: безжизненная пустошь Андерфелса тянулась сколько хватало глаз, а выеденные солнцем серые камни Вейсхаупта никуда не пропали и не стали вдруг зелеными садами. Это каждый раз расстраивало.
[indent] Его окна выходили на один из многочисленных небольших дворов, которые образовывались из-за зданий, стоящих практически хаотично. Один такой, наполовину съеденный тенью, сейчас был прямо перед глазами, а внутри двора обнаружилась крохотная с этой высоты фигурка. Корвин не знал, почему не отошел от окна сразу же, но его уставший взгляд был прикован ко двору, а потом он увидел, как фигурка вспыхнула зеленоватым.
[indent] Удивился.
[indent] Удивлялся Аше минуты три, а после этого вышел со своей комнаты и направился во двор. Ему было интересно, что же это такое, потому что откуда появлялось такое сияние Страж знал, но откуда — раз, почему так быстро потухло — два и еще миллион и три вопроса — это три.
[indent] Дверь во двор даже не скрипнула, извещая о том, что внутрь одного из дворов крепости Серых Стражей кто-то заходит. Кто-то заботливый смазал петли, чтобы не скрипела и давала возможность тихо улизнуть? Возможно. Сдержав смешок, Аше подошел на первую ступеньку лестницы, которая вела вниз, на ровный квадрат двора и скрестил руки на груди. Перед ним был эльф, стоящий к нему спиной. Страж. Аше видел его пару раз — но мельком, и не знал ни его имени, ни сколько он в Ордене. Эльф, маг... вспышка!
[indent] Корвин снова удивился. Рыжие брови вскинулись вверх, серо-голубые глаза с изумлением уставились в спину эльфа. Это была явно попытка вызвать духовный клинок. У него у самого рукоять такого клинка висела на поясе и с ней Аше не расставался — мало ли, мало ли... Лезвие, сотканное из энергии самой Тени, эльфу явно не давалось. Проблема была в том, что эта специализация была очень редка, и, насколько знал Страж, научить юнца было некому. Корвин, например, точно не учил. А из рыцарей-чародеев среди Стражей в живых оставался только он один.
[indent] — Ты пытаешься вытолкнуть энергию Тени наружу, — подал голос Аше, неторопливо спускаясь с лестницы. — А так не получится. Мы пропускаем энергию через себя, собираем ее внутри и выпускаем в мир. Иначе ты его не призовешь.

+2

3

— А! — короткий вскрик дернувшегося всем телом эльфа одинарным эхом рассыпался по каменным стенам дворика. Каронел, выныривая из осколков собственной сосредоточенности и схватывая ртом воздух, словно вытолкнутый с огромной, давившей глубины, чуть ли не прыжком обернулся на раздавшийся за спиной голос и уставился на обратившегося к нему Стража со смесью паники и удивления. Не сразу понимая, что он сказал и как-то не очень уверенно, стыдливо делая шажок назад с поджатыми плечами, опуская меч к ноге. Словно спрятаться хотел — первым наитием, взяв себя в руки лишь двумя ударами сердца позже, заставив себя хотя бы выпрямиться в знак уважение к старшему по званию, хотя даже устало-умиротворенный вид не кого-нибудь, а самого Верховного Констебля спокойствию юного эльфа не особенно-то способствовал.

Каронел сухо сглотнул — сердце от испуга билось как ошалелое, ломилось в виски отголосками попыток совладать с Тенью. Констебль всё видел? Не то чтобы он делал из своего занятия какую-то тайну... впрочем, нет, чего врать, как раз-таки делал. Последнее, чего он хотел сейчас, так это вопросов. Он и сам-то плохо понимал, что произошло, когда филактерия треснула в его руках, рассыпая стремительно истлевающую без защиты магии кровь, а голова наполнилась бесчисленными образами, мутнеющими, мелькающими один за одним, кружащими до тошноты, но вспоминаемыми предельно ярко, до врезающегося в глаза сияния раскалённого металла под молотом кузнеца. Что это было? Он только потом понял, чем рисковал, соглашаясь, позволяя и открываясь этому мягкому, убедительному, просящему... даже не голосу — чувству голоса, говорящему не словами, но напрямую ощущениями и памятью. Понял, насколько легко это нечто могло оказаться демоном, и жутко устыдился, до конца дороги с опаской прислушиваясь к себе. Как понять, одержимый ты или нет, если ты ничего такого особенного не чувствуешь и вроде как пока не испытываешь желания нападать и крушить?..

