НОВОСТИ ФОРУМА:
28/04
Весенние обновления
22/03
Кто нужен & Что играть.
27/01
Открытие форума!
Кого спросить?



Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?

Dragon age: final accord

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Момент настоящего » В гостях по-тевинтерски [Страж 9:47 ВД]


В гостях по-тевинтерски [Страж 9:47 ВД]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

В гостях по-тевинтерски
[html]<center><img src="http://s4.uploads.ru/kifFu.jpg" class="illust_ep"></center>[/html]
Исчезнувший из Круга Минратоса артефакт не дает покоя одному сновидцу. Призрачный след, на который удалось наткнуться, обрывается самым неудобным образом, а единственный способ его вернуть — заглянуть на огонек к провинциальному лорду.
Но что делать, если у тебя нет свиты? Нанять ее!

Дата событий:

Место событий:

Страж 9:47 ВД

Северные границы Орлея

Фейнриэль, Фенрис
Вмешательство: нет

0

2

   Доводилось ли кому бежать от тевинтерского магистра, не будучи виноватым? Этим вопросом Фейнриэль задавался не один день, когда страх за собственную жизнь и свободу немного отступил и дали о себе знать суматошные дни, проведенные в пути. Формально, его не за что было упрекнуть — молодой маг просто приехал поглазеть на чудной зверинец, и не его вина, что его визит совпал с неприятностями и невосполнимыми потерями в лице (или все же морде?) сбежавшего грифона. Однако, наспех распрощавшись с гостеприимным магистром Симерианом, Фейнриэль постарался как можно скорее покинуть Сто Столпов, сменить приметный экипаж и с удвоенной скоростью удалиться от блаженного края цветущих садов, горячих горных источников и теплых песков. На запад, скорее, быстрее, меняя попутчиков, скрываясь за чужими именами и чужой одеждой — от недосыпа полуэльф осунулся, под глазами залегли тени, а движения стали резче, выдавая его нетерпение и тихую панику.

   Лишь когда за спиной остались широкая и приветливая дорога Имперского тракта, а в лицо дохнул запах не степных трав, а мшистых лесов, полукровка смог вдохнуть свободнее и расслабиться. Интересно, какой бедой обернется для него неприятность в доме магистра? Заметит ли горюющий и раздосадованный Симериан другую свою потерю, менее ценную, но важную для самого Фейнриэля? Слежки за собой маг не заметил, однако даже без нее следовало поторопиться: неподалеку, практически у самой границы, один не самый благоразумный аристократ решил дать приют опальному сектанту-венатори. А кто, как не они, должны быть повинны в исчезновении старого артефакта из залов Круга Минратоса?..

   Он не мог просто так заявиться в резиденцию лорда Реньяра, это бы спугнуло венатори, не мог затаиться и выжидать, когда чародей сделает неверный шаг — дело могло затянуться на неприлично долгий срок. Оставалось лишь припугнуть лорда, показать ему, что он поставил не на ту фигуру и может серьезно проиграться, но уверенный вид лучше было бы подкрепить сталью. Фейнриэль не мог попросить о подобной услуге шевалье, а встреченные им наемники не внушали доверия уже самому сновидцу. Оставалось лишь прислушаться к сплетням, дать на руку вездесущим контрабандистам и торговцам информацией, и через них отыскать наиболее надежный вариант.

   На встречу с рекомендованным наемником Фейнриэль не стал прихорашиваться, не было смысла щеголять перед ним цацками, но на темной строгой мантии все же тускло переливался вышитый умелыми руками растительный узор, а посох, с которым маг не расставался, выдавал в нем пришельца с севера. Ему не впервой было нанимать кого-то, договариваться, спорить о цене и условиях, но все же сердце Фейнриэля стучало чуть быстрее, чем следовало, а в голове нет-нет, а ворочались мысли переиграть задачу по-иному, поискать другие пути, которые выманили бы венатори из его укрытия.

