НОВОСТИ ФОРУМА:
29/09
Опрос о нововведениях
31/08
Сюжетная ветка Серых Стражей
24/07
Организационные новшества
29/06
Сюжет и перспективы участия
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?


Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon Age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Воспоминания прошлого » Чудовищ нет на земле [август 9:45]


Чудовищ нет на земле [август 9:45]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ЧУДОВИЩ НЕТ НА ЗЕМЛЕ
В мире нет чудовищ. Есть только субъективное мнение людей. Которое, к слову, может меняться и варьироваться в зависимости от количество выпитого — и убитого перед тем.

Дата событий:

Место событий:

август 9:45 Века Дракона

недалеко от Имперского тракта, территория Неварры

Фенрис, Айдан Кусланд
Вмешательство: по согласованию. 

0

2

"Какого демона?", — и это были самые цензурные мысли Фенриса, который метался между противниками, сияя сильнее чистых витражных окон в Церкви. Нет, ему, конечно, сказали, что тут просто тьма-тьмущая работорговцев, которые что-то окончательно потеряли всякий стыд, раз умудрялись нападать на людей уже при свете дня, на оживленном тракте. Но такую толпу людей эльф просто-напросто не ожидал.

Его, конечно, знатно выручал мабари, но они были вместе (как звучит!) совершенно недолго и не успели еще сработаться как единый боевой механизм, поэтому были эффективны только в половину. "Да, чтоб тебя", — стрела по касательной задела эльфскую щеку, еще больше распаляя. Лириум разгорался все ярче и ярче. Большую часть пленников Фенрис уже успел отпустить, однако, где-то в недрах лагеря была еще одна передвижная клетка, в которой, по словам убегавших людей, сидели дети. "В основном, скорее всего, эльфские дети", — додумал Фенрис, прекрасно зная, кто самая легкая жертва на свете.

"Только вот бы не свалится снова... туда", — в последний раз, когда эльф провалился в лириумное безумие, он умудрился чуть не убить тех, кого спасал. Это был тревожный знак и Фенрису бы хотелось это хоть с кем-то обсудить, но, увы, знакомых храмовников у него не было, а маги в окружении уже несколько лет как не водились. Да и смысл? Это был вопрос очень личного характера и ни один маг еще настолько близко с эльфу не подобрался.

Однако, не смотря на самый активный бой количество нападавших все не убывало, а наоборот прибывало. И Фенрису стало казаться, что это просто тупо ловушка. "Я — предсказуем", — чужое вырванное сердце, с мягким шлепающим звуком врезается в стенку, а его бывший владелец, оседает на пол. Кровь заливает Фенрису глаза, а лириумная песня уже медленно начинает заглушать реальность.

+2

3

[indent] Надас повернул голову и посмотрел куда-то вниз и влево, втянул воздух ноздрями. Принюхивался?
[indent] Гулкие хлопки крыльев, упругие, мерные и сильные, стали за такое короткое время привычными, и Айдан прикрыл глаза рукой, приставленной ко лбу козырьком, а второй ладонью повел по шее грифона, опуская поводья. Грифон взял ниже. Там, внизу, на земле, был лагерь, и, судя по всему, шел бой. Завернув Надаса на круг и ниже, Айдан рассматривал бившихся... и был очень удивлен увиденным. Тот, кто противостоял целой толпе... светился! В прямом смысле этого слова. Голубое сияние, исходящее от одинокого воина, орудующего большим двуручником, ему точно не приснилось. А еще там был пес, но разобрать, на чьей тот стороне, с такой высоты не получалось.
[indent] Так или иначе, бой получался явно неравный, а неравных боев Кусланд не любил.
[indent] — Надас, вниз! — скомандовал он грифону, и тот, словно только ждал этой команды, свернул крылья и стрелой устремился вниз с такой скоростью, что пришлось закрыть глаза, чтобы они не слезились.
[indent] За несколько метров до земли грифон издал крик и резко распахнул крылья, смягчая свое падение и целенаправленно спикировал вниз, прямо в толпу. Он приземлился на чьи-то тела, придавив их весом своего немаленького тела и лапы, ударил крыльями, поднимая ударную волну, отшвыривающую противников — а их оказалось очень много. Двадцать... тридцать? Сколько же их тут? Кусланд заметил краем глаза клетки, но пока не понял, для чего или кого они предназначались — да и не до того было.
[indent] Страж потянул из ножен, притороченных к грифоньему седлу, свой двуручный меч и соскочил со спины Надаса, давая ему возможность прыгнуть вперед, а потом взмахнул клинком, вспарывая грудь человеку, который подошел к эльфу — теперь Айдан видел, что светился как раз эльф, причем очень странного внешнего вида, но да ничего, — со спины. Коротко рыкнув, Кусланд развернулся в размашистом ударе. Грифон прикрывал хозяина и эльфа крылом с одной стороны, не давая подойти врагам, а с другой вряд ли нужна была помощь — два опытных мечника были серьезной угрозой даже толпе воинов. У кого-то на груди Кусланд заметил тевинтерских змей. Работорговцы? Похоже на то, раз уж здесь есть клетки. Значит, эльф воевал с работорговцами. В одиночку.
[indent] Забавно. Очень благородная смерть. Даже не смерть, а самоубийство, но об этом, может быть, они поговорят позже — сейчас оба были немного заняты. Да и пес, похоже, все же принадлежал эльфу, потому что рвал только нападающих. Они когда-нибудь кончатся вообще?
[indent] Где-то справа затрещал воздух, но Надас, снова закричав и учуяв магию быстрее собственного хозяина, рванул вперед одним мощным прыжком, едва не снеся Айдана хвостом, накрыл мага лапой и полоснул когтями. Айдан воткнул клинок в следующего противника и пинком ноги освободил оружие, однако фонтан крови, ударивший в лицо, на секунду все же лишил его ориентации в пространстве. Пришлось стирать кровь с глаз перчаткой, отступив под крыло бушующего грифона.