Проверять не хотелось. Очень. Поэтому Каронел предпочитал молчать.

Только память, переданная духом древнего... мага? воина? и того, и другого, защитника, хранителя, победителя, — не давала покоя. Каронел мог, едва закрыв глаза, вызвать в разуме эти ощущения из видений, словно они и в самом деле происходили с ним самим, словно это были его чувства наполняющей силы, текущей энергии, мистического единства и близости к Тени, словно отклоняешься спиной в озеро и касаешься лопатками воды... Словно мир Тени втекал в него, омывал, проникал — и не было никакой Завесы, способной этому помешать тугим своим сопротивлением. Это не было похоже на привычные принципы магии. Это не было колдовство рук и воли, это была... магия души, что ли? Магия, которая не была чем-то внешним — ни ледяным холодом на клинке, ни молнией, ни щитом и не изнуряющим проклятием; состояние, в котором магией был ты сам, был частью этой силы, которую привык чувствовать и направлять кончиками пальцев. Оно казалось абсолютно прекрасным, это ощущение, дарующее чувство собственного всемогущества... иного могущества, могущества собственного физического существования, своей жизни — больше, чем своей повелевающей воли... эта память об ощущении — которое сам Каронел, как ни старался, повторить не мог. Что он должен был сделать, что стать такой магией? Чтобы окружить себя мерцающим этим щитом, чтобы напитать энергией клинок, чтобы...

У него не получалось. Одно дело, тянуть энергию Тени, чтобы создавать звенящие ледяные осколки из самого воздуха, и совсем другое — чтобы направить её... втянуть в себя, обернуть куполом, и вместе с тем клинок... как это одновременно вообще возможно? Он пытался — казалось, что-то внутри у него знает этот ответ, только чем ближе подходишь, чем сильнее сжимаешь — тем быстрее ускользает от хватающих пальцев.

— Констебль Аше, — совладал с голосом Каронел. — Вы... вы про это? — он повёл мечом в руке, сам посмотрев на клинок так, словно только что его в своей руке увидев. Самый обычный меч, в каком-то смысле тайком взятый из оружейной. — Я просто...