— Признаться, я до последнего не верил, что речь идет об эльфе. — Ровным голосом начал было беседу Фейнриэль, когда напротив него за столом наконец-то материализовалась тонкая фигура наемника. — Мало ли, о чем люди болтают...

   Подняв взгляд, Фейнриэль споткнулся на полуслове. Смятение, удивление и неверие тут же пробились сквозь непроницаемую маску вышколенного магистерского воспитанника, глаза сощурились на мгновение, словно их хозяин сомневался в том, что видит перед собой, а с губ после небольшой заминки сорвалось лишь одно имя.

— Фенрис?..

+1

3

Реализм (точнее, на самом-то деле — негативизм) всегда был сильным качеством Фенриса. "Давайте надеяться на худшее и лучшее, может быть, скорее всего, маловероятно, произойдет!", — этот девиз позволял эльфу сохранять хрупкое спокойствие. Он никогда не был настроен на что-то хорошее, а значит лишний раз никогда не был разочарован в тленности бытия, ну, а, если что-то хорошее и происходило, то тут уж Фенрис всегда был приятно удивлен. Что было редкостью при его профессии. Да и вообще, можно ли считать наемничество на непостоянной основе — профессией?

Последним действительно хорошим, что случалось с Фенрисом был мабари. Пес, конечно, был уверен, что это он спас двуногое создание, а не наоборот. Честно говоря, эльф не рассчитывал, что псина останется с ним, однако, его обнюхали с ног до головы, облизали в обе щеки и всем видом показали: "Мое и без меня никуда!". Уже потом лекарь, дом которого они оккупировали на пару, сказал, что пес еще подросток. Кто-то видимо не ожидал, что мабари вырастет настолько большим и выкинул его.

Над именем для животного эльф не особенно долго думал, назвал первым словом, которое пришло в голову. Так пес стал называться Фен'Харелом. Что значило это слово Фенрис не имел ни малейшего представления, просто когда-то услышал его от кого-то.

Северная граница Орлея была неприятным местом. Во-первых, сам Орлей был таким себе местом, на скромный фенрисов взгляд, а во-вторых для того, чтобы заработать себе хоть какую-то известность и возможность получать заказы получше пришлось пострадать. Они с Фен'Харелом налазились по всякого рода противным местам. Некоторые из них Фенрис вспоминал с содроганием и огромным внутренним отвращением. Хотя ему, весьма наивно, казалось, что за годы беганья от Данариуса он повидал все. И спал везде, где только можно.

Этот заказ должен был быть самым рядовым: сопроводить, напугать и возможно убить. Сложно было бы предложить что-то новое, но... то, что заказчик маг — было неприятно. Терпимо, но неприятно. Годы проведенные на большаке научили Фенриса, что маги — разные. Не все из них ужасны, некоторых вполне можно терпеть, если они молчат, ну, или хотя бы не лезут куда их не просят. В конце-концов, даже маги не заслуживали рабства в Тевинтере, чтобы там не говорили про Круги, а приравнять рабство и Круг друг к другу Фенрис не мог. Слишком разные понятия.

В общем, на всякий случай Фенрис шел на встречу загодя не ожидая от нее ничего хорошего. Фен'Харел как мог пытался настроить своего двуногого на иной настрой, но все что у него получалось это: мешаться под ногами и тычиться мокрым носом в раскрытую ладонь.

Садясь за стол переговоров ("Ничего не есть, не пить", — сам себе еще раз напомнил Фенрис) эльф отметил тевинтерский посох своего нанимателя. Уж на них-то за все время своего рабства он насмотрелся по самые: "не хочу" и "не буду". И честно говоря, истово надеялся никогда более их не увидеть. А уж когда наниматель и вовсе назвал его имя, эльф по привычке моментально "вспыхнул".

Ты кто? — от долгого молчания голос Фенриса звучал глухо и резко. Не с собакой же на большаке болтать? — Лучше ответить, потому что сердце я тебе выну быстрее, чем ты сможешь хоть что-то приличное наколдовать, магистр, — последнее слово эльф просто выплюнул. Лишь Фен'Харел не разделял негатива своего эльфа, он стоял, встав передними лапами на скамейку, и внимательно разглядывал мага.