+1

4

Когда с неба шмякнулась огромная махина, Фенрис ненадолго задержал дыхание, подавляя панику и ощущение того, что вот сейчас он довыебывался — и если эти двое тоже по его душу, то ему полный и безоговорочный конец. Однако, внезапные пришельцы вместо того, чтобы напасть — помогли. И эльф в кои-то веки испытал столько редкое для него чувство приятного удивления.

Отступаем! — раздался короткий крик и работорговцы, спешно отошли. Фенрис прекрасно знал, что это значит и не спешил следовать за ними. Вместо этого он резко развернулся к своему внезапному спасителю. Тот, как и сам эльф, был уже изрядно залит кровью.

Они отступили не просто так, — быстро начал говорить эльф, — сейчас пойдут маги, с прикрытием. Скорее всего, будут призывать демонов, у них там еще целая клетка с детьми. С магами надо разобраться как можно быстрее, чтобы они не успели... вскрыть всех, — Фенрис тяжело дышал, но не потому что устал, а потому что лириум гас, возвращая привычную боль на место. — Тевинтерские маги и так не очень... долго размышляют над средствами достижения результатов, а эти вообще не будут думать... Он, — эльф мотнул головой в сторону неизвестного ему животного, — сможет раскидать вон те повозки с клетками? — пальцем Фенрис указал на несколько тележек. Они были пусты, но вполне могли служить защитой для нападающих, — Чтобы не дать магам возможности укрыться. Лучников я у них не видел, но это, конечно, не значит, что их нет... — Фенрис отвык уже работать в команде, когда это было в последний раз? В одиночку он бы просто попытался прорваться с боем до магов, при этом, скорее всего бы снова провалился в безумие, но... Коль уж Создатель решил в кои-то веки ему помочь, было бы грешно не воспользоваться его щедрым предложением. — Либо у тебя есть другие идеи?

+2

5

[indent] Кусланд усмехнулся.
[indent] Он был залит кровью с головы до пят, горячая и липкая, она стекала по лицу, по доспехам, на которых сейчас вряд ли можно было разглядеть красовавшегося грифона, вставшего на дыбы. Вокруг было столько трупов — рассеченных, искалеченных, разломанных, словно в руках у Айдана и его неожиданного боевого товарища были не мечи, а, как минимум, боевые топоры, и это все будоражило кровь. Он чувствовал эйфорию и прилив сил, а запах смерти был силен — и придавал новых сил. Пожалуй, Айдан сделал очень правильный выбор, когда ступил на стезю потрошителя — ему всегда нравился жар битвы, а здесь он научился еще и черпать силы. Осклабившись, словно оба его мабари, которые сейчас были на пути в Денерим в сопровождении нескольких Стражей — или Стражи в сопровождении мабари, — поскольку Кусланд не придумал, как собакам летать на грифонах, показывая белые, испачканные чужой кровью, стекающей с губ, зубы, Страж негромко зарычал, слишком похожий на собственных псов. Ферелденец, ничего больше не добавишь.
[indent] — Усложняешь, эльф, — повернувшись к грифону, который низко опустил голову и водил ей из стороны в сторону, вынюхивая и рыская, едва ли не взрывая клювом землю, Айдан вскинул подбородок. — Надас, вверх!
[indent] Мощно ударив по воздуху крыльями, грифон взмыл в воздух, а Кусланд, прищурив глаза, в которых было только лишь веселье, снова посмотрел на странного эльфа, который погас, словно кто-то задул свечу, став пусть и несколько специфической, но все же обычной внешности для представителя своей расы.
[indent] — Ты любишь вырывать сердца, а я люблю жрать печень, но сердце тоже сгодится, — рассмеялся Страж. — Поэтому мы их или покрошим, или задавим. Вперед, ушастые дети ждать не будут!
[indent] Айданом двигала отнюдь не попытка спасти детские жизни. Вообще в нем благородства было только чуточку. Это была жажда огня и крови — огня, растекающегося по жилам, стоило только мечу вонзиться в плоть, и крови, которая веселым фонтаном тут же ударяет в лицо, заставляя довольно рычать и смеяться. Не только берсерки страшны на поле битвы, не только берсерки...
[indent] Маги действительно оказались буквально вот тут же. Их было несколько, но, судя по тому, что это тевинтерские работорговцы, никто не сомневался в том, что это маги крови. А вот и первые демоны, которые появлялись сначала темным сгустком, стремительно обретая физическую оболочку. Айдан отряхнулся, как пес, стряхивая последние капли крови, которые на бегу не успели скатиться вниз и резко выкинул в сторону руку, преграждая эльфу дорогу. Демоны ринулись к ним, а в следующую секунду, издав оглушающий яростный рев, всем своим немаленьким весом на демонов и часть магов обрушился Надас. Айдан махнул рукой и молча рванул вперед. Теперь надо было перебить этих замечательных и очаровательных тевинтерцев до тех пор, пока они не вспомнили, как пользоваться собственными порезанными пятыми точками, иначе будет худо. Одного мага крови Айдан знал очень хорошо. И на что тот был способен — тоже. Так вот, в Бездну всех магов крови, в Бездну.