+2

4

[indent] — Я про твою попытку самоубийства, — прервал это "просто" Корвин.
[indent] Он потянул из-за пояса рукоять и тряхнул рукой, потянувшись за Тенью. Горячий поток вырвался, казалось бы, из самого сердца, пробежал, как кровь по жилам, по руке и соскользнул с кончиков пальцев на рукоять, и лезвие вспыхнуло само — сине-зеленое, сотканное из самой Тени, из ее потусторонней энергии. Сотканное из энергии мира магии лезвие мерцало и переливалось, живое и готовое к схватке в любой момент, даром только ее не было.
[indent] Аше спустился, медленно переставляя ноги, по привычке — в боевом шаге, аккуратно, ставя стопу чуть наискось, по лестнице, спокойно смотря на эльфа перед собой. Подойдя практически вплотную, посмотрел на молодого Стража практически с сожалением и качнул головой, потом кивнул на меч в своей руке. Тот продолжал переливаться и дышать, издавая едва слышный уху гул: однако, стоило только начать им работать, гул усиливался все сильнее, пока не переходил в оглушающий рев, который тоже деморализовал противника.
[indent] — Это непростая школа, — голос Корвина звучал негромко, уверенно и спокойно. Он не собирался отчитывать эльфа за то, что тот украдкой пытался постичь давно забытое искусство, которое живо только на самых верхних кругах магов, вхожих в Церковь, да и у Тевинтера — боевые маги империи имели очень большое преимущество перед обычными за счет того, что умели обращаться с Тенью так искусно. — И она может убить тебя быстрее, чем любая другая. Ты не просто касаешься Тени, мальчик. Ты пускаешь Тень в себя — вместе со всеми ужасами ее. Ты подманиваешь демонов — и очень сложно не переступить черту, когда держишь в руках духовный клинок.
[indent] Он посмотрел еще раз на лезвие, сотканное из Тени, потом заставил его погаснуть и спрятал рукоять на поясную перевязь, отошел в сторону, забирая руки назад и обхватывая ладонью запястье второй, посмотрел вперед, где на высоте раскидывался Андерфелс. Страна вечного солнца, пыли и песка. Выжженная и опустошенная Первым Мором. Каждый раз, когда Корвин выглядывал утром в окно, думал о том, что ведь не зря же они здесь? Чтобы весь Тедас не стал таким? Правда ведь?..
[indent] Это беспокоило Аше. Но разговоры с Иваром не приносили облегчения. Ему иногда казалось, что нет, не для этого. А для чего — ответа не было. Здесь, на краю мира, в одиночестве, там, где от них отвернулись все, оставив один на один с палящим солнцем и скверной.
[indent] — Я не хочу знать, как ты узнал о том, что можно пользоваться такой силой Тени, — негромко проговорил Корвин после долгого молчания, во время которого он созерцал просторы Андерфелса. — Но если ты выбрал этот путь, знай, что демоны будут подбираться к тебе даже ближе, чем к магам крови. Ты должен быть идеален и ты не будешь иметь право на ошибку. Чародеи, идущие в ближний бой — очень опасные противники, способные не просто вести рукопашный бой почти наравне с мечниками, но и защищать. Долг рыцаря-чародея — защищать, а не идти в атаку. Накрывать щитом своих побратимов, оберегать их жизни. Это оружие, дающее огромную власть. И огромную ответственность.
[indent] Корвин развернулся и снова посмотрел на эльфа. Светлые глаза Констебля Серых были спокойны, в них появилась едва заметная искорка грусти. Он знал, о чем говорил, столько лет ступая след в след и прикрывая собой другого.
[indent] — Но ты потерпишь крах в самом начале, если дашь демонам сожрать твое сердце. Твою бессмертную душу, которой просто не будет, когда умрет тело. Создатель не поможет тебе, если ты вслушаешься в шепот властителей Тени — Церковь не принимает самоубийц. А ты, Страж, занимаешься именно этим, пытаясь в одиночку постичь тайны древности. Думаешь, это почетно? Сам справился? Нет. Это позор для мага и воина.

+2

5

От резких слов Корвина увязший в неловкости эльф так стремительно захлопнул рот, что у него слышно клацнули зубы. Каронел рефлекторно вскинул руку, потер отозвавшуюся костяным гулом челюсть и даже забыл убрать ладонь ото рта, только вылупив округлившиеся глаза, когда Констебль... просто взял и призвал клинок из Тени, отголосок дыхания которой остроухий маг ощутил кожей. Не то, что видел Каронел в своей голове, где магия оплетала металл — но меч из чистой энергии такого знакомого цвета, сотканный из шепотков и видений той стороны. Юный Страж, кажется, на минутку забыл, как вообще дышать, и только нервно сжал и приподнял свой меч, инстинктивно отступая на шаг и одергивая себя, запрещая пятиться, в полном обалдении и холодном восторге глядя на плывущее к нему по воздуху острие. Стоило Констеблю снова заговорить, к нему метнулся такой взгляд, каким, наверное, и на чудо воскрешения не смотрели бы — испуганный и жадный одновременно. Вот так? Оно вот так должно работать, да?..

Корвин развеял клинок, и Каронел ощутил от этого исчезновения нотку сожаления — несмотря на то, что без этого явления из снов перед глазами ему явно стало легче дышать. Незнакомая, мощная магия, озарявшая силой, к которой боязно даже потянуться, оставляла смешанное впечатление. Схожее появлялось, когда он наблюдал за другими старшими магами, призывавшими целые бури ледяных осколков, сманивавшими дожди молний с небес и сплетающими их в гудящие, парализующие и испепеляющие клети, обрушивавшими потоки взрывающегося огня на головы порождений... Но стихийная магия была намного понятнее ему и давалась не в пример легче — она была обычной, она была понятной и в книгах, и на словах, отличаясь только мастерством и практикой. И Каронел, хоть и не был от такой бушующей дикой мощности в восторге, мог видеть на их месте себя — потом, в будущем, когда... когда до неизбежного Зова останется уже совсем не так много времени, как сейчас. Чувство того, что твоя жизнь упирается в глухую стену, перебивающую её пополам, мотивировало мало, но эльф уже переболел этой хандрой и отказался сдаваться раньше времени, даже зная, что нашел укрытие от штормов жизни на островке, который тает в морских волнах с каждым уходящим днём.