Отредактировано Fenris (2018-05-10 00:27:02)

+1

4

   Фейнриэль смотрел и не знал, верить своим глазам или нет. Все происходящее было скорее похоже на сон — их тех, над которыми нет власти, которые нельзя развеять мановением руки и усилием воли. Прошлое затянуло полукровку с головой, возвращая его в пыльный квартал эльфинажа, в маленькую комнатку с выцветшими, но чистыми тряпицами на окнах и на топчанах — нелепой замене занавескам и покрывалам, к улыбке матери и страху перед Кругом и храмовниками. Тогда он не знал, отчего его кошмары так отличаются от кошмаров других эльфов и людей, не подозревал, что избавиться от них молитвой невозможно, а знания матери о магии имеют свои границы.

   Первые решения еще не вышедшего из подросткового возраста Фейнриэля едва не стали последними, но Хоук и его пестрая компания помогли, вытащили из безвыходной ситуации и стали едва ли не объектом поклонения. Первые дни в Круге он проклинал их всех, через полгода, благодаря Орсино, сумел посмотреть на ситуацию под иным углом. Уже в Тевинтере он искал их в Тени, силясь разгадать, кто еще был повинен в гибели клана Сабре, куда вернулась его мать, но не находил ответов. Со временем и эта боль утихла, покрылась пеплом, а сегодня призрак из прошлого явился к нему во плоти, вызывая самые противоречивые чувства.

— Фенрис. — Уверенней повторил чародей, вздрогнув при упоминании магистерского титула и от обещания оставить беднягу без жизненно важных органов. Эльф не узнал его? "Да откуда бы," — иронично вторил внутренний голос, подкидывая вполне разумные доводы насчет очередного безродного эльфинажки, всего лишь одного из многих, встреченных Фенрисом на жизненном пути, да пролетевшим годам, за которые можно выкинуть из головы очень и очень многое. Но Фейнриэль хранил в памяти каждую встречу, каждое лицо тех смутных времен.

— Помнишь Киркволл? — Негромко затараторил он, машинально отклоняясь подальше от ярких зеленых глаз, пышущих недоверием, да от грозной морды огромного пса, которому наверняка лучше было не попадаться на зуб. — Трущобы Нижнего Города, тамошних эльфов, расписной венадаль? К-казематы, их стены и мрачные статуи? Я Фейнриэль! Наверное, ты не помнишь меня, нас ведь не выпускали из Круга...

   Волнение в один миг превратило возмужавшего Фейнриэля обратно в мальчишку, еще не подозревающего о том, какие испытания ждут его впереди. Под чужим взглядом хотелось одновременно съежиться и стать невидимым, и распрямить плечи,  дерзко возвращая уверенный взгляд — чтобы друг Хоука видел, как меняет время некогда запуганных детей, как могут измениться некогда опасные маги.

— За десять лет многое изменилось. — Наконец-то улыбнулся побледневшими губами чародей, скосив взгляд на собаку. Это был компромисс между капитуляцией и наглостью, всегда можно сказать, что боишься укуса животного больше, чем наемничьих угроз. — Но я не магистр! Пожалуйста, успокойся. Я не думал... Я не знал, что мне рекомендовали именно тебя. Я считал, что вы все до сих пор следуете за Хоуком или остались в Киркволле. Там же был твой дом...

+1

5

Объяснения мага были путанные и нервные, однако, Фенрис понял о чем тот говорит. Смешной эльфский мальчика из эльфинажа, которого Хоук по доброте душевной, не иначе, сдал в Круг. "Даже интересно сколько раз он проклял всех нас, — "погасая" хмыкнул про себя эльф, — по кругу торча в Круге?". Собственная не очень смешная шутка-самосмейка вызвала улыбку. На которую тут же отреагировал пес, решивший, что раз его двуногое никого не убивает, то и не будет, а потому — залаял. Громко и раскатисто, как и любой мабари.

