Dragon age: final accord

Объявление


для гостей:
Правила Сюжет Список персонажей Гостевая Нужные персонажи Хочу к вам! Навигация по миру Классы Шаблон анкеты Заключение партнерства

Добро пожаловать в Тедас!
Сюжет нашей игры разворачивается через пять лет после закрытия Бреши, в 9:47 Века Дракона.
Тедас снова оказался на грани войны всех против всех, страны терпят внутренние конфликты, а ордены и гильдии разваливаются на глазах. Возможно ли сохранить мир?
для игроков:
Объявления Отсутствия Оформление эпизода Закрыть эпизод Говорят, что... Поиск соигроков Карта & Календарь Общая хронология Заявки на акции Регистрация нпс

НОВОСТИ ФОРУМА:
22/03 Кто нужен & Что играть.
27/01 Открытие форума!


Maxwell Trevelyan | Mahanon Lavellan

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon age: final accord » Воспоминания прошлого » Инстинкт исчезновения [Царепуть 9:41]


Инстинкт исчезновения [Царепуть 9:41]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ИНСТИНКТ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ
https://d.radikal.ru/d20/1804/11/e611533a7a0e.png
Отправившись докладывать в Вейсхаупт о событиях в Орлее и штурме Адаманта, Хоук добирается до цели уже не один, а с Андерсом. Пока Гаррет решает вопросы с Первым Стражем и Героем Ферелдена, маг, окруженный недоверием, скучает фактически взаперти. Присматривать за ним было поручено Каронелу: дескать, где пять хоссбергских магов, нынче активно работающих в архиве, там и ещё один. Вот только у этого товарища на уме идеи поинтереснее, нежели рыться в пыльных книгах и свитках...

Дата событий:

Место событий:

Царепуть 9:41 ВД

Вейсхаупт и окрестности, Андерфелс

Каронел, Андерс
Вмешательство: нет необходимости   

0

2

Где пятеро, там и шестой, да? Каронел, поднимаясь по ступеням в гостевое крыло крепости, в мыслях своих с укоризной смотрел на камергера, между делом с традиционной для него равнодушной отстраненностью передавшего приказ, и хотел задать множество вопросов — начиная с простейшего "Вы шутите?" и до раздраженного "Долго я еще буду служить всем и каждому почетной нянькой?". Но то в мыслях, приукрашенных, словно переигрывание и прокручивание в голове произошедшего могло как-то его изменить. На деле, вопросы пришли к нему несколько позже того, как сам эльф, получив указание, с толикой неизбежного "не опять, а снова" кивнул и был отпущен, на ходу под тяжелый вздох добавляя к своему распорядку дня — по чести сказать, не самому нагруженному, — ещё одну обязанность. По счастью, хоссбергские маги за прошедшие месяцы со дня прибытия уже в достаточной степени освоились в крепости, чтобы как минимум не плутать по пути от обеденной комнаты к своим кроватям, и много внимания Каронела не требовалось... ну, почти никому из них. Часть энергии и упорства Беррит было бы полезнее направить в другое русло, но, так или иначе, надзор за ними был чисто формальным.

Вздохнув, эльф отмёл с лица раздражающе короткую по сравнению с другими — по досадной случайности, — прядку волос, заправляя её за острое ухо. Не то чтобы он предпочел быть отправленным в очередной дозор по местным вездесущим пескам или скучал по встречам с порождениями, но и восторга от свалившихся на него надобностей не испытывал. Вейсхаупт был отдаленным, диким, жестоким местом, оттого сколь-либо значимым числом беженцев от войны между магами и храмовниками в крепости были не обременены, и практически все они так или иначе были заботой Каронела и Сулвэ. Порой эльфу хотелось в шутку предположить, что его приписали к этому делу, чтобы новоприбывшие не пугались до полусмерти вида бравой ферелденки, но... нет, это была глупая шутка.

Люди бежали от войны, от разрушений, предпочтя им даже совершенно невеселую перспективу стать Серыми Стражами. А теперь он стоял перед дверью, изучая потёртое временем, потемневшее дерево с резьбой, и знал: человек за ней, маг, у Стражей на особом счету. Отступник, бежавший из Круга, бежавший из Ордена, заимевший покровительство Чемпиона Киркволла... и развязавший войну. Катаклизмы, сотрясавшие страны Тедаса так, что отголоски этого доходили даже до Вейхаупта, были не то что его рук делом, нет. Но он толкнул первый камень с горы, повлекший за собой рокочущую лавину. Сколько ни говори о том, что конфликт назревал, как надутый бычий пузырь, грозящий вот-вот с треском порваться, но в этом растущем напряжении была иллюзия мира. Иллюзия, которой всех лишил взрыв в церкви Киркволла — и вину за это, эту вспыхнувшую направленную злобу, уже никак не смыть и не отвадить. Как с таким живётся? Смог бы он сам с таким жить?..