+2

6

Фенрис хмыкнул, радостно улыбнувшись. Не так часто ему на большаке попадались люди не слова, но дела. Встретить такого на пути всегда было приятным событием. "Убивать так убивать", — эльф провел рукой по волосам, убирая их со лба, пачкая чужой кровью. Сейчас дело казалось все более и более выигрышным. Фенрис прекрасно знал, что всех детей они не спасут, кого-то все равно пустят в расход, но большая часть выживет.

Чужой азарт и жажда крови передалась эльфу, заставляя его жаждать крови. Мероприятие все еще было опасным, но теперь оно еще стало — веселым. Опасное злое веселье могло подстегивать не хуже, а то и лучше злости и обреченности.

Лириум снова вспыхнул, ускоряя Фенриса. Фен'Харел же привычно прикрывал спину своего хозяина, следя за тем, чтобы ни одна зараза не обошла со спины. Эльф старался не отвлекаться на обычных бойцов, а как можно быстрее пробиться к магам, чтобы выжило как можно больше детей. Поэтому бойцам он уделял минимум своего внимания, просто подрезая их, чтобы они не могли продолжать бой. Особо ретивых, не сдающихся, успокаивал мабари, медленно, но верно покрываясь коркой крови.

Несколько детей уже были мертвы, когда Фенрис добрался до магов, остальные сбились в кучу в углу своей клетки и очевидно дрожали. Действовать надо было быстро — эльф это знал наверняка, поэтому совершенно спокойно воткнув меч в землю, максимально ускорился. Благодаря действиям своих внезапных помощников, Фенрис получил шанс решить все быстро и так, чтобы не пострадало еще больше детей. "Был бы один, — эльф метался между магами, просто вырывая их сердца. Никакой показухи, просто пробитые грудные клетки, с виднеющимися бледными костями ребер, — точно бы провалился....". Последний маг, видимо, уж очень сильно хотел жить, но и это ему не помогло. Его сердце было выдрано точно так же, как и у остальных. Честно говоря, эльф мог выдрать не только сердце, просто потеря этого органа была самой действенной и вела к достаточно быстрой смерти. Потеря остальных органов была тоже весьма смертельной, просто в некоторых случаях противники еще и успевали нагадить как следует.

Это была не битва, это была бойня, где-то в отдалении хрипели от боли недобитые бойцы. В азарте Фенрис не заметил нескольких ранений и сейчас они напоминали о себе саднящей болью. Лириум гас, снова оставляя после себя противную дрожь в руках и ногах, но разум был совершенно чистым и ясным, без мутной поволоки безумной жажды крови. Ключи от клеток у Фенриса уже были, ему очень повезло, что в самом начале лагеря, он нарвался на командира ганзы и ключи были при нем.

Замок был старый и ржавый, и даже с ключом открылся с невероятным трудом, но все же открылся.

На выход, — скомандовал Фенрис, стараясь не смотреть на детей. На вид им было от пяти до десяти лет, почти все — эльфята. Таких никто не хватиться, а некоторых, возможно, и сами родители продали — и такое бывало. Уходить дети не спешили, они во все глаза пялились на эльфа, обступая его плотным кольцом. "Дети же...", — запоздало догадался Фенрис. Это взрослые быстро покидали место своего заточения, потому что знали куда идти, а дети... Большая часть из них выглядела потерянной и ничего не понимающей. "Ну, да, — отметил про себя эльф, — не каждый день такое видишь и так близко...". — Кто-нибудь из вас знает куда идти? — эльфята лишь моргали огромными глазами, пока один из них не кивнул заторможено головой. — Отлично, уводи остальных.

Спасибо, — робко ответил кто-то из толпы, но на него зашикали остальные, мол, чего не видел что ли?... Это была нормальная реакция на способности Фенриса и он к ней привык. И дети, и взрослые — все реагировали одинаково ужасно.

Дети уходили обходными путями, которые взмахом руки обозначил эльф. Нечего им было делать среди недобитых работорговцев, гор трупов и огромных луж пролитой крови. Эльфинажное детство, конечно, не было безоблачным, но... это была странная, своеобразная и чаще всего неуместная фенрисова забота.

Вернув свой меч за спины, стряхнув с него перед этим землю, Фенрис снова оглядел место сражения. В одиночку у него практически не было бы шансов. Своих помощников он увидел чуть поодаль. Фен'Харел уже заинтересовано обнюхивал новых знакомых. Человек мабари интересовал мало, можно подумать он не видел людей, а вот новый и неизвестный зверь вполне тянул на нового друга.

Спасибо, — усталость от хорошей драки и от использования лириума очень остро ощущалась Фенрисом, она не выматывала, просто была. Он не успел как следует рассмотреть человека, с которым его там внезапно свел бой, поэтому сейчас откровенно разглядывал его. Рабам обычно запрещают поднимать взгляд выше колен хозяина, так что первое к чему себя приучил когда-то эльф, смотреть в глаза и не отводить взгляда, разглядывать. — за помощь. Редкое явление на большаке. Я — Фенрис, а это, — эльф указал рукой на пса, который осторожно пытался понюхать неизвестное крылатое животное, — Фен'Харел.