С таким маленьким и тесным будущим умирать раньше времени не хотелось вот совсем-совсем. И оттого он слушал слова Констебля с очень встревоженным вниманием. Видно было, что сказанным его проняло до подмышек. Каронел и не задумывался, что влип во что-то настолько серьезное. Не суметь овладеть силой — ещё ладно, но погибнуть, пытаясь?.. С пересохшим ртом он молчал, сглатывая и глядя в спину Констеблю, потерявшись в словах и соображениях. Что хотел этим сказать Аше? Что ему стоит бросить попытки иметь дело с этой силой? Но Каронелу этого очень, очень не хотелось. Особенно теперь, после такой наглядной демонстрации... но откуда Констебль знает что-то настолько похожее на наследие демоны-ведают-какой-древности?..

Встретив спокойный и странно-сожалеющий — да что он его всё раньше времени хоронит-то?! — взгляд Констебля, Каронел снова сглотнул и заставил себя собраться, перестав напоминать растрепанную девицу, выгнанную нагишом с сеновала на мороз. Эльф сдвинул тёмные брови, серьёзнее и упрямей взглянув на старшего Стража в ответ, выпрямился и повыше поднял голову, не собираясь уступать предъявленным ему обвинениям, едко кольнувшим в солнечное сплетение.

— Я... я не думаю, сэр, — сосредоточенно ответил он и осекся, поняв, как это прозвучало. — В смысле, о том не думаю, что это почётно. Это случайность была, там, в руинах... — эльф снова прикусил язык, усеченный словами Аше: как ему рассказать-то, как объясниться, не уточняя, где он влип в эти знания? — Меня просто попросили. Сохранить память и дать умереть. Клянусь, это не было демоном, я не одержимый, — Каронел помотал головой и закусил губы, исподлобья глядя на Констебля чуть ли не с обидой на собственную бестолковость и неспособность сказать так, чтобы хоть самому себе поверить, где уж там другого убедить. — Рыцарь-чародей, вы сказали? Я хочу понять, как это. Как мне сделать свой меч магией, — он поднял клинок в руке и посмотрел на него. В памяти древнего эльфа клинок не возникал из ниоткуда, он был на поясе все время, тяжелый и уверенный. — Вы ведь как-то постигли эти тайны. Как? Что я должен сделать для этого?..

Он снова поднял взгляд на Аше, может, чуть резче и настырней, чем положено, когда общаешься со старшим по званию, с человеком, уступающим только легендарному Первому Стражу. Способным уткнуть носом в плиты двора да так лежать и оставить. Не то чтобы Констебль был хоть раз замечен делающим подобное со своими соратниками, наоборот... Каронел просто инстинктивно побаивался тех, кто стоял ближе к власти и решениям. Его место в мире, место эльфа, было ниже, меньше, незаметней — и хорошо, что вот так, стороной, не касаясь, не выходя на свет. От этого встреча с вышестоящим лицом к лицу вгоняла в закономерную дрожь совсем не лучших ожиданий. Но Констебль же не просто так ему это сейчас рассказывает? Стыдит, поясняет, предостерегает. Выбрал ли Каронел такой путь? Да хрен там, выбрал он, сам не зная, на что действительно соглашается. Но сворачивать с дороги не хотелось. Даже если он никогда не ассоциировал себя ни с каким наследием Арлатана, не хотел ничего знать и мечтал только о спокойной жизни, эта память с чем-то в нём резонировала, отзывалась солидарностью, согласием, схожестью — и последнее, чего Каронел хотел бы, это отступить и сдаться, даже не очень хорошо понимая, куда эта дорога ведёт и чего она ему будет стоить. У человека же вон, получилось. Почему вдруг не получится у него?..