Каронел сам жил как Страж намного дольше, чем как маг, нервно скрывающийся от храмовников, но он прекрасно помнил, как это было. Он видел, как боялась их Валья, кусая губы, бледнея и замкнуто отводя глаза. Всё это действительно было неправильно, нечестно, все это превосходство и принижение. И всё же он, вспоминая бесчисленные разговоры и споры даже, вспыхнувшие по-новой с прибытием в Вейсхаупт особых гостей — а личности их никто, особенно Командор Серых Ферелдена, и не скрывал, — был глубоко не уверен, что оно того стоило. Может, когда они доживут до следующих лет, на всё это будут смотреть другими глазами. Может быть.

Но сейчас перед ним стоял совсем не глубоко философский вопрос о справедливости и ее месте в этом мире. Вернее, даже не вопрос как таковой. Постучав в дверь и выждав положенное время на вежливость, Каронел поудобнее перехватил под руку небольшую корзинку с едой и потянул за ручку. Покои, отведенные "гостю Вейсхаупта", не охранялись — вот ещё не хватало бы кому-то торчать тут день-деньской, — но магу настоятельно рекомендовалось никуда не выходить без сопровождения. Настолько настоятельно, что проще сказать — запрещалось под страхом причинения еще больших проблем и злоупотребления гостеприимством. На счастье как Андерса, так и его героя-покровителя, Первый Страж предпочитал не делать ничего, игнорируя дилемму отношений магов и Церкви до поры до времени — как, впрочем, и случай фактического дезертирства из рядов Ордена и неповиновение приказам. Тем не менее, в Вейсхаупте, несмотря на довольно разные реакции Стражей, Андерс был в большей безопасности, чем во многих других уголках Тедаса.

— Добрый день, — Каронел приветливо улыбнулся, делая шаг вперёд с корзинкой на перевес. Запрет выходить из личных покоев предполагал изоляцию и от столовой в том числе. — Всё в порядке?..

Отредактировано Caronel (2018-04-17 04:23:46)

+2

3

Небо было желтым из-за песчаной бури, желтым и мутным. Андерс открыл окно всего на несколько минут, чтобы проветрить комнату, и на всех поверхностях остался слой песчаной серой пыли.
Андерфелс, о котором он столько слышал в детстве, оказался совсем не приятным местом. Не то чтобы он ожидал увидеть цветущие сады и радостных людей, но в рассказах отца все казалось очень героичным, куда ни плюнь – попадешь в воина, святого или серого стража, а каждый десятый с вероятностью окажется живой легендой. Но за время, что они шли к Вейсхаупту, ему довелось увидеть в основном нищих и фанатиков. После Антивы с её густым, сладким запахом цветов, фруктов, морской воды, цветной плиткой на улицах и карнавальными шествиями, Андерфелс казался особенно унылым. Унылым было и то, что Гаррет большую часть времени проводил с другими стражами и не особо охотно делился с ним информацией, о собственном же участии в серостражеских делах можно было даже не заикаться: скажи спасибо, что живой и не прикован ни к чему и ни к кому цепью. Потому что выходить без сопровождения нельзя. Никуда нельзя. Никак нельзя.
Он бежал из Круга, бежал от серых стражей, спровоцировал разрушение города и множество невинных жертв, чтобы быть свободным, чтобы другие были свободны. И вот, пожалуйста: пока он рвал одни цепи, любовь набрасывала на его шею и запястья, виток за витком, тонкие серебряные струны. Не видимы. Не ощутимы. Но впиваются в кожу до крови, стоит только отойти.
«Связан без цепи, надежней всяких ритуалов», — думал невесело Андерс, и духу было нечего возразить. После выполнения миссии Справедливость практически не давал о себе знать. Андерс знал, что тот никуда не делся, он ощущал его присутствие, ему все так же легко было касаться Тени, чтобы зачерпнуть сил для исцеления, однако двойной поток мыслей казался ровным. Его не разрывало изнутри так же, как раньше. Возможно, не в последнюю очередь из-за того, что они держались подальше от всего, что могло спровоцировать вспышку гнева. Возможно, медитация, дыхательные упражнения и успокаивающий чай. Возможно, дух исполнил свою миссию. Возможно, нет уже никакого Андерса, есть память, набор реакций и привычек, и спящая до поры Месть. Как заложенная бомба. Такие мысли тоже приходили в голову. Андерс пугался их и шел пить чай.
Но здесь, в крепости, привычные способы сохранения внутреннего равновесия грозились полететь в бездну: слишком уж взгляд с высоты и запрет покидать помещение напоминал о Круге. Слишком уж тяжелые взгляды его окружали.
«Ты взорвал Церковь, ты убил сотни гражданских, ты спровоцировал восстания, ты убил своих братьев по ордену», — виделось Андерсу в каждом взгляде. Оправдываться уже не было сил, да и желания тоже не было никакого. Они уже осудили его и вынесли ему приговор. Для этого людям никогда не надо было долго думать.