+2

7

[indent] Горячая кровь была везде. Она заливала руки, бежала внутрь латных перчаток, сочилась между сочленениями доспехами, заливала двух грифонов — выгравированного на груди принца-консорта, вставшего на дыбы, и живого, огромного, с яростью рвущего клювом и когтями, сбивающего с ног крыльями и мощным хвостом. Оставив магов светящемуся эльфу, решив, что раз уж ему так сильно хочется, то пусть сам и разбирается, Айдан с Надасом занялся другими — наемниками и демонами, которых успели призвать те самые маги. Их было неожиданно много, и орудовать огромным мечом, сделанным из кости дракона — да необычного дракона, а проклятого, оскверненного, убитого так давно, что, казалось, это было в прошлой жизни, кости Древнего бога, поверженного той же рукой, которая сейчас держала часть его проклятого тела и направляла в порыве убить, приходилось быстро. Настолько быстро, насколько вообще позволяла физика его тела и все способности, приобретенные в ходе многочисленных сражений, которые иногда оставляли на Кусланде неровный след.
[indent] Широко размахнувшись, Айдан с рычанием рассек грудную клетку одному из тевинтерцев, а потом развернулся и ударил кованным локтем в лицо второму, ударил его ногой в колено, услышал хруст ломающейся кости — и вонзил клинок в грудь только после того, как тот упал, вереща от боли. Уроки благородного фехтования, которое ему преподавали в детстве и юношестве, давно оказались забыты и подернуты пылью за ненадобностью. Когда Айдан выбрался из горящего и превращающегося в руины Хайевера, он понял, что благородство на тракте — не то качество, которое способствует выживанию, очень быстро. И стиль боя тоже поменялся крайне стремительно. Когда он остановил смертоносное движение клинка, все было уже кончено — эльф и пес справились с магами, и теперь светящийся остроухий орудовал ключом в ржавом замке, с душераздирающим скрипом открывая дверь клетки, в которой действительно были эльфийские дети. В бою было некогда рассматривать, кого они там спасают, а сейчас Кусланд это видел.
[indent] Значит, Светляшка не соврал. И то хорошо.
[indent] Воткнув двуручник в землю, Айдан оперся на него локтем и не вмешивался, смотря за тем, как эльф раздает указание детям, которые несмелой стайкой двинулись прочь от разбитого тевинтерского лагеря. Надас рядом зашипел и двинулся ближе, а Айдан, скосив глаз, посмотрел на мабари эльфа, который пытался подойти к грифону. Усмехнулся. Ну-ну. Главное, чтобы Надас его не прихватил, иначе будет горе — одного тычка клювом будет достаточно, чтобы переломить не то, что псу — лошади! — хребет, так что Командор лениво поглядывал за грифоном, чтобы, в случае чего, его одернуть. Пернатый, впрочем, явно не был морально готов находить себе новых друзей.
[indent] — Айдан, — в свою очередь представился Страж. Озвучивать то, что он, собственно, Серый Страж, мужчина не видел никакого смысла — на нем был доспех Стражей, который говорил сам за себя. А найти самоубийцу, который натянет на себя их форменные доспехи, было задачей не из простых — Орден не очень-то любил, когда всякие отщепенцы выдавали себя за представителя их организации. Кусланд криво усмехнулся. — У тебя паршиво с юмором, я так погляжу.
[indent] Назвать мабари именем самого спорного, но явно не самого приятного из всех, эльфийского божка — это надо было просто додуматься до такой гениальной мысли. Впрочем, юмор никак не влиял на то, что эльф прекрасно владел клинком — и это Айдан отмечал, как воин, совершенно трезво и объективно, даже отодвигая тот факт, что Фенрис был остроухим, а их Страж не очень-то и жаловал за очень редким исключением. Знал он еще одного ушастого, который великолепно владел оружием — правда, куда более коротким и двумя сразу, но от этого он не становился менее опасным.
[indent] — Это Надас, — он кивнул на грифона. — И он может закусить твоей собакой, если тот решит подойти поближе. Он не очень любит незнакомцев, даже на четырех лапах.
[indent] С мабари самого Кусланда Надасу пришлось смириться, причем с двумя сразу, но остальные явно не вызывали у грифона светлых и теплых чувств.
[indent] — Интересный трюк с вырыванием сердец. Впервые вижу.

+2

8

Фенрису неистово хотелось верить, что дети больше снова не попадут в клетки работорговцев, но... Создатель редко его радовал этим. Иногда, некоторых детей он спасал по нескольку раз из клеток разных ганз. Жизнь в городских эльфинажах была несладкой, но Фенрис все равно не понимал, как можно было продавать собственных детей в рабство. В Тевинтере рабская жизнь чаще всего была крайне неприятной.

Редко можно встретить Серого Стража вне группы, — осторожно заметил Фенрис. Честно говоря, он вообще их редко видел, они не часто подходили к границе Тевинтера, возле которой последние несколько лет активно вертелся эльф. Если по хорошему так подумать, то последним Серым Стражем, которого видел Фенрис был младший брат Хоука. Так, что можно сказать, что Серых Стражей эльф никогда и не видел. Оттого так старательно разглядывал. "А один потому что...", — потому что было пернатым и огромным. Размеры животного и его сила, в коей эльф имел честь убедиться сам, вполне себе заменяли поддержку других членов ордена. — Фен! — шикнул на пса наемник, жестом его подзывая к себе. Не хотелось бы нервировать невиданное раннее создание чрезмерным любопытством молодого мабари. Пес не очень охотно, но отошел подальше от диковинки, продолжая правда на нее коситься весьма заинтересованным взглядом.

Да, трюк с вырыванием сердца, правда, идет только в комплекте с этим, — лириум подогнанный усилием воли мягко вспыхнул и тут же погас, оставляя после себя очень едкое послевкусие. — Полезное временами умение, — хмыкнул наемник. — Но чаще всего лишь указатель того, что здесь находиться беглая собственность тевинтерского магистра, — изобразил шутливый полупоклон Фенрис. — По делам здесь?