+2

6

[indent] — Я вижу, что ты не думаешь, Страж.
[indent] Зачем думать, в самом-то деле?
[indent] Впрочем, Корвин внимательно выслушал эльфа. Попросили, значит? Неужели в нем живет дух, который обрел в молодом эльфе покой? Или, наоборот, дух поменял свои знания на разрушение заклинания, которое каким-то образом удерживало его в Тедасе и не давало окунуться в Тень? Констебль крепко призадумался, взгляд светлых глаз выражал всю глубину мыслительного процесса. Аше давно интересовался эльфийскими артефактами и вообще древними эльфами времен великого Арлатана. Там было много любопытного с магической точки зрения; он уже давно принял за неизменную истину, что Тевинтер перенял у эльфов древности свое боевое искусство, видоизменил его, подогнал под себя. Сам Корвин пользовался знанием боевых магов империи, его учитель был очень мощным магом этой школы.
[indent] — Интересно, — протянул Констебль после нескольких долгих минут молчания и спрятал руки за спину, обхватывая запястье одной ладонью второй руки. — Очень интересно. Расскажи мне подробней, мальчик. И не бойся — я не храмовник и не ищу одержимого в лице каждого мага. Как тебя зовут?
[indent] Неужели в его руки попал уникальный случай? Если так, это было бы великолепным опытом. Разобраться в источнике магии, разобраться в том, как на самом деле выглядела техника древних эльфов — это было увлекательно, интересно и как раз тем знанием, к которым стремился Констебль Серых. В свое время маг, который обучал Корвина, много рассказывал о тевинтерской версии происхождения этого искусства, но даже тогда Страж отмечал, что уж сильно она пропитана всемогуществом империи и ее великолепием, поэтому следовало отделять зерна от плевел, прежде чем рассуждать о происхождении самого факта существования рыцарей-чародеев, которые были даже здесь, в лоне Белой Церкви — просто не афишировали собственное существование, и, конечно же, были элитой элит среди одаренных даром адептов Церкви. Очень удобно со стороны церковников. И выгодно обеим сторонам.
[indent] — Пойдем со мной. Сейчас все равно нет смысла тратить время и силы понапрасну. Нам нужно для начала разобраться в природе твоего... наследия. Брось бесполезную железяку, — Корвин кивнул и начал подниматься по лестнице, ведущей внутрь крепости.
[indent] С тех пор, как Аше учился, прошло много времени.
[indent] Его покои, которые были совмещенными с кабинетом, делились на крохотную спальню и все остальное пространство, заставленное тяжелыми шкафами, под завязку забитыми древними манускриптами, свитками, едва не распадающимися в пальцах обрывками из научных трактатов Создатель знает каких времен. Прошло много времени, и Корвин из заинтересованного рыжеволосого мальчишки превратился в настоящего исследователя древности. Поэтому, конечно же, он знал про эльфийских воинов-чародеях, осталось только сопоставить то, что расскажет ему юный Страж и, пожалуй, поискать в тех источниках, что у него были. И, основываясь на своих знаниях и опыте, понять, как правильней всего воспитать из этого потерянного мальчишке грамотного, сильного и умного мага, достойного наследника древних эльфов Арлатана.
[indent] Конечно, с тех пор магия сильно угасла. И многие знания были безвозвратно потеряны. Но и, тем не менее, здесь, в крепости, у Корвина было достаточно времени, чтобы изучать то, что оказывалось сокрыто для глаз большинство магов Тедаса — Стражи вообще обладали... интересной библиотекой. Если бы только Круги и Церковь прознали, что хранится в древних стенах Вейсхаупта, они бы точно пошли войной, объявив Стражей главными еретиками континента. Он упорно шел к своим покоям и вел за собой мальчишку, намереваясь усадить его за стол и заставить учиться. Для начала, правда, придется понять, с чем конкретно он столкнулся. И попробует только сопротивляться! Уж что-что, а если он прав, Аше не позволит такому уникальному случаю не раскрыть все грани своего таланта. О, нет. Такое должно жить и цвести, и тогда, возможно, мир все-таки вспомнит, что раньше маги занимали совершенно другое положение в обществе и были не проклятием, а спасением. Не убийцами, а защитниками.
[indent] — Расскажи мне о себе, — говорил Констебль даже не поворачивая головы. Ему не нужно было оборачиваться, чтобы слышать легкие шаги за спиной. — Кто ты, откуда, как попал в Стражи, когда прошел и прошел ли Посвящение?

+2


Вы здесь » Dragon age: final accord » Воспоминания прошлого » Герои меча и магии [Первопад 9:36]