Фен'Харел, молчать! — Фенрис не повысил голос на пса, просто добавил укоризны и животное тут же стушевалось, слезло со скамейки, но то и дело с большим любопытством посматривало на новоиспеченного знакомого. Эльф прекрасно знал натуру своего пса, а потому с некоторым во истину садистским удовольствием предвкушал знакомства пса с магом. — Он еще маленький, — зачем-то пояснил Фейнриэлю наемник. "Вдох, выдох, вдох", — посчитал про себя Фенрис. — С рекомендациями в Орлее всегда плохо было, но по-крайней это не очередной заказ на... — наемника очевидно перекосило от воспоминаний о последнем заказе, поэтому договаривать он не стал. — С чего бы мне следовать за Хоуком? Я был ему должен, он меня крепко выручил. Просто мне не сразу подвернулся случай отдать ему долг. Но как только я его отдал, я более ничем не был ему обязан. Он пошел своей дорогой, а я — своей, — пожал плечами Фенрис в ответ на реплику своего старого мнезнакомца о Защитнике. "Мой дом?", — а вот эти слова задели больше, чем хотелось, — Киркволл никогда не был моим домом. Это было временное пристанище, хоть там и остались мои друзья, — и Авелин, и Варрик были по-настоящему дороги Фенрису, и если бы от них пришла весточка с просьбой о помощи, эльф бы все бросил и пошел к ним на выручку. Иногда на большаке его достигали короткие весточки от принца Ваэля, написанные аккуратным, легко читаемым почерком. Фенрис все еще учился читать. Удивительно было понять какой огромный пласт знаний от него был сокрыт и в этом не было ничего странного. Если бы в Тевинтере занимались образованием рабов, то возможно не было бы и рабства. — Впрочем, это было все давно, и я даже не уверен, что это было правдой. Но если ты ищешь надежного не болтливого наемника, который не попытается тебя продать первой же ганзе работорговцев, то да — это я. Расценки высокие, но я этого стою. В конце-концов, я самый удачный и живучий эксперимент магистра Данариуса. Раз ты теперь обретаешься там, то должен был об этом всем слышать, — Фенрис умолк, красноречие никогда не было его сильной стороной. Прошедшие годы и вовсе отбили желание общаться с людьми. Даже те, кого он спасал от работорговцем редко его благодарил. Людей пугал лириум вживленный эльфу под кожу. Самого Фенриса он тоже пугал — неизвестностью. Закончить как церковный храмовник эльф хотел меньше всего, но, видимо, по-другому и не могло выйти.

+1

6

   Фейнриэль и сам не знал, чего же он жаждал услышать от эльфа. Улыбку и кивок в знак узнавания? Радостный прыжок в пучину ностальгии по тем временам, когда трава была зеленее, а солнце светило жарче? Как бы то ни было, он не получил ни того, ни другого, а от едких слов о своем родном городе и о Хоуке, тогда еще не испорченном и являвшимся своеобразным объектом поклонения для юного мага, Фейнриэль упрямо сжал зубы, чтобы не возмутиться и не наговорить лишнего. Спугнуть призрака из прошлого было не так обидно, как лишиться ценного умелого воина. И не беда, что у этого наемника нет такого широкого разворота плеч, как у других, а ростом он уступал людям: еще мальчишкой Фейнриэль наслушался историй о мастерстве эльфа, этого было достаточно, чтобы и сейчас выделять его среди всех остальных.

— Извини, — потупил было взор полукровка, но тут же вскинулся вновь, смахнув с себя так неуместно прилипший туманный образ эльфинажки. То время прошло, и пусть о своих корнях он никогда не забывал, нельзя было позволять прошлому командовать поступками и помыслами в настоящем.