Сам Фенрис просто, можно сказать, шел мимо, когда услышал разговоры о том, что кто-то ловит народ на большаке (на самом деле эльф и сам уходил от погони). Пройти мимо он, конечно же, не смог. Встрял по самые ушки, как сказал бы Варрик.

Ваша помощь была неоценима. Ммм... Могу ли предложить...хм... отметить завершение этой захватывающей, — чуть усмехнулся эльф, — бойни? Здесь недалеко была деревенька, с неплохой таверной, — меньше всего Фенрису хотелось показаться неблагодарным. Предложить свою помощь как наемника он не мог — и без него прекрасно справлялись, а вот угостить отменным свежим (и, возможно, крепким) алкоголем с неплохой местной едой — чем не вариант? Не давать же в конце-концов Стражу денег, да и взял бы тот?

+2

9

[indent] Айдан только усмехнулся, не став отвечать на эту брошенную фразу. Да, Фенрис был прав, редко когда можно встретить Серого Стража вне группы, но Кусланд был не просто Стражем. А еще у него был Надас, который компенсировал и боевых товарищей, и не давал заскучать, потому что тот, кто скажет, что с грифоном просто — недалекий идиот, очарованный старыми легендами. На поверку благородные грифоны, вздымающиеся на дыбы и запечатленные на гербе Серых Стражей оказались яростными, умными, но все-таки животными, со своим характером и видением мира. И попробуй еще найди компромисс. И, пусть Командор и привык к одиночеству, бродя по Глубинным тропам в поисках лекарства от Зова, сейчас, оказавшись в компании крылатого бойца, не испытывал никаких проблем — зато проблемы испытывали все, кто пересекался с ферелденским принцем-консортом, снисходительно (и, конечно же, за спиной) вещая о том, что его просто сильно и много били по голове, поэтому отбили разум. Айдан не спешил развенчивать этот миф: удобно ведь, когда тебя считают безумным, а ты просчитываешь свои шаги и шаги противника на несколько действий вперед, нет? Но лучше характер, который был хреновым уже во время Мора, а со временем совсем испортился, конечно же, не стал.
[indent] — Почему мне кажется, что тевинтерский магистр давно кормит червей? — криво усмехнулся Айдан, задавая риторический вопрос и явно не ожидая на него ответ. Но так, промолчать он явно не смог. — Нет, возвращался в свою ставку. Но отказаться от хорошей бойни не могу, уж больно люблю это дело. А уж за правое дело...
[indent]  На самом деле, Кусланду было глубоко наплевать, какое там дело. Сыграло, пожалуй, то, что Фенрис был один против множества врагов, это была настоящая самоубийственная атака; чувство же воинской солидарности пересилило, заставив грифона спикировать вниз. Айдан, как настоящий боец, не мог не вмешаться, чтобы уравнять силы — да и так было веселее. Намного веселее, когда силы примерно равны, правда ведь? Правда. Вот и повеселились.
[indent] На предложение нового знакомца отпраздновать такое прекрасное времяпровождение, Страж задумчиво прищурил глаза и посмотрел куда-то в сторону, как будто размышляя, стоит ли садиться за один стол с незнакомым эльфом. На самом деле Айдан, как и дурной до крови, был ни разу не дурак выпить, и сейчас размышлял над тем, что стоило бы пустить грифона охотиться и отдыхать, раз так. Надас косил глазом на незнакомцев, в особенности на собаку, негромко ворчал, недовольный близким соседством, переминался с ноги на ногу и опускал голову вниз, принюхиваясь к пропитанной кровью земле. Кусланд снова посмотрел на эльфа и усмехнулся.
[indent] — Можно. Только отправлю пернатого охотиться. И нужна какая-то речка, потому что вряд ли таверна придет в восторг от двух таких колоритных мужчин, с ног до головы залитых кровью, — Командор осклабился и весело прищурил глаза. — Грифон на нагруднике, конечно, расскажет неварранцам, что мы не проходимцы, но все же не стоит рисковать. Мне не хотелось бы сталью объяснять местным, что мы порождений тьмы били, а не... хм... людей всяких.
[indent] Он кивнул подбородком на трупы и части трупов — отрубленные руки, ноги, порванные надвое грифоньим клювом тела, раздавленные головы с кусками мозга, красиво раскинувшемся по траве, густо окропленной кровью. На губах Кусланда играла практически загадочная улыбка, но светлые глаза блестели, как в лихорадке — он еще не успокоился после рубки, которую они здесь устроили. И успокоится еще не очень скоро, придя в свое обычное состояние спокойствия, сопровождаемого вечными насмешками.

+2

10

— Будет речка, — кивнул головой Фенрис куда-то в сторону. — Там дальше. Не слишком глубокая, но достаточная чтобы отмыться, — на словах "отмыться" и "речка" мабари, до этого с любопытством смотревший то на незнакомого человека, то на неизвестное существо, совершенно по щенячьи начал скулить. — Что услышал плохие слова? — эльф хмыкнул и потрепал пса по голове. — Однако, надо, через сутки ты начнешь вонять и нас не то, что на сеновал не пустят, нам откажут в ночевке среди свиней, — мабари недовольно заворчал, замирая под рукой своего эльфа, как бы смиряясь с предстоящей мойкой. Но Фенрис прекрасно знал, что это видимое смирение — пес определенно заготовил пару пакостей.

Путь до реки занял минут сорок, во время дороги, Фен'Харел, конечно, собрал на себя все лужи с грязью, все опавшие листья и мелкие веточки. Пес справедливо полагал, что если уж мыться, то мыться так, чтоб от всего, поэтому с радостно свешанным языком стремительно бухался в любую грязь. Фенрис этому никак не препятствовал, прекрасно зная, что если пес вымотается то проблем с мытьем будет намного меньше. Отчего мабари так боялся воды эльф не знал, а у пса бесполезно было спрашивать. Мабари, конечно, были умными, но говорить все ж не умели.