Стук в дверь вызвал глухую волну раздражения, которую удалось пригасить. Андерс сполз с кровати, сунув книгу под подушку и приготовился встречать гостей. Кусланд и Хоук не имели привычки стучать – значит, кто-то из стражей, и судя по времени – сейчас ранний обед, именующийся здесь завтраком.
— Приветствую, — ответил Андерс вошедшему в комнату эльфу-стражу. Язык не поворачивался назвать день добрым, — Все ли в порядке? О, смотря какой ответ тебе нужен: вежливый или честный. Если вежливый, то конечно, сэр страж, все в полном порядке. Если честный, то – конечно, сэр страж, я наслаждаюсь красотами Андерфелса из этого чудесного окна этой чудесной комнаты, я все ещё жив, цел и относительно при своём уме, у меня даже есть книга и вот ты принес еду, это всё совершенно не похоже на Круг магов, из которого я с таким упорством сбегал и который оставил мне душевную травму на всю мою проклятую жизнь, абсолютно никаких ассоциаций, — целитель ухитрялся говорить насмешливо, но вместе с тем не зло. Уставший, саркастический, смеющийся над окружающим миром и в первую очередь – над самим собой, он мало походил на фанатика, легко разрушившего столько жизней, —  Однако можно ли желать большего, находясь в моей ситуации, учитывая, что это даже не одиночная камера? – Андерс усмехнулся, поводя плечом, — Не думаю. Что ты принес? – поинтересовался мужчина с непосредственностью и своеобразной вежливостью кошки, немедленно сующей нос в свежепринесённую с рынка корзину.

Отредактировано Anders (2018-04-18 22:19:30)

+2

4

Пройдя на несколько шагов в комнату по покрытому серой пылью полу, на котором остались от этого узкие следы, Каронел с некоторым удивлением в этом жесте немного опустил корзинку и огляделся. Плотные ставни на окнах Вейсхаупта были не просто так — и даже они в сезон пыльных бурь не спасали полностью: песок сочился сквозь все, даже самые мелкие щелки, не взирая на высоту. Хотя у подножия скалы, бывало, разыгрывались такие бури, что заметало хлеще чем снегом. Но до разгара этой напасти и песка во всех складках не только местности еще было время — то, что творилось за ставнями сегодня с утра, было простой репетицией проблем, от которых все бежали в глубину Вейсхаупта. Во внутренних дворах массивного замка, способного уместить в себе несколько тысяч человек, так отчаянно не пылило. Именно поэтому свободными оставались все более-менее обставленные комнаты в крайних коридорах. Инцидент с открытыми окнами, — догадаться было несложно, — похоже, случился какое-то время назад, и налетевшая в комнату пыль по большей части успела осесть — однако открытая дверь и движение воздуха снова подняли с пола легкую взвесь. Каронел прищурился от зуда в носу и чихнул, склоняя голову к плечу и зажмуриваясь.

— Ага, я вижу, — откликнулся он, тем не менее, с легкостью тона на упомянутое наслаждение "красотами Андерфелса", тем временем подходя к столу и ставя на него корзинку. Отчаянно хотелось потереть нос и глаза кулаком, но Страж знал, что станет только хуже, потому предпочёл настырно проморгаться. И, заглядывая внутрь, дружелюбно перечислил всё, что сам туда складывал ещё на кухне. — Свежий хлеб, козий сыр, вареные яйца, вода и... яблоки! Яблоки тут бывают нечасто, скажу я тебе. Тебе повезло очутиться в Вейсхаупте в сезон сбора урожая, — эльф вынул себе одно из припасённых трёх и отступил, оставив корзину в распоряжении Андерса и поискав взглядом место, куда бы присесть или опереться, чтобы не торчать посреди комнаты. Но стул, как и стол, как и пол, были ощутимо сероваты, и Каронел не соблазнился.

— Ну ты и напылил тут, — без укора, скорее с веселым сочувствием прокомментировал эльф, кусая яблоко. Он в общем-то уже позавтракал, но как отказаться от такого удовольствия свежих фруктов, пока можешь себе позволить? — Хорошо, что аллергия у тебя только на Круги, а не на пыль, — улыбнулся остроухий и тут же внимательно осведомился. — Не тяжело дышать? Служанок тут нет, всё самому выметать придётся, — Страж снова хрустнул яблоком. — М, позволь спросить. Ты зовешь себя Андерсом... но ты не андерец и никогда здесь не был? — "И не знаешь, что делать, когда снаружи песок метёт." — Почему тогда?

Голубые глаза с едва ли различимыми в приглушенном свете вкраплениями золота с любопытством смотрели на мага. Революционера. Того, из-за кого всё. Но видели, хоть убей, всё равно такого же человека, как и все остальные. Настолько странное это было наблюдение, что Страж не мог отказать себе в любопытстве хотя бы просто рядом постоять вместо того, чтобы развернуться и хлопнуть дверью, снова оставляя сего спорного и возмутительного для многих индивида в одиночестве.

0


Вы здесь » Dragon age: final accord » Воспоминания прошлого » Инстинкт исчезновения [Царепуть 9:41]