— Я слышал, что магистр Данариус исчез. Вроде бы сгинул где-то в своих путешествиях — не знаю, в то время мне некогда было вникать в подобные слухи. — Фейнриэль надеялся, что смог показаться достаточно равнодушных, однако так небрежно оброненные слова Фенриса о себе самом заставляли задуматься. Он — эксперимент? Лириумные татуировки подтверждали это, но только сейчас сомниари задумался над тем, каким же образом Фенрис мог их получить. Он не был храмовником, не был магом, наверняка не подозревал, что собой представляет лириум, но, как поговаривали, раньше был рабом, а некоторые хозяева весьма небрежно обращаются с жизнями своей живой собственности... — У меня есть деньги, я в состоянии заплатить тебе.

   Еще раз смело заглянув в зеленые глаза, Фейнриэль расправил плечи, потянулся было к кубку с местным "фирменным напитком", но тут же, глухо вскрикнув, попытался заслониться рукой. Пес эльфа, словно дождавшись молчаливого одобрения своего хозяина, совсем потерял страх и рванул вперед, радостно пачкая широкими лапищами дорогое одеяние и намереваясь облизать как можно больше Фейнриэля за раз.

Ой! Ай! Нет, не смей на меня гавкать! Как там тебя...

   Звонкий смех душил, дезориентировал, давая псу преимущество. Сдавшийся на собачью милость полукровка сияющим взглядом окинул хозяина бессовестного животного и потрепал пса за ухом, попутно попытавшись снова оттеснить его прочь.

— Фен'Харел? Ужасный Волк? Ты действительно назвал пса именем эльфийского божества?

+1

7

Исчез? — рассмеялся Фенрис. — Убит. Лично выдрал ему ненужные органы, — воспоминание о сестре нахлынули очень не во время. Эльф научился не сожалеть о своих поступках, да и в целом, давно уже выучился жить одним днем, но сестра была тем о чем он иногда, нет-нет, но жалел. Да, она его предала. Променяла на магию, но все же была его сестрой, его единственным шансом узнать, как оно было, но... Был ли он таким же рыжим как она? Какой была его мать? А их отец? Как они вообще попали в рабство? Родились рабами или их поймали? Эти вопросы иногда всплывали в голове Фенриса, чаще в связке с обликом сестры. Это были тяжелые ночи, полные алкогольного угара, потому что ничто другое не могло сделать их лучше. — Деньги есть — это уже хорошо, маг. Тридцать процентов задаток прямо сейчас, остальное по исполнению задания. Надеюсь, что это условие тебя устраивает.

Фен'Харел был подростком. И как все подростки он был нетерпелив. Ему сияло новое знакомство, новый запах и новый вкус и он был решительно настроен получить это все — вот прямо сейчас. Поэтому Фенрис не особенно удивился выходке своего питомца, этого стоило ожидать. Уж больно у пса была хитрая морда, когда он то и дело косился на мага.

Ужасный волк? — Наемник чуть наклонил голову, разглядывая композицию из мага и пса. — Эльфский бог? Я просто услышал это слово где-то и первым его вспомнил, когда пришло решил назвать пса. Но, если честно, то он его полностью оправдывает, да, Фен'Харрел? Он совершенно точно ужасен, — пес радостно залаял, услышав свое имя. Фенрис едва заметно улыбнулся глядя на животное, которое не смотря на попытки мага его отодвинуть, щедро делилось с ним своей любовью и слюнями. "Надо будет все-таки им заняться, — мысленно отметил Фенрис. — Мабари все-таки, а не хрен знает что".

+1

8

   Фейнриэль рассеянно гладил по широкому лбу расшалившегося пса и постукивал пальцами по столешнице. Небольшой мешочек с самоцветами и монетами, с глухим звоном приземлившийся на столешницу, был решительно пододвинут к Фенрису. Тридцать процентов — небольшая плата за наемника и собаку, пусть последняя и стала неожиданным бонусом. Два Волка... Интересно, Фенрис в самом деле не помнил о значении этого имени, не придавал ему того мрачного оттенка, что тенью следовал за упоминанием древнего божества? Поразмыслив, маг все же смирился с этой мыслью: разукрашенный лириумом воин не походил ни на кого, кто был знаком Фейнриэлю, он не цеплялся за гордость и былое величие, как предки самого Фенйриэля, не цеплялся за общину эльфинажа, где в трудную минуту все же можно было бы получить помощь от таких же обездоленных и презираемых. Он был просто другим. К счастью, этот факт можно было не учитывать в их теперь уже общем деле.
— За камни можно выручить даже больше, если знать, к кому обратиться. Я остановился неподалеку, в соседнем постоялом дворе. И завтра, когда церковные сестры выйдут на вечернее служение, нам нужно выдвигаться в путь. Я расскажу, что знаю...