Речка была действительно очень маленькой и неглубокой, но достаточной, чтобы в ней можно было отмыться самому, отмыть доспех, отмыть собаку. Если с первыми двумя пунктами у Фенриса не возникало никогда проблем, то вот с мабари...

— Фен! — эльф стоял по колено в воде и укоряюще смотрел на мохнатое чудовище, в которое превратился его пес. — Иди сюда, — Фенрис мягко поманил пса рукой. Тот, не скрывая дрожи в лапах, осторожно подошел к самой кромке воды, понюхал, и испустив наитяжелейший вздох, нехотя зашел в воду. — Хороший мальчик, — эльф ласково потрепал пса по ушам, и начал с него, с помощью песка, отскребать все то, что животное так старательно на себя собирало. Мыло у них закончилось, еще на прошлой помывке, поэтому пришлось обходиться подручными средствами. И где-то минут через сорок пес был если не чистым, то хотя бы приемлемом состоянии. Вид его не внушал ужаса, как это было до помывки.

После пса, эльф занялся собственными доспехами и оружием. Поскольку за работорговцами Фенрис ушел совершенно налегке, то ему снова пришлось обходиться подручными средствами. Это было не в первый раз, так что трава и песок отлично заменили щетку и мягкую тряпку. Честно говоря, эльф не имел никакого представления о том из чего были сделаны его доспехи, потому что иной раз он обращался с ними весьма негуманно, а им хоть бы хны было. Хоть бы капелька ржавчины образовалось по кромке, но — нет.

+2

11

[indent] Айдан наблюдал за тем, как эльф заранее пугает мабари и усмехался. Похоже, нелюбовь к помывке все-таки была у этой породы собак в крови, потому что, так или иначе, любой представитель купаться не любил — в большей или меньшей степени. Оба его мабари тоже терпеть не могли водные процедуры, поэтому Айдан эльфа понимал. Он посмотрел на грифона, у которого клюв, лапы и даже крылья были запачканы в чужой крови, но пришел к выводу, что уж им-то некого будет пугать — нужно было, раз уж так все складывалось, дать ему поохотиться. А уж потом Надас сам найдет своего всадника — грифоны тоже были очень умными созданиями, наверное, даже сильно умнее, чем мабари, пусть и оставались животными. Хотя если в какой-то момент грифон откроет клюв и заговорит, Кусланд уж точно не удивится.
[indent] Он похлопал Надаса по шее, стянул одну из сумок и пустил его. Грифон, мощно ударив крыльями по воздуху, взлетел, подняв кучу пыли и грязи, набрал высоту и скрылся темной точкой в небе. Айдан только покачал головой и перехватил меч, после чего пошел за эльфом, краем глаза наблюдая за тем, как не пропускает ни одной лужи его пес, усмехаясь уголком губ. Подсыхающая на лице корка крови мерзко стягивала кожу, и Кусланд только философски размышлял, что вот сейчас-сейчас он дойдет до реки и все это с себя смоет. Если живая, горячая кровь на руках будоражила и едва ли не радовала, то остатки былого величия начинали раздражать — иногда в такие моменты рекруты или младшие Стражи попадали Командору под руку. Ничем хорошим, в общем-то, для них это не заканчивалось, потому что орать Айдан любил, умел и частенько практиковал.
[indent] Печальная, но посверкивающая на солнце, ленточка речушки все же заставила прибавить шагу, и Кусланд сначала долго вылезал из своих составных доспехов, а потом отмывал лицо и шею — поддоспешники мыть не было никакого смысла, под доспехом видно не будет, а лишний раз мочить их и одежду не хотелось. Так что он ограничился только тем, что смыл кровь с сапогов, лица и головы в целом, потому что заляпанная кровью лысина еще никого не привлекала в этой жизни. Особенно если лысина разрисована татуировками и на ней все-таки есть некое подобие волос.
[indent] — Я так смотрю, это у них породная особенность, — бросил Командор, берясь отмывать поножи и нагрудник. Он тоже пользовался пучком травы и песком, потому что как-то вообще не рассчитывал на бойню; Айдан вообще был уверен, что уже к рассвету будет в Пике Солдата, ан нет. Впрочем, он не мог сказать, что подобный сценарий его расстраивал или ломал какие-то планы, нет. — Мои тоже не любят это дело и каждый раз страдают во время и после, пока полностью не высохнут.
[indent] Кусланд задумчиво посмотрел на отмытый нагрудник, на котором красовался вздыбившийся грифон. Удивительно — прошло столько лет, а он все еще в ордене, и не просто в ордене, но еще и озабочен его будущем. Мог ли подумать он, что все сложится вот так, когда смотрел, как отец и старший брат собираются уходить к Остагару много лет назад? Нет. Серые Стражи... Айдан моргнул, отложил доспех в сторону и взялся за меч. С ним было проще — достаточно было просто наспех промыть лезвие и рукоять. А вот протирать все это дело тряпкой было нудным, но делать было нечего. Командор достал еще одну чистую тряпицу из сумки и протянул эльфу, мол, держи, тоже лишним не будет.

+2

12

— Спасибо, — коротко кивнул головой эльф, принимая тряпку из рук Айдана. С ней все же стало намного более удобно избавляться от излишков влаги на металле. Все эти, так сказать, косметические манипуляции проходили в полной тишине, не считая тяжелых, полных укоризны, вздохов Фен'Харела. Когда с чисткой было совсем покончено — доспех очень быстро был одет обратно. Когда его разрабатывали, Данариус специально просил, чтобы процесс снятия и надевания был максимально быстрым. Спать рядом с собой в доспехе магистр не позволял — звук металла мешал его чуткому сну. Эти воспоминания, появившиеся так не кстати, заставили Фенриса прошипеть пару ругательств на тевене. Если бы он мог, он бы еще пару раз выдрал бы сердце Данариусу.

— Айдан, — не то, чтобы Фенрису хотелось разговаривать во время пути до деревни и ближайшего постоялого двора, но не спросить он не мог. Ему в первый раз повстречался на большаке человек, который был владельцем мабари, и не одного, а двух. Следовало немедленно задать кучу вопросов, которые требовали ответов, — мабари вообще...эээ... дрессируются? А то у меня ощущение, что это он меня больше дрессирует, — Фен'Харел  лениво бежавший чуть поодаль глухо гавкнул, как бы обозначая, что говорить о присутствующих в третьем лице — это плохой тон. — Просто... вы первый человек со знаниями о мабари, который мне встретился на большаке. До этого о породе мне рассказывал только лекарь, который выходил нас обоих, — пес снова глухо гавкнул, мол, да, я спас этого двуного, теперь он — моя собственность. — До этого... я только видел взаимодействие хозяина и пса и со стороны все это выглядело достаточно просто, — эльф не был болтливым, но он взял на себя ответственность за пса (пес, конечно, считал совершенно наоборот), поэтому позаботиться о собаке было для Фенриса долгом чести. — Я иной раз не знаю как с одним управится, а у вас, как вы сказали, их два.

+2

13

[indent] Кусланд подождал, пока водные процедуры закончат эльф и пес и двинулся в сторону тракта. Когда прозвучал неуверенный вопрос, он наклонил голову, как будто показывая, что слушает, и, услышав его, хмыкнул. Он вообще, на самом деле, впервые видел мабари рядом с эльфом. Айдану почему-то казалось, что с остроухими должны быть рядом галлы и волки, а вот лошади и мабари — это для людей. Но нет, было и такое, что доказывалось на практике, так почему бы, собственно, и не поделиться опытом? Тем более, что эти двое явно путешествовали вместе и были одной командой.
[indent] — Дрессируются, — спокойно ответил Кусланд. Он не стал рассказывать, что с мабари он всю жизнь и вообще всю эту страшную историю, что он из Ферелдена. Это вообще сразу звучит, как угроза. — Вообще, конечно, лучше делать это с щенячьего возраста, но что уж тут попишешь. Мабари недостаточно просто найти и подождать, пока он увяжется за тобой хвостом. Это тебе не дворовая шавка из ближайшей канавы. Да, парень?
[indent] Нан и Кас сейчас были где-то на пути в Ферелден, может быть, уже даже дошли вместе с теми Стражами, которые ехали из Вейсхаупта в Пик верхом, поскольку выехали они куда раньше, чем вылетел Командор. Вообще надо было изобрести способ, чтобы таскать псов с собой на грифоне, но пока что Айдан не придумал, как должна выглядеть конструкция. Да и как-то все очень спонтанно выходило, поэтому это подождет. Вернется в ставку, даст задание инженерам — они умные, пусть ломают голову, как научить мабари летать.
[indent] — Не человек выбирает мабари, а мабари выбирает человека, это правда. Они очень умные, о-о-очень своенравные и своевольные, но все-таки не стоит забывать о том, что они все равно звери. Мабари, как и волки, не убивают просто ради убийства, как делают это одичавшие собаки, а только в целях защиты территории, хозяина, самого себя и, самое важное — пропитания. Но пропитание — это охота. А охотиться — сложно, тяжело и вообще лапы болят. А еще можно получить зубами или рогами какими-нибудь в бок, будет больно и неприятно, да и вообще умереть можно неожиданно. Это я все к тому, что мабари изначально смотрят на то, что ты кормишь. Кормление для собаки вообще процесс достаточно святой. Для начала приучи пса есть у тебя с рук. А уж потом можно говорить о дрессировке.
[indent] Кусланд повел плечом, достал из заплечного мешка кусок вяленого мяса, разорвал полоску на несколько частей и принялся медленно жевать, несколько из таких протянул Фенрису.
[indent] — Держи. Одну жуй, медленно и демонстративно, вторую держи в кулаке. Сейчас увидит или унюхает — подбежит и начнет клянчить, потому что любой мабари — любитель пожрать. Желательно целого кабана, даже если не влезает, — хмыкнул Айдан. — Держи кулак на уровне его головы, посмотришь. Будет тыкаться, вплоть до того, что в ноги тебе кидаться и подрезать. Остановишься через десяток шагов, скажешь там, например, сидеть или лежать. Он все понимает, поэтому выполнит рано или поздно, хотя может выкручиваться и пытаться отжать по-другому — игнорируй, — он замолчал, задумчиво посмотрел вперед и хмыкнул. — Хотя я в свое время давал в лобешник с кулака, но это радикальные меры. И вот когда выполнит — похвалишь и отдашь кусок.

+2

14

Фенрис с некоторым благоговением принял от Айдана кусок вяленого мяса. То, что сказал Серый Страж было той информацией, которой так не хватало эльфу.