   К назначенному часу нанятый экипаж доставил Фейнриэля и его телохранителя к поместью лорда Реньяра. Кованные ворота были скрыты за голыми, еще не почувствовавшими весны деревьями, на темной земле там и тут лежали клочки снега, заботливо оберегаемые пушистыми елями. Прохладный воздух пах отступившими морозами, напитавшейся снежными водами землей, дымом из печных труб и жаровен во дворе и совсем чуть-чуть — еловым духом. Ступая по тщательно выметенной дорожке, Фейнриэль не оборачивался назад, зная, что эльф следует за ним, как тень. И как тень он будет присутствовать при разговоре с лордом, стоя достаточно близко, чтобы его можно было видеть, но достаточно далеко, чтобы не раздражать и не оскорблять Реньяра.

— Как вы могли подумать, мессер! — Всплеснул руками лорд и подался было вперед, намереваясь вскочить на ноги в стремлении показать, насколько глубоко его задели обвинения тевинтерца в укрывании преступников. Однако одного взгляда куда-то за спину чародея хватило лорду для того, чтобы сбить с себя лишнюю театральность и медленно откинуться обратно на спинку кресла, сцепив перед собой ладони в замок. — Я верен двору и нашему императору Гаспару. Ваши слова звучат оскорбительно! Кому в голову придет дать приют венатори, тем, кто чуть не погубил нашу славную империю? Уходите, мессер Маэнас. Я не желаю участвовать в ваших тевинтерских дрязгах, но вы обязаны выдать мне имена тех, кто так нагло клевещет на мой дом!
   Тихо вздохнув, Фенйриэль лишь посильнее сжал подлокотники кресла и устало поморщился. Переговоры со знатью Орлея всегда были непростыми, они извивались и норовили выскользнуть из рук, как угри, но и их можно было подцепить на нужную приманку. Увы, ни намеки, ни угрозы, ни банальный шантаж какой-то банальной интрижкой не дали нужного результата, лорд Реньяр продолжал упрямо стоять на своем. Спешно отказавшись от ужина, чародей поспешил покинуть хозяина поместья, сдержанно извинившись перед ним за необоснованные подозрения.
— Готов поспорить, наш лорд уже докладывает обо всем своему особому гостю. — Зло прошипел Фейнриэль, когда они с Фенрисом удалились на некоторое расстояние от парадного входа. Сняв с себя темную, расшитую ониксом и гранатами маску, полукровка машинально убрал ее за пазуху. Искусно сделанная, мягкая и компактная, она не раз помогала ему в странствиях по Орлею, не привязывая его ни к какому благородному дому, но и не позволяя усомниться в принадлежности мага к высшим слоям общества.
— Признаюсь, он почти убедил меня в своей невинности. Но я знаю, что это не так. Я знаю, кого он пригрел у себя под боком. И эта тварь нужна мне живой. — Подведенные сурьмой глаза на секунду сверкнули, отражая свет, льющийся из окон поместья, однако Фейнриэль не стал всматриваться в мелькающие за стеклом фигуры, а, свернув на садовую дорожку, достаточно тихо и проворно стал пробираться на задний двор, где тихонько фыркали запертые в конюшне лошади, да тихо выла посаженная на цепь лохматая дворняга.
— Надо немного подождать, наверняка он покинет поместье с минуты на минуту. Глупо оставаться там, куда уже пала тень подозрения, раз за ним пришли один раз, то придут и второй...
   Что-то было не так. Обычно во дворе всегда был кто-то даже в вечернее время: конюх задавал последнюю порцию корма своим лошадям или рубил дрова для кухонной печи, выплескивала помои дворовая девка, да и сторож мог начать обход вверенных ему владений... Никого не было. Вся прислуга словно вымерла, оставив поместье на растерзание тишине и мрачным слухам. И все же маг ошибся, посчитав, что все пропали: с тихим звоном посыпалось разбитое окошко, а из кухонной пристройки раздался придушенный крик, оборвавшийся так же внезапно, как и возник.
   Плавным движением Фейнриэль снял с перевязи посох, поудобнее перехватил его и обернулся к Фенрису с немым вопросом: останутся ли они на месте или рискнут сунуться в чужой дом.

+1

9

Фенрис, и до инструктажа, прекрасно понимал, что попросил очень мало. Тридцать процентов — практически нулевая сумма при том, что ему требовалось делать. А делать надо было много. Обычно с магов эльф драл такие деньги, что те предпочитали уйти сразу же, как только слышали сумму. Некоторые пытались спорить... Ну, что же, Фенрис за годы жизни на большаке научился быть очень убедительным без слов. Фейнриэль был условным знакомым, к знакомым эльф относился несколько более проще, да и Фен'Харел, каким бы ребенком не был, разбирался и чуял людей прекрасно. "Камни так камни", — Фенрис спокойно принял плату, внимательно слушая мага.

Поместье в которое они пришли было... мерзким. Пса, естественно, пришлось оставить во дворе, потому что ни один приличный орлесианец не позволит ферелденской псине шастать по дому. Фенрис к этому привык сразу, а вот пес — нет, так что первые несколько раз случались накладки.

В разговоры между магом и напыщенным лордом эльф не встревал. Его сюда не за этим позвали. Но на порыв аристократа вскочить Фенрис отреагировал чуть наклонив голову и прищурив глаза. Это всегда усаживало людей обратно. "Связаться с венатори?" — эльф не особенно был в курсе всех проблем с ними, однако, того что он слышал было достаточно, чтобы поставить их куда-то на один уровень вместе со всеми магами вместе взятыми. Тогда до границ с Тевинтером известия доходили очень долго и уже в настолько приукрашенном виде, что в них почти и не верили, а Инквизитор и вовсе казался больше выдуманным персонажем, чем живым человеком.

Переговоры зашли в тупик и Фенрис это сразу уловил, уж больно нервно двигался маг. Эльф не осуждал его, пожалуй, это было действительно обидно — вот так упустить столь ценную добычу. Ведь на этом легальные способы получить желаемого венатори были исчерпаны. "Ну, что же, — подумал эльф, вспоминая историю с проникновением в особняк Данариуса, — бывают и нелегальные".

Едва они вышли за двери поместья, как к ним устремился пес. Животное было явно не в восторге от места. Фенрис видел своего питомца разным и точно мог сказать, что Фен'Харел не испуган, ему скорее противно было находиться здесь. Но пес смиренно терпел ради двух непутевых двуногих, что сейчас находились в его владении.

Шум из кухонной пристройки заставил Фенриса, поднять руку. Эльф призывал к тишине, медленно шагнув в сторону здания. Дверь была прикрыта неплотно и все это было больше похоже на одну большую ловушку, которая грозила тысячей неприятностей. Но Фенрис, если честно, соскучился по ним. По огромным и страшным неприятностям, у него уже очень давно не было действительно достойных противников и это огорчало. Чаще попадались заказы на всякую мелкую шушеру.

Готовь любое парализующее заклинание, — невероятно тихо обратился наемник к магу, опуская руку на тяжелую собачью голову. — Обездвиживай все, что движется, а дальше моя забота, — лириум привычно жег кожу, так всегда было перед хорошей дракой. Фенрис надеялся, что элемент неожиданности, мажье заклинание и его лириумные татуировки, окажут им огромную услугу. — На счет: "три". Раз, два, три!...

+1


Вы здесь » Dragon age: final accord » Момент настоящего » В гостях по-тевинтерски [Страж 9:47 ВД]