— Обычно, мабари выбирают людей, не так ли? — Фенрис делал именно то, что сказал ему Айдан — медленно жевал кусок мяса, крепко держа второй в своей узкой ладони. Фен'Харел заинтересованно повел носом и с вопросом уставился на эльфа. На его морде явственно проступал вопрос: "А что это так пахнет?". Этот вопрос требовал незамедлительного ответа, поэтому мабари моментально оказался рядом, старательно обнюхивая крепко сжатый кулак эльфа. Влажное собачье дыхание Фенрис проигнорировал с полным достоинством, а вот прикосновение влажного языка к крепко сжатой ладони, заставил эльфа нервно дернуться. — Ты сказал, что их у тебя два. Они у тебя одновременно появились? — честно говоря, иной раз Фенрис задумывался о том, чтобы взять еще одного пса, но... он с одним-то сейчас не очень управлялся, куда уж с двумя-то? Фен'Харел нарезал вокруг двуногих несколько широких кругов, а потом снова сунулся к крепко сжатому эльфийскому кулаку, чуть ворча, тыкался в него влажным носом. Фенрис отсчитал десять шагов, как сказал Айдан, и развернувшись лицом к псу максимально строго, насколько мог, сказал: "Фен'Харел, сидеть!". Пес, опешивший от такого поворота событий, недоуменно повел носом. Фенрис же в ответ пожал плечами и спокойно зашагал себе дальше. Мабари коротко взрыкнув тут же поспешил за вожделенной вкусной штукой, зажатой в ладони эльфа.

— Фен'Харел, сидеть! — пес смотрел большими влажными глазами, полными укоризны, так что строгость в голосе давалась эльфу с некоторым трудом. Мабари снова недоуменно повел носом, тяжело вздыхая. — Нет, так нет, — снова пожал плечами эльф, продолжая свой путь. — Интересно, влияет ли имя на собаку? Все... странно реагируют, когда слышат его имя, а я даже не знаю, что оно значит, просто услышал когда-то. А когда пришлось давать ему имя — само всплыло. Возможно, из-за общего корня...

Ситуация с куском мяса повторялась около десяти раз, и лишь на одиннадцатая попытка принесла успех. Фен'Харел недовольно ворча, послушно сел.

— Молодец, заслужил, — Фенрис раскрыл ладонь, отдавая мясо собаке, и тут же потрепал пса между ушами. — Умница!

Мабари коротко рыкнул, как бы говоря, да, я такой, а ты сомневался, двуногий?

+1

15

[indent] — Ну, если ты встанешь в помете щенков, то да, мабари выбирают людей. Девять пойдут делать свои дела, а один сядет тебе на сапог и будет сидеть, — пожал плечами Кусланд. — А вот если ты идешь-идешь-идешь и находишь тощего и раненого мабари, то тут уж не выбор, а судьба.
[indent] Айдан наблюдал за выяснением отношений вполглаза, щурясь и периодически кивая то ли эльфу, то ли самому себе — ну да, как-то так оно и должно происходить.
[indent] — Нет. Одного я завел целенаправленно, когда умер от старости мой прошлый, — он вовремя прикусил себя за язык, чтобы не вякнуть про то, что рыжий-то прошел с ним весь Мор. Раскрывать свою личность как-то пока что было не с руки, а среди Стражей мало ли Айданов вообще водится? Может, это вообще любимое у них имя. Отбирают вообще по признаку имени, вот. — Второго нашел очень далеко от родных для них краев. В Андерфелсе, умирал в песках. Пришлось подобрать, выходить, и вот теперь их два. Сложнее всего было заставить их вместе жить, а не пытаться друг друга убить в попытке доказать первенство. Пришлось показать, что главный все-таки я, хоть и не пес и в их стае быть не могу по их соображениям. Человек-человеком, а собака — собакой. Это нужно различать. Какими бы мабари умными не были, и как бы мы не понимали их язык, а они — наш, мы все-таки разные виды. Как кони и драконы — может, и найдут общий язык, но так, на уровне инстинктов, а если копнуть глубже — хрен там, а не взаимопонимание.
[indent] Поэтому иногда нужно было и по лобешнику врезать, пусть и крепкому, и прижать, чтобы показать, что он просто-напросто сильнее. Мабари были отличными напарниками, надежными и комфортными в любых условиях при правильном воспитании, только вот очень многие начинали их очеловечивать, а это было первой и, как правило, последней ошибкой, которую они совершали.  Для себя или для мабари — вопрос второй. Но уж точно не было гармонии внутри отношений человека и собаки, поэтому следовало мыслить здраво. Сколько раз он эту историю видел, в самом-то деле.
[indent] — Это для тебя имя собаки имеет значение. Для него, — он кивнул подбородком на мабари, — это набор звуков, на которых надо, как минимум, повернуть ухо и послушать, что ты от него хочешь. Он привыкает. А мы вкладываем в это смысл, что не особо-то и играет для пса роли. Все только в нашей голове. Они различают слова, запоминают и ассоциируют, что "нет" — это то, что делать нельзя или бросить то, что делаешь сейчас, что "сидеть" — это прижать жопу к земле и так далее, и так далее. Особенность мабари в том, что они привыкают к твоему поведению, считывают с тебя все твои эмоции и незаметные тебе жесты — движение пальцев, мимику, даже изменившийся взгляд, намного быстрей, чем другие псы, и принимают свойственные тебе решения сами, без команд. Отсюда и легенды о невероятной взаимосвязи пса и хозяина. Она есть, вообще никаких вопросов. Но все немного более прозаично — это просто правильная дрессировка и природный интеллект мабари, который, бесспорно, намного выше, чем у любой другой собаки.

0


Вы здесь » Dragon Age: final accord » Воспоминания прошлого » Чудовищ нет на земле [август 9:45]